История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Блеск и нищета Элизабет Кингстон

Не было бы в мире России, не было бы у нас такого восхищения перед «таинственным и прекрасным» Западом (при настороженности перед ним и недоверии к нему), не вошла бы в историю Элизабет Кингстон. Правда, в памяти человечества она осталась не как героиня или благодетельница человечества, а как обманщица, щеголиха и авантюристка.

Пятилетняя дочь полковника Элизабет Чадли осиротела в 1726 году. Мыкаться бы бедной девочке по свету в поисках помощи добрых людей, если бы не ее природная красота. Лиз с детства была очень хорошенькой: пышечка (согласно моде тех дней), голубоглазая, с нежным и невинным взглядом. Когда она превратилась в очаровательную девушку, ей, благодаря знакомствам при дворе, удалось устроиться фрейлиной к принцессе Уэльской. Другая бы удовлетворилась такой удачей. Но только не честолюбивая Чадли. Она была алчна до денег и титулов.

Уж замуж невтерпеж

Итак, придворная должность показалась нищей бесприданнице жалкой подачкой. На таких пустяках она останавливаться не собиралась. Роман с герцогом Гамильтоном принес ей разочарование - вероломный аристократ и не собирался жениться на хорошенькой пышечке-фрейлине. Пришлось подбирать тот кусок, который предоставила судьба. Чадли быстро и тайно обвенчалась с неким Гервеем, младшим братом графа Бристоля. Не бог весть какая партия, но лучше уж так приобщиться к сонму аристократов, чем никак вообще. Замужество пришлось держать в тайне - новоявленная миссис Гервей боялась потерять «штатное место» при дворе. В итоге выяснилось, что брак был ошибкой. Венчание не добавило Элизабет знатности.

Хищная девушка отправилась на поиски более крупной дичи. До того как подвернулась подходящая партия, миловидной Элизабет для поправки бюджета пришлось даже стать «героиней» дешевых эстампов, на которых она предстала с обнаженной грудью...

Но зверь все-таки прибежал на ловца. В прелестницу без памяти влюбился престарелый герцог Кингстон. К ужасу его родных. Те всячески пытались препятствовать женитьбе пылкого старичка. Они даже раскопали сведения о не расторгнутом браке Элизабет с Гервеем. Но какое там... Богатый старец совсем потерял голову. Только в 1769-м суд признал-таки Элизабет свободной. И она обвенчалась с терпеливо ждавшим ее старцем Кингстоном. Счастью влюбленных не было бы предела, не умри супруг через четыре года после венчания. Состояние он, естественно, оставил безутешной жене.

Поздновато, конечно, но мечты Элизабет сбылись. Став богатой женщиной, она развернулась не на шутку. Правда, были небольшие неприятности: родные покойного мужа еще раз предприняли попытку уличить безутешную вдову в двоебрачии. Но тщетно. Состоятельная теперь женщина смогла разбить их в английском суде в пух и прах. Кроме того, в завещании старика Кингстона было указано: миссис Кингстон может пользоваться его деньгами, только оставаясь вдовой. Но на такие мелочи новоявленная богачка внимания не обращала.

На край Европы

Помотав нервы в английских судах, миссис Кингстон отправилась колесить по Европе. Но там она все больше чувствовала косые взгляды и шепот за спиной. И решила больше не будоражить общественное мнение. Англичанка купила роскошную яхту. Обставила ее, как дворец. Стены салона на судне она украсила картинами из фамильного замка покойного супруга.

Элизабет Кингстон «в полной экипировке» отбыла в самый дальний уголок Европы - туда, где о ней еще не слышали, - в Санкт-Петербург. Перед отплытием аристократка провела небольшую «артподготовку»: она смогла войти в доверие к русскому посланнику, который помогал императрице Екатерине II собирать коллекцию картин для Эрмитажа.

«Плавучий дворец» причалил к берегам Санкт-Петербурга в 1777 году. Подготовленные лондонским русским посланником сановитые соотечественники встречали корабль восторженно. В России никто не смел усомниться в подлинности титула герцогини Кингстон. Не так часто в северные края заезжали доброжелательно настроенные английские аристократы.

Екатерина II настолько заинтересовалась «корабельной» коллекцией картин, что приняла Кингстон у себя в Царском Селе. Петербургская публика дивилась на заморскую знаменитость.

Первое время заезжая знаменитость почему-то никому в России не казалась фигурой опереточной.

Была еще одна причина восторженного приема миссис Кингстон в России. В тот момент в моду у нас вошло все английское. Англомания и англофилия набирали обороты - визит «настоящей» британской аристократки оказался донельзя кстати. О жизни в Туманном Альбионе у Элизабет допытывался сам главный фаворит русской царицы князь Потемкин.

О таком теплом приеме Кингстон не смела даже мечтать. Российские газеты сообщали: в Санкт-Петербург прибыла особа, состоящая в родственных отношениях с членами английской королевской династии.

Впрочем, именно она рассказала русским о чудо-часах, которые умеют делать европейские кудесники. Согласно легенде, именно после разговора с Элизабет Потемкин заказал в Европе для Эрмитажа знаменитые часы «Павлин».

Герцогиня вовсю кокетничала с Потемкиным. Но тот был совсем не глуп: выудив из англичанки всю нужную информацию, он исчез с ее горизонта. Он предпочитал иметь дело или уж с самой русской царицей, или с кем-нибудь помоложе. А обильно накрашенная, толстая и немолодая Кингстон его совсем не вдохновляла. Тогда хитрый фаворит Екатерины II познакомил Элизабет со своим молодым адъютантом Михаилом Гарновским.

Деловая женщина

Миссис Кингстон еще раз удивила русских дворян тем, что она приобрела земли в Прибалтике и открыла на них винокуренный завод. Затем купила кабак в Петербурге, где продавала продукцию своего предприятия.

Также Элизабет купила на свое имя имения в России и землю в Петербурге для строительства на ней дома.

На некоторое время герцогиня покинула Россию - теперь она обратила свои взоры на Речь Посполитую. Там она также выдала себя чуть не за посланницу английского двора и пыталась завести «бизнес», опираясь на местную аристократию.

Но и тут авантюристку ждало разочарование. До российской столицы дошли слухи об авантюристке, выдающей себя за английскую аристократку. В России миссис Кингстон теперь оказали корректный, но холодный прием.

Неудачи на деловом и личном фронте вынудили оскорбленную англичанку покинуть Россию. Во Франции она в 1788 году скоропостижно скончалась.

Бойкий Гарновский не отходил от умирающей герцогини. Такое внимание помогло ему получить 50 тысяч рублей, которые он быстренько обратил в российские имения покойницы и доходы от прибалтийского «бизнеса», которые ему уже никак не полагались.

Вступивший к тому времени на престол император Павел прямо-таки оторопел от наглости Гарновского. И отнял состояние у обнаглевшего адъютанта Потемкина.

Что в Санкт-Петербурге осталось в память обо всей этой истории? Во-первых, два экспоната в Эрмитаже: лохань с гербом Кингстона и две серебряные вазы из его же коллекции. Во-вторых, палаты, которые строила для себя в столице России герцогиня Кингстон. Это здание на углу набережной реки Фонтанки и Измайловского проспекта по адресу Измайловский проспект, дом 2 до сих пор иногда называют «домом Гарновского».

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: