История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










В плену искусства

Сегодня вряд ли кого-то можно удивить тем, что некая женщина посвятила свою жизнь искусству. А в XVIII веке, на который пришлась основная часть жизни живописца Анжелики Кауфман, дама с кистью была явлением странным.

В XVIII веке ремесло художника считалось исключительно мужским занятием. Чтобы посвятить себя рисованию, от представительницы прекрасного пола требовался прямо-таки подвиг самоотречения.

Суровая длань

Это отлично понимал отец Анжелики Кауфман. И требовал от талантливой дочери именно самоотречения. Итогом подобного воспитания стала хоть и долгая, но очень грустная жизнь художницы.

Отношение к одаренным женщинам того времени очень ясно выразил великий немецкий поэт Гете, говоря как раз о Кауфман: «У нее огромный и для женщины невероятный талант». Тут ключевые слова, конечно, «для женщины». Мол, странно встретить талантливую представительницу прекрасного пола. Под этим знаком и прошла жизнь Анжелики.

А тут еще ее угораздило родиться в семье неудачливого живописца Иосифа Иоганна Кауфмана. Анжелика появилась на свет в швейцарском городе Кур в 1741 году. Семья была нищей, потому что Иоганн не особо преуспевал на своем профессиональном поприще. Причиной неудач были не интриги и не мрачный фатум, а элементарная бездарность художника.

Но к концу 1740-х годов в его жизни забрезжила надежда. Удача пришла, как это нередко бывает, с совершенно неожиданной стороны. Анжелика, маленькая дочка, которая вечно торчала на чердаке, переоборудованном под мастерскую (отец не понимал, что ее так тянет в эту захламленную комнату под крышей), стала буквально выхватывать из рук отца кисти и карандаши. Вскоре девочка начала выводить на холстах очаровательные фигурки. Иоганн безошибочно почувствовал: перед семьей вскоре откроются новые - и весьма радужные - перспективы.

Отец часто возил ее в Италию. В этой стране, воздух которой буквально пропитан искусством, талант Анжелики развивался очень стремительно.

Она выросла очень симпатичной девушкой. Вот как описывал ее современник: «Ее фигура была очень пропорциональна, хотя и не очень высока. Цвет лица свежий и цветущий, черты правильные, милый рот, ослепительные зубы. Особенно ее наивные, живые глаза обладали такой магической прелестью, что тот, кто ее не знал, не мог себе представить, как много говорил ее взгляд».

Казалось бы, такая прелестная девушка могла бы прекрасно сочетать занятия живописью с приятным времяпрепровождением в обществе поклонников. Но деспотичный Иоганн желал выжать все возможное из жемчужины, которая попала ему в руки.

Он заставлял девочку прогуливаться по берегу озера Комо и предлагать разным людям нарисовать их портреты за небольшую сумму денег. И люди соглашались, ибо портреты выходили отличные, выразительные. Моделью согласился стать даже местный епископ. Часто девочка получала за свой труд лишь конфеты. Но Иоганн понимал: нужно радоваться любому гонорару. Дочке надо оттачивать свое мастерство. Он методично и жестко лепил из Анжелики профессиональную художницу. Так очень часто ведут себя родители, которые сами не состоялись в той или иной специальности и в итоге компенсируют свои профессиональные неудачи за счет детей.

Анжелика была покладистой девочкой. Дни и ночи она проводила за мольбертом, совершенствуя технику живописи под руководством придирчивого отца. И, конечно, такой труд вкупе с талантом принес свои плоды. Притом - совершенно фантастические.

Иоганн не жалел денег на свой проект, хоть и был стеснен в средствах. Он отправился с Анжеликой в новое долгое путешествие по Италии. Он показал дочери все самые прекрасные города страны и работы всех самых известных мастеров.

Живопись - и только!

А тут еще у одаренной девушки обнаружился прекрасный голос оперного тембра. Вместе с этим открытием к Кауфман пришла первая настоящая любовь в лице молодого музыканта, который умолял Анжелику уити вместе с ним и посвятить себя карьере певицы.

Папаша Кауфман заволновался: что же это - зря он старался? Все вложения были впустую? Но хитрый Иоганн быстро нашел выход из положения. Он «напустил» на набожную дочь ее же духовника. Святой отец быстренько убедил Анжелику в греховности актерской жизни и в том, что, выбрав музыку, девушка сильно рискует. Покорная дочь осталась с отцом. А влюбленный музыкант исчез из ее жизни.

Грустная история нашла воплощение в творчестве. Анжелика написала автопортрет с музами Живописи и Музыки. На ней она изобразила себя, склоняющейся все-таки к музе Живописи.

После того как выбор был сделан, мир как будто бы почувствовал, сколь незауряден талант Анжелики. Заказы сыпались на нее, как из рога изобилия. Теперь все представители знати хотели, чтобы их портреты писала только Кауфман. Почему именно она? Ведь не только же внешняя миловидность и обаяние художницы привлекали клиентов? Конечно, нет. Анжелика каким-то, почти мистическим способом умудрялась изображать на своих полотнах людей так, что даже от некрасивых моделей исходил какой-то внутренний свет, их лица выглядели исполненными обаяния. При этом художница не приукрашивала реальность.

Триумф с горечью

Слава женщины-живописца росла. Началось ее триумфальное путешествие по Европе. Ее теперь хотели видеть при своих домах самые богатые аристократы. Кауфман останавливалась в том или ином дворце на некоторое время. «Обрисовывала» всю аристократическую семью, получала солидный гонорар и отправлялась к следующему заказчику.

В 1766 году Анжелика приняла многочисленные приглашения англичан и переехала в Лондон. Там она достигла просто небывалого успеха. И не только как художница. В столице Великобритании в нее влюбился сам великий художник Джошуа Рейнольде, будущий президент Королевской Академии художеств. Он предложил Анжелике руку и сердце. И она опять отказала - теперь в страхе перед тем, что ей будет неуютно в тени знаменитого таланта. Возможно, подобное решение было принято не без вмешательства деспотичного папаши Кауфмана. Старик боялся получить в зятья такого влиятельного живописца. Вдруг под его давлением Анжелика перестала бы рисовать? Кауфман привык свободно распоряжаться деньгами, которые зарабатывала его трудолюбивая дочь.

Вскоре весь Лондон был у ног Анжелики. Она теперь писала портреты исключительно монарших особ.

Появился у Кауфман и новый поклонник - тонкий ценитель искусства. Звали его граф Хорн. Английская знать пребывала под обаянием этого аристократа - тонкого ценителя искусства.

И опять старик отец пытался отговорить дочь от романа. Тут всегда кроткая Анжелика взбунтовалась. Она влюбилась по-настоящему.

Однажды граф пришел к любимой и разрыдался: он сообщил ей, что некие злоумышленники собираются расправиться с ним. И только близость Кауфман к королевской семье может уберечь его от расправы. Он на коленях умолял Анжелику выйти за него: мол, статус супруга признанной художницы спасет его от верной гибели.

Наивная женщина поверила Хорну. Между прочим, он не был художником, а следовательно, не мог составить Кауфман никакой профессиональной конкуренции...

Вскоре выяснилось, что Хорн - авантюрист, живущий под чужим именем. Насилу удалось добиться от него развода. Эта история как ни странно, способствовала моральному росту художницы. Она разочаровалась в свете. Но ее другом стал великий поэт Гёте. Его портрет кисти Кауфман выставлен в музее поэта в Веймаре...

Вновь замуж Анжелика вышла в 1781 году. Мужем ее стал неодаренный и не самый умный художник Антонио Цукки, который был старше ее на 13 лет. Зятя выбрал Иоганн Кауфман: при Цукки он мог не бояться ни за деньги семьи, ни за свою власть над дочерью.

Супруги переехали в Рим, где Анжелика продолжила свой неустанный труд. Одному богу ведомо, сколько портретов представителей аристократии она там написала...

Мужа она не любила, поэтому счастлива с ним быть не могла. В 1795 году Антонио умер.

Вместе с одиночеством в жизнь Кауфман вошли и политические катаклизмы. Революция и пришествие Наполеона окончательно подорвали ее расшатанное тяжким трудом здоровье. Время изысканных аристократов подошло к концу.

В 1807 году Анжелика скончалась. Родственника, который ухаживал за ней, она попросила прочитать ей перед смертью стихи немецкого поэта Христиана Геллерта.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая












Интересные сайты: