История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Жизнь и смерть Эдит Кэвелл

В эти дни и Великобритания, и Бельгия отмечают скорбную дату — 100 лет со дня смерти замечательной женщины, героини обеих стран Эдит Кэвелл. В Бельгии при участии представителей английской и бельгийской королевских фамилий прошло открытие памятника, в Норфолке, на родине героини, открылся посвящённый ей музей. К памятнику Эдит в Лондоне принесли цветы горожане, среди которых — медики и военные. Поминальные мероприятия прошли и в других городах Британии.

Истинный смысл патриотизма

Минул целый век с того дня, когда совершилось это злодеяние. Его жертвой стал всего один человек, но всколыхнуло оно весь мир. Ранним утром 12 октября 1915 года по приговору германского военно-полевого суда была казнена медсестра Эдит Кэвелл. Бесчеловечная акция совершилась в Бельгии, но погибшая от немецких пуль женщина была англичанкой. Совсем немного не дожила она до своего 50-летия. Её жизнь служит доказательством того, что даже на войне есть место милосердию и доброте. Она словно призывает задуматься об истинном смысле патриотизма.

Эдит Кэвелл родилась в 1865 году в семье викария. Окончила школу сестёр милосердия. С 1906 года жила в Бельгии. В Брюсселе она, уже опытная медсестра и хороший организатор, несколько лет работала в школе медсестёр, делилась опытом с персоналом бельгийских клиник, проводила вакцинацию и консультации в десятках школ и детских садов. Активно участвовала Эдит и в создании школы медсестёр L'Ecole Beige d'lnfirmieres Diplomees on the Rue de la Culture, которой затем и управляла.

Вторжение

Эдит Кэвелл

1 августа 1914 года немецкие войска вторглись в Люксембург, а на следующий день правительство Германии выдвинуло ультиматум Бельгии — пропустить немецкие войска к границе с Францией. На размышление давалось 12 часов.

Бельгия ответила отказом. Далее события развивались стремительно: Германия объявила войну Бельгии, и уже 4 августа немецкие войска вступили на её территорию. Король Бельгии обратился за помощью к Великобритании, в ответ английские войска высадились на континент. Общими усилиями английских, бельгийских и французских войск удалось достичь определённых успехов, но большую часть страны, включая Брюссель, оккупировали немцы. Так англичанка Эдит Кэвелл оказалась в тылу германских войск.

Медицинский институт был превращён в госпиталь Красного Креста и оставлен на попечение Кэвелл. Здесь делали всё возможное для спасения жизней раненых независимо от того, к какой из сражающихся армий они принадлежали. Пациентами становились английские, французские и бельгийские солдаты и офицеры, как и их противники — немцы. Госпиталь имел нейтральный статус. Но стать нейтральной Кэвелл не смогла. Она, как и остальные сотрудники госпиталя, лечила раненых, спасая их жизни, помогая с реабилитацией без каких-либо национальных различий.

Однако различия были в дальнейшей судьбе выздоровевших солдат. Немецкие солдаты после лечения, в зависимости от состояния их здоровья, отправлялись на родину или для продолжения службы на фронт. А излеченных солдат армий союзников ждали немецкие лагеря военнопленных, где в живых мог остаться далеко не каждый. И Кэвелл делала всё возможное для того, чтобы спасти их и вернуть в строй продолжающих сражаться армий.

Она создала в госпитале подпольную группу, задачей которой стало спасение от плена раненых солдат союзных армий. После выздоровления их прятали в зданиях госпиталя, Кэвелл выписывала им фальшивые документы, по которым тайно переправляла на территорию соседней нейтральной Голландии.

В условиях военного времени такая деятельность была смертельно опасна. Тем не менее подпольная группа успешно действовала почти год — до августа 1915-го, успев спасти более 200 человек. Однако в конце концов о враждебной, по мнению немцев, деятельности группы и её руководительницы стало известно оккупантам. Их выдал некто Гастон Киан. Позже он был осуждён французским судом. 3 августа 1915 года Эдит Кэвелл и несколько её помощников были арестованы.

Сначала их содержали в общей камере, затем Кэвелл перевели в одиночку. На допросах она ничего не отрицала, говорила прямо, что действительно помогала солдатам союзных армий покинуть зону немецкой оккупации. Точное число спасённых Эдит не назвала. Не все из них были солдатами, некоторые бельгийские граждане призывного возраста покидали страну, чтобы избежать службы в германской армии.

Жестокий приговор и призыв к милосердию

7 октября Кэвелл предстала перед германским военно-полевым судом. Её обвинили в шпионаже (впрочем, это нелепое обвинение было сразу же снято), измене и содействии побегу пленных солдат вражеских армий. На суде Эдит сказала:

— Я делала лишь то, что как англичанка сочла своим долгом.

И суд вынес приговор — смертная казнь.

О страшном приговоре стало известно за рубежом. Великобритания резко осудила такой приговор женщине, которая спасала жизни, в том числе и немецких солдат. В защиту Кэвелл выступили государственные деятели и общественность многих нейтральных стран. Они призвали немецкие власти проявить гуманность и снисхождение в отношении женщины. Пока ещё нейтральные США имели дипломатическую миссию в Брюсселе. Её первый секретарь Хью Гибсон дал понять германскому правительству, что казнь медицинской сестры сильно повредит репутации Германии во всем мире, что «после этого на Германию будут взирать с ужасом и отвращением. Ведь Кэвелл — всего лишь медицинский работник, в немецких солдат она не стреляла». Немцы ответили: зато теперь в них будут стрелять те 200 человек, которых она переправила за границу. А по законам военного времени помощь армии врага наказывается только смертью.

Ходатайствовал о помиловании Эдит Кэвелл также и испанский посланник в Берлине. Даже папа римский, который традиционно избегает вмешательства в мирские дела, особенно во время войн, направил в Берлин телеграмму кардиналу Гартману с требованием выразить кайзеру протест против убийства женщины. Но всё было тщетно.

В условиях войны каждое государство прежде всего озабочено тем, как спасти себя, или победить врага, или хотя бы уцелеть в кровавой мясорубке. Ради этого приносятся в жертву тысячи жизней собственных подданных, о жизнях чужестранцев и говорить не приходится. Какое уж тут милосердие?

Привести приговор в исполнение приказал военный губернатор Брюсселя, генерал фон Зауберцвайг. Вечером накануне казни исповедовать Эдит пришёл армейский капеллан. Она была совершенно спокойна и ответила священнику так:

— Быть просто патриотом недостаточно. Необходимо ни к кому не испытывать ни ненависти, ни ожесточения.

Именно эта простая фраза в будущем стала крылатой и выбита на постаменте лондонского памятника Эдит Кэвелл.

12 октября 1915 года Кэвелл вывели на расстрел. Ей предложили повязку на глаза. Эдит отказалась, она стояла и спокойно смотрела в глаза целящимся в неё солдатам. Их было восемь, и никто не промахнулся.

О расстреле сразу же стало известно во всем мире. «Варварство, зверство, полная потеря человеческого облика» — такими были оценки этого преступления в прессе разных стран.

Расстреляв Кэвелл, немцы, сами того не желая, сделали её культовой фигурой — символом мужества, героизма, самоотверженности. Если при жизни о ней мало кто знал, то после смерти Кэвелл обрела славу патриота и мученицы. Многие художники изобразили её на открытках, разошедшихся по всему миру.

В то же время Германия казнью этой благородной женщины основательно испортила свою репутацию и осложнила собственное положение на фронтах продолжавшейся войны. Казнь Эдит Кэвелл вкупе с потоплением немецкой подлодкой пассажирского судна «Лузитания» стала для правительства США поводом для объявления войны Германии. Негодование, вызванное казнью Кэвелл, выразилось ещё и в усилении притока добровольцев, горящих желанием отомстить за её смерть. Обсуждалась даже мысль организовать из них особый «полк Эдит Кэвелл».

Память людская

Сегодня именем Эдит Кэвелл названы площади и улицы многих европейских городов, а также многочисленные госпитали и медицинские колледжи.

В Скалистых горах Канады широко известна одна скала. Когда-то индейцы называли её Белый Призрак. Покрытые снегом крутые склоны величественно возвышаются над окружающим пространством. Со времён окончания Первой мировой войны, в которой участвовала и Канада, гору стали называть пик Эдит Кэвелл. О жизни и подвиге Кэвелл было снято три художественных фильма, написано несколько книг.

Сразу после гибели Эдит в разных странах её именем стали называть новорождённых девочек. Одна из них нам известна — это родившаяся в конце 1915-го Эдит Пиаф.

Константин РИШЕС



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая










Сообщество в G+