История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Пантеон материнской любви

Вдохновение дарят музы. Очень часто такими музами становились жены или мужья известных людей, посвятивших свои жизни искусству. Но в случае со знаменитой модисткой Жанной Ланвен все было куда интереснее. Сначала она вдохновляла себя сама, а затем музой модельера стала ее дочь.

Французский модельер Жанна Ланвен никогда не пыталась эпатировать публику, как ее коллеги по цеху Пако Рабан или Вивьен Вествуд. Более того, Ланвен одной из последних решилась отрезать юбки до колена - уже когда этого не делал только ленивый. Все объясняется просто: источником вдохновения для модельера стала ее собственная дочь. Стиль Ланвен отвечает на вопрос о том, какой любящая мать хочет видеть свою девочку: уж точно не в эпатирующих и откровенно демонстрирующих сексуальность нарядах.

Модистка от бедности

Будь в семье журналиста Константа Ланвена побольше денег, его старшая дочь Жанна, родившаяся 1 января 1867 года, наверняка получила бы основательное образование, которое позволило бы ей пойти, к примеру, по стопам отца. Но все сложилось иначе.

Чета Ланвен оказалась очень плодовитой: после Жанны на свет появился еще десяток потомков. Так что ни о какой систематической учебе не могло быть и речи. Жанна с детства проявляла интерес к тому, как выглядят люди. Она чуть ли не с 12-летнего возраста обшивала всю семью. Впрочем, в конце XIX века этим умением удивить кого-либо было сложно. Поражало другое: девочка-подросток бросала лишь беглый взгляд на какую-нибудь разряженную даму, а возвратившись домой, мадемуазель Ланвен легко конструировала выкройки и по ним шила наряд, в точности повторяющий увиденный.

Вскоре одаренная Жанна устроилась в шляпную мастерскую: она придумывала фасоны шляпок для клиентов, мастерила головные уборы и бегала по всему Парижу, разнося готовые шляпки заказчицам (транспорт был девочке не по карману). На рубеже столетий шляпка была обязательным аксессуаром для женщины, принадлежащей к любому классу. Шляпка говорила и о последних веяниях моды, и о вкусе ее обладательницы, и об уровне ее достатка.

Ланвен сразу же стала придумывать свои собственные модели головных уборов. Тогда уже начал зарождаться фирменный стиль модельера - сдержанная романтичность. Жанну воротило от модных одно время шляп, похожих то ли на оснащенные парусники, то ли на обильно украшенные торты... Скромность быстро вошла в моду - от клиенток не было отбоя. Хозяин ателье не мог нарадоваться на талантливую и расторопную работницу. Он отправил ее учиться в Испанию.

Престижный мастер

Жанна Ланвен с дочерью Мари-Бланш Маргерит

В 1890 году Жанна открыла собственное ателье. К тому моменту число ее клиенток уже исчислялось сотнями. За свою работу Ланвен брала недешево. Зато шляпки у модной мастерицы заказывал теперь весь высший свет Парижа. Вот тут, помимо таланта, проявились незаурядные деловые качества модельера. Жанна, в отличие от большинства коллег, не лебезила перед заказчиками и не расхваливала свои творения. Она просто знала цену им и себе.

Ланвен отличали молчаливость и аристократизм. Как ни странно, это привлекало людей. Все видели безупречный вкус Жанны. К тому же не каждому хотелось вести длинные разговоры с модисткой. В эти годы Ланвен избрала раз и навсегда свой стиль работы. Она творила по ночам - в полной тишине и одиночестве. Даже когда в ее бизнесе оказались заняты сотни человек, она не изменила своему стилю.

Тем временем молчаливую талантливую девушку настигли перемены в личной жизни. В 1895 году она вышла замуж за итальянского графа, которого звали, как героя бульварного романа, - Анри-Жан Эмилио ди Пьетро. Молодому человеку импонировала тихая и хорошо воспитанная Жанна. Поначалу он прочил ее себе в любовницы - в то время модно было заводить возлюбленных из среды модисток. Но аристократу не повезло: Ланвен мягко, но решительно отвергла непристойное предложение. Что ж, пришлось жениться. К тому времени в цехах, которые принадлежали Жанне, уже работало множество людей. Теперь модный дом «Ланвен» производил не только шляпки, но и женскую одежду.

Главное событие, коренным образом повлиявшее на карьеру Жанны, случилось в 1897 году: Ланвен родила своего единственного ребенка - дочь, которую назвали Мари-Бланш Маргерит. Девочка стала главной любовью, источником вдохновения и смыслом существования для модельера. Дочь свою Ланвен всегда считала существом прекрасным, исключительным и предназначенным для самой лучшей жизни. А задачей матери было создать такую жизнь для девочки.

Поскольку Ланвен была модельером, начала она с одежды. В то время детские наряды во многом повторяли взрослые. Никому до Жанны не приходило в голову, что одежда для самых маленьких должна быть удобной и не сковывать движения во время игр или прогулок. Вскоре модный дом «Ланвен» начал производить линию таких нарядов, разработанных Жанной.

Цветовая революция

Начало XX века характеризовалось тягой к пастельным, приглушенным тонам, к тканям, которые выглядели как будто вылинявшими. Ланвен произвела настоящую революцию в этой области. Ей предшествовали долгие раздумья о том, как оживить тусклую палитру модных оттенков. За вдохновением Ланвен обратилась к полотнам старинных мастеров. В Италии она увидела картины художника Раннего Возрождения Фра Анджелико и запомнила яркий светло-синий цвет, присутствовавший на его полотнах. Этот оттенок стал фирменным для дома «Ланвен».

Потом в наряды, придуманные Жанной, вошел еще «зеленый Веласкеса». Ланвен несколько разукрасила блеклую моду, а настоящую революцию в области цвета произвела позже ее младшая современница - итальянка Эльза Скиапарелли, которая не боялась, к примеру, не только кричащего оттенка розового, но и его сочетаний с другими яркими цветами...

Стиль же Ланвен - это сдержанность, шелка, мягкие складки и драпировки. Некоторые выходные наряды, придуманные ею, походили больше на дорогие домашние пижамы. Но в этом-то и таилась их прелесть. И, конечно, признаки стиля - цвета, ставшие визитной карточкой модного дома «Ланвен». Тканей, окрашенных в нужные оттенки, нигде не было. Тогда энергичная портниха открыла собственную красильню. Вообще, это был принцип Жанны: если в мире чего-то нет, значит, она должна сделать это сама...

Источник вдохновения

Первый магазин, открытый Ланвен, назывался «Магазин матери и дочери». Его эмблемой стала картинка, изображающая женщину и девочку, одетых в одинаковые платья разных цветов и держащихся за руки.

В 1903 году брак Жанны рухнул - супруг гораздо больше интересовался карточной игрой, чем семьей. Но для Ланвен муж был не самым главным человеком - после рождения Маргерит вся жизнь матери вертелась вокруг нее. Кроме того, Жанна от природы в отношениях с мужчинами была сдержанна и холодновата.

Тем не менее в 1907 году она вновь вышла замуж. На этот раз избранником Ланвен стал журналист Ксавье Меле. С ним Жанна объездила многие страны. Женщина практического склада, из поездок она возвращалась с новыми идеями. Теперь ее платья украшали орнаменты в восточном стиле. А некоторые наряды, придуманные модельером, походили на костюмы исполнительниц фламенко.

Ланвен создавала моду, тонко улавливая дух времени. Например, во время Первой мировой войны, когда все испытывали тоску по мирному времени, Жанна создавала пышнейшие уютные кринолины со множеством оборочек...

Дочь Ланвен росла: она превратилась в хорошенькую девушку с ярко выраженными музыкальными способностями. Благодаря связям матери Маргерит смогла сделать блестящую партию - стала женой графа де Полиньяка. На светские рауты она надевала туалеты, сшитые модным домом матери, тем самым рекламируя его.

Одна из современниц так говорила о Жанне Ланвен: «Она поражала всех своей работой, но на самом деле хотела поразить только свою дочь». Действительно, главным для Жанны было счастье дочери, а не титулы, которые сыпались на нее саму. Даже врученная ей высшая награда Франции орден Почетного легиона - не вызвала у модельера особых восторгов.

Ланвен умерла в 1946 году. Ее дочь вела дела дома до своей смерти в 1958-м. После ее кончины дело пришло в упадок, пока у его руля не встал дизайнер Альбер Эльбаз, который вернул дому «Ланвен» былые славу и величие, сохранив его аристократичный и романтический стиль, некогда придуманный Жанной.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Женщина в истории     Следущая










Сообщество в G+