Как немцев уговаривали сдаться в плен

Автор: Maks Сен 1, 2018

Как известно, война — это не только боевые действия. Задачи психологической обработки противника, его деморализации могут привести к нужным результатам не хуже артобстрелов или бомбардировок. В российских архивах хранятся тысячи листовок, предназначенных для солдат вермахта: командование наших войск стремилось вынудить немцев сдаться в плен — и эта работа была настолько успешной, что пропаганду и агитацию называли третьим фронтом Великой Отечественной войны.

Небогатый опыт

Уже 25 июня 1941 года вышло постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о создании Советского бюро военно-политической пропаганды во главе с начальником Главного политуправления Красной армии Львом Мехлисом. Перед новой организацией была поставлена задача ведения психологической обработки войск противника.

В СССР уже имелся опыт подобных действий. К примеру, во время Гражданской войны из революционного Петрограда в войска Юденича были переправлены свыше 4 миллионов деморализующих листовок. А в 1938-1939 годах, во время боевых действий в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол, были выпущены первые агитки на иностранном (японском) языке. Они уговаривали солдат Страны восходящего солнца бросать оружие и возвращаться домой. Правда, такие призывы оказались не слишком эффективными: согласно архивным документам, из 60 тысяч японских солдат, сражавшихся против войск СССР у реки Халхин-Гол, пленить удалось всего 90 человек, причем только четверо из них пошли на этот шаг добровольно.


Листовки с уговорами сдаться применялись и в советско-финской войне 1939-1940 годов. Солдат Суоми пытались убедить, что большевики — их друзья, ведь они помогли Финляндии добиться независимости. Но и эти агитки не привели к сколько-нибудь заметным успехам.

Пришлось придумать слово

Советские агитационные листовки для немецких солдатС первых же дней работники Советского бюро военно-политической пропаганды начали подготовку агиток для солдат противника. Уже 27 июня была напечатана первая листовка «К немецким солдатам», обличавшая бесчеловечность фашизма. Другая агитка называлась «Ко всем честным мужчинам и женщинам Германии» — и апеллировала к совести немцев, подчеркивая несправедливый характер войны и противостояние Гитлера и народа.

Типовой текст листовок выглядел примерно так: «Долой развязанную Гитлером грабительскую войну! Да здравствует дружба между немецким и русским народами!». Затем подчеркивалось, что солдат гонят на верную смерть, и в конце был напечатан призыв: «Пусть Гитлер и его банда воюют сами, а ты спасай свою жизнь переходом на сторону Красной Армии».

То есть первоначально речь шла не о сдаче в плен — а о том, чтобы вместе воевать против фюрера.

К сожалению, такие призывы совершенно не соответствовали настроениям в вооруженных силах рейха.

Немецкие солдаты не ощущали себя представителями угнетенного буржуазией класса. Им внушили, что они относятся к лучшей в мире нации и, следовательно, должны повелевать остальными. После короткой, как им казалось, войны каждого ждали большой надел земли и работники-рабы, которые обязаны трудиться по причине неарийского происхождения.

Призывы свергнуть Гитлера до поры никак не воспринимались.

Да и стиль первых листовок нельзя было назвать удачным: они выглядели слишком прямолинейными и по сути повторяли сводки Совинформбюро о вероломном нападении Германии.

Кстати, слово «вероломный» в первых агитках встречалось очень часто. Его точного аналога в немецком языке не существовало. Переводчица Фрида Рубинер (уроженка Литвы, член компартии Германии, эмигрировавшая в СССР) предложила вариант wortbriichig, созданный из двух слов: wort — «слово, речь» и briichig -«хрупкий, ломкий». В буквальном переводе эта конструкция означала «сделанный в нарушение слова, клятвы». Позже слово wortbriichig вошло в немецкий язык и сейчас присутствует во всех словарях.

На цветной бумаге

Согласно архивным документам, к августу 1941 года советские политработники выпустили 67 видов агитационных листовок общим тиражом 90 миллионов экземпляров. На составление очередной агитки авторам давались сутки, максимум — двое. Готовый текст обсуждался всем коллективом бюро. Картинками для листовок занималась специально сформированная группа художников, в которую входили такие мастера, как Борис Ефимов и Кукрыниксы (Михаил Куприянов, Порфирий Крылов, Николай Соколов). Агитки в основном пересылались на передовую из центра — но известны случаи, когда в воинские части отправляли матричные клише и тиражи печатали во фронтовых типографиях. Также на многих фронтах (Ленинградском, Карельском, Южном и других) выпускали свои листовки, где общие для подобной печатной продукции призывы дополнялись конкретными фактами.

Любопытно, что более половины всех листовок были отпечатаны не на белой, а на цветной бумаге — специалисты по пропаганде посчитали, что такие агитки привлекут больше внимания.

Пропуск в плен

Стиль листовок резко изменился с началом зимы 1941-1942 годов, когда советские войска нанесли немцам ощутимое поражение под Москвой. Теперь солдат вермахта призывали не воевать против Гитлера, а сдаться в плен и сохранить жизнь ради себя и своей семьи. На агитках появились русские слова «Пропуск в плен», предназначенные для советских военнослужащих, которым следовало предъявить листовку.

Упор делался уже не на классовую солидарность — а на общечеловеческие ценности. На многих листовках цитировались письма, которые немецкие женщины отправляли своим мужьям. При этом для достоверности указывался номер полевой почты (такие письма существовали в действительности, их брали у убитых воинов вермахта). Далее следовали официальное сообщение, что данный солдат погиб, и вывод: если ты не хочешь повторить его судьбу, если тебе дорога твоя семья — сдайся в плен.

Когда мороз не страшен

Известно, что немцы боялись советского плена: им внушали, что там с ними будут обращаться очень жестоко. Пропагандистские листовки старались развеять этот миф. В них объяснялось, что каждый сдавшийся в плен солдат получит хорошее питание, качественное медицинское обслуживание, возможность получать от родных письма и посылки. Особо подчеркивалось, что в лагерях военнопленных нет никаких проблем с сигаретами.

На некоторых листовках размещались реальные фотографии, сделанные в лагере для военнопленных №99, расположенном недалеко от Караганды. На снимках пленные немцы читали свежие газеты и письма из дома.

В другой серии листовок особо отмечались погодные условия русской зимы: «Немецкие солдаты! Посмотрите на эти фотографии. Красноармейцы прекрасно себя чувствуют при 30-градусном морозе, потому что с детства привыкли к суровым холодам и снегу. Мороз и снег — их лучшие друзья. Немецкие солдаты, наоборот, от морозов жестоко страдают. Мороз для них — смерть». Далее следовали слова: «Немецким солдатам, сдавшимся в плен Красной Армии, мороз больше не страшен. Все помещения, в которых они содержатся, хорошо обогреваются».

Ну и, конечно, агитки обращались к семейным ценностям, которые воюющий солдат рискует потерять. В частности, на листовках изображался раненый воин — а рядом картинка, как к его оставшейся дома жене пристает эсэсовец.

Пачки в огороде

Вопреки распространенному мнению листовки, предназначенные для немецких солдат, чаще всего не сбрасывали с самолетов, которые могли сбить, а доставляли на позиции с помощью специальных артиллерийских снарядов.

Впрочем, здесь, как и в любом деле, встречались тактические хитрости.

Газета «Красная звезда» 30 августа 1941 года писала о том, как советские воины распространяют агитки: «Разведчики стараются положить листовки там, где немецкие солдаты, скорее всего, могут появиться в одиночку или небольшой группой. Тогда они не будут бояться прочесть листовку, взять ее с собой, передать другим. Таким местом разведчики лейтенанта Бурова избрали огородные грядки. Придет немец в поисках пищи за уцелевшими огурцами или картошкой — обязательно возьмет листовку. А ходят они сюда в одиночку — лучшего места и не сыщешь».

Конечно, сразу возникает по меньшей мере два вопроса. Каким образом в голодные военные годы в огородах сохранились овощи? И почему немцы, которых хорошо снабжали, вдруг начнут искать дополнительную пищу — тем более непроверенную и потенциально отравленную?

Понятно, что воины поодиночке ходили в огороды не питаться, а ради противоположного физиологического процесса. Но тем ценней придумка наших разведчиков — бумага, которую перед употреблением будут держать в руках, попутно выполнит свою пропагандистскую задачу.

По подсчетам статистиков, во время Великой Отечественной войны было взято в плен около 2,4 миллиона немецких солдат и офицеров, почти 2 миллиона из них через несколько лет вернулись на родину. В Советском Союзе эти люди в основном использовались на строительных работах и содержались в относительно неплохих условиях. Так что листовки, призывавшие их сдаться, почти не обманывали. Третий фронт вел свою войну — и также сумел ее выиграть.

Светлана САВИЧ

, , , ,   Рубрика: Великая Отечественная



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:64. Время генерации:0,599 сек. Потребление памяти:34.25 mb