Как в Москве передвигали дома

Автор: Maks Авг 25, 2018

В 1930-е годы, во время коренной реконструкции Москвы, советские строители провели уникальные работы по перемещению многоэтажных зданий весом в десятки тысяч тонн. При этом транспортировка отдельных домов производились без отключения коммуникаций и выселения жильцов. Такие перемещения объясняли заботой об облике города и его исторических объектах — но так ли это на самом деле? И что оставалось за рамками хвалебных статей в центральных газетах?

Первые опыты

Передвижение архитектурных объектов известно с давних пор. Первая документально засвидетельствованная транспортировка здания состоялась в 1455 году в Болонье — когда под руководством архитектора Аристотеля Фиораванти на 13 метров была перенесена деревянная 24-метровая колокольня при церкви Санта-Мария Маджоре, которая мешала постройке новой ратуши. Колокольню заключили в своеобразную клетку из деревянных брусьев, отделили от фундамента и передвигали с помощью системы канатов и блоков.

В 1812 году в Моршанске русский мастер Дмитрий Петров примерно так же почти на 30 метров передвинул деревянную церковь Николы Чудотворца.

А в 1897 году в Москве был перемещён первый кирпичный дом — небольшой двухэтажный особняк размером 13 на 18 метров и весом в 1840 тонн. Он принадлежал подданной Британской короны Джейн (Евгении) Макгилл, владелице цементного завода на Каланчевской улице. Его передвинули, чтобы расширить пути Николаевской железной дороги. Дом отрезали от фундамента и на специальных катках с помощью лошадей перевезли на расстояние в 100 метров. Здание до сих пор стоит на новом месте, его современный адрес: Каланчёвская улица, 32/61.

Любовь к денатурату

Уже в советское время небольшие каменные строения передвигали в Макеевке (1934 год, вес здания — 1300 тонн) и в Кривом Роге (1935 год, вес здания — 1500 тонн).

Но по-настоящему масштабно эти работы выполнялись в Москве начиная с середины 1936 года. План генеральной реконструкции столицы предусматривал значительное расширение центральных улиц. Многие дома следовало снести, а некоторые решили передвинуть подальше от проезжей части.

Для такой цели была создана специальная организация — Трест по перестройке и перемещению зданий. Главным инженером организации стал специалист немецкого происхождения Эммануил Гендель.

Для приобретения необходимого опыта работники треста передвинули шесть небольших зданий — лабораторию завода грампластинок в Апрелевке и пять строений, мешавших спрямлению русла Москвы-реки в районе Серебряного Бора. Это помогло отработать технологии перемещения. Дома с помощью разрезающего троса отделялись от фундамента и ставились на мощные домкраты. Под зданиями пробивались многочисленные коридоры, куда укладывали шпалы с рельсами и специальными катками. В нужный момент домкраты чуть опускали здание, чтобы оно оказалось на катках и с помощью лебёдок перемещалось в нужном направлении.

Кстати, во время работ возле русла Москвы-реки произошёл курьёзный случай, о котором в советских газетах, конечно, ничего не сообщалось. Из соображений экономии гидравлические домкраты под зданиями заполняли денатуратом. На водном строительстве трудились в основном заключённые, в том числе и уголовники. В первую же ночь, несмотря на усиленную охрану, денатурат был слит из всех подъёмных механизмов. После этого домкраты стали заполнять дорогостоящим глицерином.

Без отселения

Первой серьёзной работой треста стала передвижка дома №77 по улице Осипенко (названной в честь лётчицы, Героя Советского Союза Полины Осипенко, в 1994 году улице вернули прежнее название — Садовническая). Крыло пятиэтажного Г-образного здания мешало строительству нового моста. Было решено разделить дом на две части: короткую оставить на месте, а длинную (44 метра, 8500 тонн) переместить и установить на новый фундамент. Крыло дома переместили на 53 метра по 37 железнодорожным путям — причём без выселения жильцов. Электро — и газоснабжение, телефон, радио, водопровод и канализация продолжали работать — для этого были задействованы гибкие шланги и провода. Газета «Правда» в предваряющей переезд объекта статье от 11 июня 1937 года сообщала, что никто из 600 жильцов во время транспортировки дома не испытает никаких неудобств. А вот о том, что после установки крыла здания на новое место его очень долго подключали к коммуникациям (в частности, к газовой сети эту часть дома присоединили только через полтора года), в прессе, конечно, не было сказано ни слова.

С лёгкой руки журналистов передвижку зданий стали рассматривать как одно из достижений советской власти.

Уже гораздо позже, в 1967 году, в этом доме на улице Осипенко произошла страшная трагедия. Вечером 25 декабря внутри здания раздалось сразу два оглушительных взрыва. Очевидцы говорят, что три верхних этажа отделились, поднялись вверх, зависли в воздухе — и только потом рухнули вниз и развалились. Погибли 147 человек. Официальная версия — взрыв бытового газа. Почему люди слышали два взрыва и связана ли трагедия с тем, что дом когда-то передвигали, — неизвестно. Но в архивах сохранились документы комиссии, расследовавшей обстоятельства катастрофы. В них указано, что перемещенное крыло было поставлено на сваи лишь частично — из-за этого дом оседал неравномерно, и данный фактор мог повлиять на нормальную работу газопровода.

Догнать Америку

Перемещение Саввинского подворьяВ СССР транспортировке зданий придавали важнейшее политическое значение. Большевики хотели доказать огромные индустриальные возможности нового строя.

В 1930 году в американском Индианаполисе переместили восьмиэтажное здание телефонной компании весом в 11 тысяч тонн. Работами руководил инженер Курт Воннегут — старший (отец знаменитого американского писателя). Транспортировка длилась около месяца, на объекте продолжали работать 600 сотрудников, которые входили и выходили по подвижному мосту и продолжали круглосуточное обслуживание 170 тысяч абонентов. Именно здесь были впервые применены гибкие коммуникации.

Переплюнуть Америку стало для большевиков делом чести. Поэтому из передвигающихся домов не отселяли жильцов — хотя по технике безопасности это следовало сделать: мало ли что могло случиться с поставленным на рельсы зданием.

Советской стране нужен был впечатляющий мировой рекорд. И такой случай представился в конце 1937 года. При расширении улицы Горького встал вопрос о сносе дома №24, так называемого Саввинского подворья. Когда-то он принадлежал Саввино-Сторожевскому монастырю в качестве доходного конторско-гостиничного здания; среди его дореволюционных арендаторов были кинофирма Александра Ханжонкова и редакция православного журнала «Душеполезное чтение». Жители направили в адрес главы Моссовета Николая Булганина письмо с просьбой сохранить архитектурный шедевр в неорусском стиле. Послание попало к первому секретарю Московского городского комитета ВКП(б) Никите Хрущёву. Тот понял: это шанс показать себя. Ведь передвижение здания весом в 23 тысячи тонн — не только рекорд на все времена, но и достойный вклад в продолжение личной карьеры.

Вместе с жильцами

К тому времени сотрудники треста под руководством Эммануила Генделя уже переместили восемь крупных архитектурных объектов, так что необходимый опыт был наработан. Подготовка к транспортировке здания длилась четыре месяца. Дом срезали с фундамента, под него завели стальные балки. К концу работ здание оказалось на 2100 катках, размещённых на 36 рельсовых путях.

Жильцы, зная, что дом вот-вот будут передвигать, просили назвать точную дату транспортировки, чтобы на это время покинуть здание. Но по указанию сверху строители намеренно указывали ложные сроки. Побить мировой рекорд американцев следовало в таких же условиях.

В итоге дом переместили за одну ночь — с 3 на 4 марта 1938 года. Пресса протрубила о новом рекорде, прославившем индустриальную мощь советской страны.

Никита Хрущёв, правда, наблюдал за работами уже издалека — в феврале 1938 года он стал первым секретарём ЦК Украины. Но это было серьёзное повышение — и подготовка к мировому достижению, о которой говорили в газетах, тоже помогла скачку по карьерной лестнице.

Рекорд скорости

Всего в Москве переместили почти 70 архитектурных объектов, в том числе здание Моссовета, которое в 1940 году на 14 метров отодвинули от проезжей части. Всем чиновникам также было дано указание оставаться на своих местах. Здание весило меньше, чем Саввинское подворье, но в данном случае устанавливался другой рекорд — самая быстрая транспортировка. Дом передвинули всего за 41 минуту. Правда, после этого в стенах и перекрытиях появились многочисленные трещины, здание пришлось реконструировать и встраивать в него 24 металлические колонны.

После войны транспортировка сооружений резко пошла на убыль. Последним «переехавшим» объектом стало здание МХТ имени Чехова в Камергерском переулке. В 1983 году часть, где находилась сцена, отрезали и отодвинули, чтобы увеличить вместимость зала и служебных помещений.

После этого транспортировка крупных архитектурных строений прекратилась. Началась перестройка, и государство перестало финансировать подобные проекты.

Светлана САВИЧ

, ,   Рубрика: Назад в СССР




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,590 сек. Потребление памяти:33.86 mb