Канада с одного залпа

Автор: Maks Дек 25, 2017

О Франко-индейской войне читатели судят главным образом по книгам «Последний из могикан» и «Следопыт» о Соколином Глазе и его друге Чингачгуке. Но в романах Фенимора Купера не говорится о завершении этой войны — битве на равнине Авраама.

Вообще-то в этой войне воевали англичане с французами, а разные индейские племена поддерживали и тех и других, но чаще французов.

Британцев было больше, и они контролировали 13 американских колоний, протянувшихся вдоль восточного побережья современных Соединенных Штатов. Королю Франции принадлежали огромные территории Луизианы (центральная часть нынешних США) и Канады, но переселенцев на них обитало немного, и краснокожих они особо не беспокоили.

На лесных тропах

Граница между английскими и французскими землями толком не была установлена, что приводило к многочисленным стычкам. Начало войны принято отсчитывать с эпизода, когда в 1754 году у Грейт-Медоуз виргинские милиционеры Джорджа Вашингтона подстрелили французского офицера. В следующем году французы разбили отряд Брэддока, из 1200 бойцов которого погибли около пяти сотен.

Происходившее почти не выходило за рамки пограничных будней, пока полноценная война не началась и в Европе. В колонии перекинули подкрепления, и борьба приобрела масштабный характер. Командование французскими силами доверили маркизу Луи-Жозефу де Монкальму. Его первый успех — взятие сильного форта Уильям-Генри (1757 г.) — был омрачен резней, которую индейцы-союзники учинили над англичанами.

Британцы захватили несколько фортов помельче, а также порт Луисбург на полуострове Новая Шотландия. Однако наступление на Канаду было сорвано блестящей победой Монкальма у форта Тикондерога (1758 г.).

Британское правительство заменило командующего Джеймса Аберкромби на Джеффри Амхерста, приставив к нему заместителем талантливого и норовистого 31-летнего генерал-майора Джеймса Вольфа. Выиграть кампанию 1759 года они собирались взятием Квебека.

Амхерст собирался наступать из колонии Нью-Йорк с юга, овладеть фортом Тикондерога, подняться до верховий реки Святого Лаврентия, взять расположенный на ее берегах Монреаль и далее двигаться вдоль реки на север до Квебека. Корпус Джона Придо из Нью-Йорка наносил вспомогательный удар на запад, против форта Ниагара, с тем чтобы прервать коммуникации, связывавшие Канаду с Луизианой.

Главная роль выпадала корпусу Вольфа, который, погрузившись на корабли в Луисбурге, должен был войти в реку Святого Лаврентия с севера, из одноименного залива, вытягивавшегося по направлению к Квебеку длиннейшим эстуарием.

На юге, овладев Тикондерогой, Амхерст занялся строительством речного флота и зачисткой индейцев. Монкальм выставил против него небольшой заслон под командованием Бугенвиля, а основные силы подтянул на защиту Квебека.

Бойня у Монморанси

Битва на равнине Авраама

Сражение на Равнине Авраама — последний эпизод в осаде Квебека. 1759 год

Тогдашняя столица Канады была расположена на треугольном мысу, прикрытом рекой Святого Лаврентия и впадающей в нее рекой Сен-Шарль. С суши город прикрывали каменные стены, перед которыми раскинулась равнина Авраама.

Эта твердыня стала бы неприступной, если бы прославившийся казнокрадством губернатор де Водрёй проявил чуть больше распорядительности. Но он даже не удосужился отремонтировать ворота и решить проблему с пушками, которые стояли на стенах практически неприкрытыми, так что их было нетрудно сбить контрорудийной стрельбой с холмов Неве.

Не имея возможности заниматься самим городом, Монкальм постарался прикрыть к нему подступы. Вообще местность покрывал такой густой лес, что наступление можно было начинать только с небольших плацдармов, расположенных вдоль реки Святого Лаврентия, причем чтобы добраться до этих плацдармов, требовалось еще вскарабкаться по крутым речным откосам.

Для атаки Квебека с севера требовалось занять пляж на западном берегу реки Святого Лаврентия, названному по одному из населенных пунктов Бопором и ограниченному реками Сен-Шарль (на юге) и Монморанси (на севере). Французы укрепили этот участок 18 батареями и реданами (полевыми укреплениями).

Подобраться к городу с юга от местечка Кап-Руж также было практически невозможно из-за густых лесов, двигаясь через которые, англичане неизбежно должны были утратить всякое подобие строя, став легкой добычей индейцев и канадских охотников. Единственным вариантом было высадить десант возле самого города — на небольшом пляже Анс-дю-Фулон, но с этого маленького пятачка еще требовалось подняться вверх на берег по узенькой извилистой дороге, контролируемой французскими пикетами.

У Вольфа имелось около восьми тысяч человек, прибывших на 21 боевом корабле и 119 транспортниках. Регулярных войск у Монкальма было как минимум в два раза меньше, но он мог рассчитывать на аналогичное число милиционеров и краснокожих союзников. Имелась у него даже кавалерийская часть из 200 местных добровольцев.

Пытаясь понять, с какой стороны лучше разгрызть «орешек», подобный Квебеку, Вольф устроил не один, а целых три лагеря. Главный расположился на острове Орлеан, в 63 километра от города. Место для другого подыскали на противоположном (восточном) берегу реки Святого Лаврентия у Сен-Никола. Кроме того, напротив города у Пойнт-Леви устроили батарею, ядра которой до квебекцев не долетали, но препятствовали речному снабжению города.

Для начала Вольф решил высадиться в устье реки Монморанси и овладеть Бопором со всеми его батареями и реданами. Но он совершенно не учел фактор приливов и отливов.

В роковой для англичан день 31 июля часть лодок была отнесена от места высадки, а другие стояли в ожидании, когда прибывающая вода покроет отмели.

Когда с двухчасовым опозданием до берега все же добрались, «красным мундирам» пришлось карабкаться по обрывистому откосу под градом пуль защитников, многие из которых были профессиональными охотниками. Добил англичан начавшийся около 17 часов проливной дождь, размывший береговые склоны.

Убитыми и ранеными англичане потеряли около 440 человек. Французы — около 70. Отходя к лодкам, британцы оставляли раненых, многие из которых были замучены индейцами у «столбов пыток».

Естественно, для утонченного эстета и философа Вольфа случившееся стало психологической травмой. На несколько дней он слег в нервной горячке, а его отношения с подчиненными офицерами обострились до предела. В войсках он вообще не пользовался популярностью, если не считать хайлендерских полков, набранных из шотландских горцев. Причина заключалась в том, что при подавлении в 1746 году мятежа якобитов, поддержанных именно в горных районах Шотландии, Вольф отказался выполнять приказ и добивать раненых пленников А вот американские рейнджеры его не любили, и он платил им взаимностью, считая их «худшими войсками на свете».

И все равно Вольф не собирался сдаваться. Новый план заключался в том, чтобы перебазировать основные британские силы в Сент-Никола, а затем попытаться осуществить высадку у Анс-дю-Фулона.

Затея выглядела авантюрой, поскольку с противоположного берега за британцами наблюдали пикеты Бугенвиля, и незаметно перевезти войска к нужному месту казалось невозможным. Но судьба и удача распорядились по-своему.

Красные против синих

Монкальм по-прежнему ожидал атаки с севера и сконцентрировал главные силы у Монморанси. Подчиненные Бугенвиля, как выяснилось, не очень-то следили за рекой, тем более, что первая партия десанта отбыла из Сен-Никола 13 сентября 1759 года в два часа ночи.

30 плоскодонных лодок с 50 солдатами на каждой благополучно добрались до Анс-дю-Фулона. Солдаты выгрузились на берег у самого подножия 20-метрового сланцевого склона. Далее подниматься вверх следовало по узкой витой тропинке около 1,5 метра шириной. и это движение, конечно, было бы обнаружено бойцами из пикета лейтенанта Вигора. Однако 24 британских добровольца решили вскарабкаться вверх по отвесному склону прямо с того места, где находились. Вольф, конечно, не возражал, хотя и счел эту затею неисполнимой. Но все получилось.

По одной из версий, французы застали пикет спящим. По другой — Вигору видел, что кто-то карабкается по склону, но английский офицер сбил его с толку несколькими фразами по-французски. Так или иначе, но караульных вырезали, а пока соседние пикеты поняли, что происходит, британцы смогли подняться наверх и начали разворачиваться на равнине Авраама.

Монкальм, получив известие о происходящем, срочно снялся с лагеря у Монморанси и устремился на юг.

Около девяти утра войска выстроились друг против друга.

В центре Монкальм расположил свои лучшие силы — три полка регулярной армии, растянутые в линию, разделенную на пять частей (четыре — белого цвета и одна — синего). На флангах, рассыпавшись по кустам и маисовым полям, расположились отряды милиции и индейские союзники.

Британская линия на большинстве участков состояла из трех шеренг и вряд ли смогла бы противостоять атаке выстроившихся в колонны французов. Если бы не одно принципиально важное обстоятельство — преимущество в огневой мощи.

Это выглядит парадоксом, поскольку эффективность огня определяется его меткостью, а французские трапперы в любом случае могли дать фору британским солдатам. Однако в регулярном сражении большее значение имела слаженность войск.

Вольф приказал своим подчиненным стоять на месте и дать залп только тогда, когда противник приблизится на расстояние 30-40 метров, да еще зарядить свои мушкеты 2-3 пулями.

Население Квебека высыпало на стены, колокола звонили, священники и монахи молились о даровании победы французскому воинству.

В десять утра Монкальм скомандовал наступление. Регулярная пехота перестроилась в колонны и двинулась вперед с примкнутыми штыками. Шагах в ста от противника воины остановились и дали залп, потом занялись перезарядкой. Шагах в пятидесяти дали второй залп и снова пошли вперед.

Продвигавшиеся на флангах индейцы и канадцы вели огонь наудачу, то есть каждый боец стрелял когда хотел и в том темпе, который казался ему удобным.

Шагов с тридцати Монкальм скомандовал: «Вперед».  Французы рванули на врага и в этот момент были остановлены сокрушающим залпом.

Это мгновение решило исход битвы. Французы обратились в бегство. Кто-то из их поверженных рядов успел выпустить пулю, ставшую роковой для Вольфа. Тот успел сказать: «Слава Богу, неприятель бежит; я с радостью умираю». Джеймс Мюррей с хайлендерами попытался захватить мост на Сен-Шарле, перерезав французам путь к отступлению. Но здесь шотландцы сначала угодили под огонь плавучей батареи, а затем были выкошены огнем засевших в кустах канадцев и индейцев.

78-й хайлендерский полк потерял 18 человек убитыми — больше, чем любая другая британская часть в этой битве. У англичан имелось то ли четыре, то ли пять орудий, и картечный выстрел одного из них оказался роковым для пытавшегося организовать отступление Монкальма. Он умер следующим утром, прошептав: «Я счастлив, что не увижу капитуляции Квебека».

18 сентября канадская столица капитулировала.

Сменивший Вольфа Мюррей проявил гуманность. После беззаконного правления Водрея местных жителей потрясло, когда англичане повесили одного из мародеров.

Возглавивший остатки французской армии шевалье де Леви попытался отбить Квебек и 28 апреля нанес Мюррею удар, но тот заперся в городе и дождался прибытия по реке подкреплений. Не получив помощи, де Леви отошел в Монреаль, где и капитулировал 9 сентября 1760 года.

Канада из французской превратилась в британскую.

 Дмитрий МИТЮРИН

НЕ ПОСЛЕДНИЕ МОГИКАНЕ

В походе на Квебек англичан сопровождали не более полусотни индейских союзников. На равных противостоять более многочисленным и хорошо знавшим здешние места ирокезам они не могли, но определенную пользу в качестве разведчиков приносили. Большинство из них были могиканами, так что ни Чингачгук, ни его сын Ункас не являлись последними представителями этого племени. Среди соседей они растворились уже в конце XVIII века, мигрировав в Висконсин, куда были приглашены дружественными ирокезами из племени онейда.

, ,   Рубрика: Главное сражение




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:73. Время генерации:0,915 сек. Потребление памяти:33.74 mb