История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Сгоревший «Глобус»

Событием, потрясшим Лондон в середине лета 1613 года, стал внезапный пожар, полностью уничтоживший здание знаменитого театра «Глобус», на сцене которого на протяжении почти полутора десятка лет проходили премьеры бессмертных пьес Уильяма Шекспира. Только чудом пожар обошёлся без жертв.

В один из июньских дней 1613 года лондонская публика битком набилась в здание театра «Глобус». Повод был значительный — премьера новой пьесы уже пожилого Уильяма Шекспира, великого драматурга, актёра и, кстати, совладельца театра. На этот раз жителям английской столицы предстояло увидеть очередную серию исторических хроник Шекспира — пьесу «Генрих VIII», снабжённую многозначительным подзаголовком «И всё это правда».

Сорванная премьера

Театр Глобус

Аристократы рассаживались в ложах, расположенных вдоль стен. Зажиточные горожане — на трехуровневой галерее, тянущейся над ложами. Ну а самая невзыскательная публика занимала «яму» у основания сцены, проход куда стоил всего один пенни. Каждый спектакль в «Глобусе» собирал аншлаг. Ну а уж когда речь шла о свежей пьесе Шекспира… Драматург никогда не боялся писать на острые политические темы, при этом умудряясь виртуозно обходить острые углы, чтобы ненароком не попасть в опалу к сильным мира сего. Его драмы-хроники английских королей одновременно льстили действующей власти и давали пищу для серьёзных размышлений внимательному зрителю. Ну а обязательные комические вставки развлекали простаков, грызущих орехи в «яме».

На английском престоле в то время сидел король Яков I. Это давало Шекспиру возможность писать о Генрихе VIII, отце скончавшейся в 1603 году Елизаветы I, довольно свободно. И он не пожалел красок для того, чтобы подчеркнуть жестокий и тщеславный характер Генриха, стоивший жизни многим придворным, а также двум его жёнам. В одной из сцен изображался пышный приём, который даёт кардинал Уолси. В честь того, что праздник посетил король, прямо на сцене должен был грянуть пушечный залп из бутафорских орудий, заряженных тряпочными пыжами. Тут-то и случилось несчастье.

Один из очевидцев, английский придворный, дипломат и писатель Генри Уоттон так описывал происшествие в одном из своих писем: «Пыж, сделанный из бумаги или чего-то ещё, вылетел из пушки и упал на соломенную крышу; но дыма, который при этом появился, никто не заметил, так как все глаза были обращены на сцену, а между тем огонь разгорелся и быстро охватил всё здание, так что меньше чем за час оно сгорело до самого основания».

Последняя пьеса гения

До сих пор вызывает удивление тот факт, что при этом пожаре, мгновенно уничтожившем довольно большое здание, не погиб ни один человек! Единственным пострадавшим стал мужчина, на котором загорелись штаны. Но их тут же потушили, вылив на бедолагу бутылку эля.

Происшествие могло бы восприниматься как безобидный курьёз, однако для театрального сообщества Лондона это была настоящая катастрофа. Погибла крупнейшая сцена, специально созданная для сложных постановок. Хотя построить новый «Глобус» удалось всего за год, но за это время актёрская труппа и совладельцы театра понесли огромные убытки.

Великий современник Шекспира, поэт и драматург Бен Джонсон описал происшествие в поэме, высокопарно озаглавленной «Извержение вулкана». А по улицам Лондона пошла гулять анонимная баллада, в которой подробно описывались и сам пожар, и чудовищная давка, которая возникла, когда публика покидала здание. В тексте баллады утверждалось, что некоторые аристократы впопыхах потеряли свои мечи! Рефреном песенки стала строчка, намекающая на подзаголовок пьесы: «О горе, ужасное горе, и, однако, всё это правда».

Пожар произвёл большое впечатление и на самого Шекспира. Он в то время уже был болен и приезжал в Лондон только время от времени. Точно не известно, был ли великий поэт сам в театре в тот роковой вечер. Но скорее всего, да. Во-первых, это всё-таки была премьера его новой пьесы. Во-вторых, из воспоминаний современников известно, что он лично наставлял актёра, исполнявшего роль Генриха VIII. А значит, вряд ли упустил бы возможность посмотреть на то, как он воплотит данные советы на сцене.

Если Шекспир действительно был на премьере, то ему грозила вполне реальная опасность погибнуть! Примечательно, что после этого случая он уже практически не появлялся в Лондоне. А также больше не писал — «Генрих VIII» стал последним произведением в жизни гения, который умер спустя три года после пожара, 23 апреля 1616 года.

Когда к власти в Англии пришли религиозные фанатики пуритане, они объявили, что пожар был Божьей карой за грешную жизнь, которую ведут актёры. Восстановленный театр был закрыт в 1642 году, а спустя ещё два года — снесён. Отыскать место, где он стоял, смогли только в конце 20-го века.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Катастрофы     Следущая












Интересные сайты: