История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Чернобыль заводского масштаба

Мало кто знает, что вокруг нас по сей день работают сотни и тысячи небольших источников радиации - например, на промышленных предприятиях, в научно-исследовательских учреждениях, даже в обычных больницах.

При беспечном отношении к источнику радиации можно получить мини-Чернобыль, как и случилось на объединении «Куйбышевфосфор» в Тольятти еще до Чернобыльской катастрофы.

В погоне за наживой

«Куйбышевфосфор»

В июне 1983 года студенты Шамиль Яфизов и Михаил Мельников прибыли на «Куйбышевфосфор» на производственную практику. И однажды кто-то им сказал, что внутри металлического корпуса уровнемера есть какие-то особо ценные радиодетали. Тогда практиканты тайком от всех залезли на продуктопровод, открыли свинцовый кожух и извлекли из него маленькую стальную трубочку, после чего аккуратно поставили контейнер на место, восстановив, как могли, сорванную пломбу. Издалека она казалась совершенно нетронутой, поэтому факт пропажи прибора целый год никем не был обнаружен.

Проделав всю эту операцию, парни пришли в слесарную мастерскую и попытались вскрыть свой «трофей» с помощью молотка. Однако нержавеющая сталь не поддавалась, и тогда «исследователи» просто распилили трубочку ножовкой. Но вместо желанных радиодеталей любопытные парни обнаружили внутри нее какой-то неприметный серый порошок. Распиленную трубочку они бросили в угол, а порошок, рассыпавшийся по слесарному верстаку, ладонями просто смахнули на пол. При этом один из парней вытер испачканную в серой пыли кисть руки о свои брюки в районе бедра.

В течение года в этой слесарной мастерской работали или просто находились люди, ничего не подозревающие о радиоактивном загрязнении. Мало того, во время регулярных уборок мусор и пыль выносили из мастерской и высыпали на газон.

При обследовании цеха место разгерметизации похищенного источника обнаружилось почти сразу. Проведенные тогда же замеры показали, что даже на газонах у цеха, куда в течение года ссыпали выметенный с его территории мусор, уровень радиационного излучения составлял от 0,2 до 1,5 миллирентгена в час, то есть он был в 100-1000 раз выше нормы. О ситуации радиологи сразу же сообщили администрации завода, чтобы из цеха эвакуировали весь персонал.

Сами же любопытные парни к моменту расследования уже успели окончить СПТУ и проходили службу в армии. Следует отметить: покраснения на коже, вскоре перешедшие в кровоточащие язвы (прямое следствие радиоактивного облучения), у практикантов стали появляться уже через несколько дней после контакта с порошкообразным цезием-137. Тем не менее военная медкомиссия их все же не забраковала, посчитав язвы на коже результатом химического ожога, полученного ими во время прохождения практики на заводе. Однако в армии парни прослужили всего лишь по четыре месяца. Когда выяснилось, что у обоих вовсе не ожог, а лучевая болезнь, которая к тому же продолжала прогрессировать, горе-практиканты были комиссованы, и вскоре оба получили группу инвалидности.

Бетонный саркофаг

Тем временем на заводе проходило выявление работников, которые находились или могли находиться в загрязненной слесарной мастерской. Всего обследованию подверглось более 90 человек, но лишь у 20 из них в ходе анализов выявилось наличие внутреннего радиоактивного облучения. Микрочастицы цезия-137 попадали в их организм при питье, приеме пищи и курении. У каждого из обследуемых отбирались на анализ пробы мочи, чтобы выяснить, какой же уровень внутреннего облучения получили эти люди.

Вскоре выяснилось, что особой опасности для обследуемых нет. Людей спасло то обстоятельство, что цезий-137 (в отличие, например, от радиоактивного стронция) накапливается не в костях, а в мягких тканях, которые у человека обновляются очень быстро. Поэтому данный изотоп выводится из организма в течение всего лишь нескольких суток, не успев причинить человеку особого вреда.

Дезактивацией и захоронением радиоактивных отходов занимались работники спецкомбината «Радон», которые собрали радиоактивный грунт, часть облицовки цеха, верстаков и даже металлических лестниц и вывезли все это для захоронения на полигон. А само «фонящее» помещение залили бетоном до самой крыши. Теперь на месте бывшей мастерской находится лишь громадный бетонный блок, который будет здесь стоять еще сотни лет - до тех пор, пока уровень излучения цезия-137 в этом месте не снизится до безопасной отметки. У радиологов такой прием называется «дезактивация радиоактивных отходов методом фиксации».

Валерий ЕРОФЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Катастрофы     Следущая












Интересные сайты: