Казаки на Байкале

Автор: Maks Ноя 16, 2018

Несмотря на то, что на берегах Байкала тысячелетиями жили разные народы, для русской цивилизации Священное море открыл первопроходец Курбат Иванов. Именно под его руководством отряд казаков перевалил через Приморский хребет и увидел синие просторы Байкала.

Когда Курбат Иванов увидел Байкал, он вряд ли догадывался, насколько тот огромен. Ведь нога белого человека впервые ступила на берег Байкала в районе реки Сармы. И взгляду казаков предстал лишь пролив Малое Море, на другой стороне которого виднелись скалы и сопки острова Ольхона. И только переправившись через пролив, русские поняли — перед ними действительно «море»!

Первый поход

Дата рождения Курбата Иванова неизвестна, очень мало сведений о том, какую жизнь он вёл до походов. Якутский воевода Василий Пушкин считал, что он выходец с берегов реки Вычегды, правого притока Северной Двины. Известно, что до 1635 года он служил в Тобольске, затем был направлен в Енисейский острог, где служил целовальником — занимался сбором податей. Об этом свидетельствует его объяснительная отписка о недостаче шести вёдер «горячего вина», которые то ли впитались «в сухие бочки», то ли были «выжаты морозами».

Здесь, в Енисейске, Курбат познакомился с первопроходцем Семёном Дежневым: они вместе ручались за несколько человек, которых принимали на государеву службу.

Наверняка Иванов мог бы прожить спокойную жизнь, и дальше подсчитывая бочки с вином да ясачную рухлядь, но рассказы Дежнёва не прошли бесследно, и осенью 1640 года Курбат рядовым казаком с отрядом пятидесятника Василия Витезева отправился в поход по реке Лене «для поиска угожих мест под пашню».

В этом походе казаки составили чертежи Лены от Усть-Кута до верховья, осмотрели все притоки, составив их подробное описание, а поздней осенью срубили на реке Илге Верхоленский острожек.

Зимой они на лыжах стали обходить местность, попутно выбивая из тунгусов ясак. От них-то Курбат Иванов и услышал рассказы про исток Ангары, про огромное озеро и про заветную дорогу в Китай. Услышал и запомнил.

Полученные сведения он аккуратно нанёс на карту и отправил её якутскому воеводе Петру Головину. К карте прилагалось прошение о строительстве «в центре Братской земли» острога, чтобы впредь она была «прочна и стоятельна».

После завершения похода Курбат сам ездил в Москву в Сибирский приказ — получить жалованье, предоставить царёвым людям карты новых земель, а также повидаться с семьёй, которая оставалась в Тобольске и «влачила без него нищенское существование».

Следующую зиму Иванов провёл в зимовьях низовья Лены, слушал рассказы местных и проезжих купцов и все сведения заносил на «чертежи земли Русской».

За такое радение к службе он был произведён в пятидесятники и в конце лета 1642 года был назначен в Верхоленский острог приказчиком.

Между тем ни буряты, ни тунгусы особо платить ясак «лючам» не хотели. Тактика приведения казаками местных народов в подчинение была известна. — Если кто отказывался платить дань или нападал, казаки врывались в улусы и стойбища и захватывали аманатов — заложников. Иногда это срабатывало, иногда, — если родственные связи мало ценились, — нет.

В 1643 году буряты подняли бунт и убили пять казаков, отказавшись платить ясак. Казаки Курбата Иванова и отряд Василия Горемыкина весной, по льду, терпя голод и нужду, совершили поход на «брацких людей икережей и булгадаев». В бою, в котором местные атаковали казачий стан, буряты потерпели поражение, а бурятский князь (шуленга) Болгок был пленён.

Курбат отличился, совершив вылазку за пределы стана, отбил у бурят щиты, за которыми те укрывались, но сам был ранен в руку.

На пути к открытию!

Казаки на БайкалеПосле разгрома икережей Иванов решил набрать отряд из «охочих людей», снабдил их необходимым и отправился в поход, который и вошёл в историю, завершившись открытием Байкала.

Дойдя до верховий Лены, казаки перешли через горы тропами, которые указал проводник, и 2 июля спустились к озеру по ущелью реки Сармы. Здесь они построили суда, переплыли пролив и были встречены воинственными ольхонскими бурятами, которых казаки «погромили» и взяли с них дань.

Оценив масштабы озера, Курбат велел вернуться на берег. Сам он пошёл назад, а часть отряда отправилась на север, надеясь обойти озеро. Несмотря на тайгу, топи, скалы и тучи гнуса, казаки обошли Байкал с севера, пройдя почти 700 километров и нанося на чертежи береговую линию и реки, но на Баргузине столкнулись с эвенками и после трёхнедельной осады зимовья были убиты. Вернуться сумели лишь 14 человек.

Поистине русский народ в то время обладал непонятными, невесть откуда бравшимися силами, которые позволяли ему переносить голод, холод и крайнюю нужду во всём, но идти вперёд и совершать открытия. О том, что делалось это не ради мзды, а за идею, становится ясно из челобитной Иванова, к которой тот приложил карты Байкала и в которой слёзно просил чиновников выплатить жалование за два года, так как его люди, чтобы выжить, в пост едят муку с сосновой корой.

От Усгь-Куты до бухты Провидения

Следующие три года Курбат ставил остроги и воевал с непокорными бурятами, которые нападали на служилых людей и угоняли скот. В результате битвы на реке Оке (левый приток Ангары) сводный отряд казаков разбил войско хана Оилана, у которого было 500 всадников. Перепуганный хан заключил с русскими шерть (договор), в котором обязался платить дань «вечно».

Служа приказчиком в остроге на Усть-Куте, Иванов организовал судоверфь, на которой строили ладьи, барки, большие дощаники и морские кочи.

Он лично пытался организовать поставку в «Брацкие земли» дешёвых товаров из Тобольска и привёз оттуда своих уже взрослых сыновей — Ивана, Герасима и Фёдора.

Известно, что под началом Иванова находилось 140 человек. Но никто не посмел упрекнуть приказчика в нечестности, даже когда царю доносили о мздоимстве якутского воеводы Головина, чьим советником был Иванов.

За прибыль в виде пушной рухляди, принесённую государевой казне, Курбат Иванов был «поверстан» в «боярские сыны» по городу Тобольску с жалованием 12 рублей в год и пожалованием ему большого отреза сукна. Поистине — царский подарок!

С середины 50-х годов XVII века Иванов занимался руководством и организацией промысловых походов на реках Олёкме, Нюкже и Тунгире, собирал ясак. Например, только в 1658 году он привёз в Якутск соболей на сумму 1858 рублей.

Приходилось ему и ловить беглых русских людишек. Когда на Олёкме беглые казаки разграбили караван с хлебом, Иванову пришлось рыскать по тайге в поисках разбойников.

В 1657 году он был назначен в самый дальний Анадырский острог — для укрепления рубежей и организации морского промысла.

Иванов быстро превратил Анадырский острог в оплот русских на Чукотке, возведя крепость, в которой были построены избы для казны и пленников-аманатов, а затем на одном коче приступил к исследованию береговой линии, открыв и описав залив Креста и бухты Провидения.

Его ждали ледяные бури, бескормица и воинственные чукчи, которые не терпели на своих землях чужаков и оказывали ожесточённое сопротивление, ведя войну с русскими на уничтожение.

Несмотря на это, Иванов отсылал в Якутск карты новых земель и снабжал их подтверждением, что плавание в этих водах возможно. За открытие моржовых лежбищ на берегах Чукотки царь разрешил Иванову и его детям беспошлинно промышлять моржовые клыки.

Но здесь же, на Анадыре, Иванов похоронил сына Фёдора, который умер, не сумев перенести тяготы жизни. Курбат не знал, что его звезда уже начала закатываться, а злопыхатели — уже заточили гусиные перья и строчат доносы в Москву.

В 1659 году на Иванова поступил донос в воровстве от неудачливого, но амбициозного купца Селиверстова. Тот прогорел и люто завидовал Иванову.

В 1661 году последовал навет от купца Синицына, который жаловался на своеволие и рукоприкладство Курбата.

В 1664 году Иванова постигла неудача — при доставке с Анадыря в Якутск на стоянке сгорела часть соболей, о чём было донесено в Якутск. Очевидно, разбирательство получило плохой оборот, и, несмотря на прошлые заслуги, Иванова арестовали и заключили в якутскую тюрьму, где он и умер. По некоторым данным, это случилось в 1667 году — Курбат повторил судьбу многих неугодных и неудобных для русских чиновников людей.

Дело отца продолжил Иван, «сын Курбатов», который в свою очередь сделал многое для присоединения Чукотки к России.

Майя НОВИК

, , , ,   Рубрика: Великие первопроходцы





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,671 сек. Потребление памяти:38.81 mb