«Клетка» для гения

Автор: Maks Май 3, 2017

Еще с юношеских лет Александр Алехин поставил себе цель — стать чемпионом мира по шахматам. Спустя годы он достиг ее благодаря своему таланту, эрудиции и упорной работе. И еще потому, что шахматы для великого спортсмена были не просто игрой, а подлинным искусством…

Будущий чемпион мира, родившийся 31 октября (по новому стилю) 1892 года в Москве, был любимцем большой и дружной семьи. Отец владел поместьем в Воронежской губернии, мать — дочка богатого текстильного фабриканта Прохорова — занималась воспитанием детей. Она-то и научила Сашу играть в шахматы.

Игра по большому счету

Подлинное пробуждение шахматного гения случилось в 1902 году, когда Москву посетил американский шахматист Гарри Пильсбери. После его сеанса одновременной игры на 22 досках мальчик твердо решил стать шахматистом.

После этого Саша все свое свободное время посвящал игре. В 1909 году 16-летний Алехин стал пятым на чемпионате Москвы, и первым — на турнире памяти Михаила Чигорина. Осенью 1910-го он поступил в Императорское училище правоведения, но не прекратил участвовать в соревнованиях.

В декабре 1913 года русскому шахматисту удалось сыграть две партии с легендарным Капабланкой. Он дважды проиграл, но не отчаялся, а, напротив, уверился, что со временем он сумеет противостоять кубинскому маэстро.

В 1914 году в Санкт-Петербурге, где собралась вся шахматная элита мира — Капабланка, Ласкер, Тарраш, — он занял почетное третье место. В том же году Александр окончил училище и с чином IX класса (титулярный советник) был причислен к Министерству юстиции. Однако теперь все его устремления были связаны с шахматами. Перед Первой мировой войной он входил в число сильнейших шахматистов мира и усердно готовился к матчу на первенство мира с Капабланкой — Алехин был уверен, что шахматным королем вскоре будет кубинец.

На турнире в Мангейме (Германия) летом 1914 года Алехина застигла новость о начале войны. Турнир прервали, русского шахматиста признали победителем и вручили первый приз — 1100 марок. После этого Алехина и еще десятерых спортсменов интернировали и посадили в тюрьму как граждан враждебного государства, выпустив лишь через полтора месяца.

В 1916 году Алехин отправился на фронт в качестве начальника летучего отряда Красного Креста. Он лично выносил раненых с поля боя, дважды был контужен, попал в госпиталь, где постоянно давал сеансы одновременной игры. Его наградили двумя Георгиевскими медалями и орденом Святого Станислава.

После Февральской революции Алехину пришлось прервать шахматную деятельность на три года. Хоть революция и лишила спортсмена дворянства и состояния, он не отчаивался, а продолжал заниматься шахматной теорией.

Как победить Бога

Александр АлёхинВ 1919-1920 годах Александр некоторое время учился на кинокурсах, был следователем в Центророзыске и одновременно переводчиком в аппарате Коминтерна (Алехин блестяще знал несколько европейских языков). В эти годы он встретил швейцарскую журналистку Анну-Лизу Рюгг и женился на ней. В 1921 году они легально выехали из Советской России для участия в международных турнирах. Формально отъезд из России эмиграцией не считался. До 1924 года советские издания печатали много статей Алехина, и в России его считали своим, временно живущим за границей. Но уже в 1925 году Александр официально получил французское гражданство и стал активно выступать в Европе на многих турнирах. И довольно успешно.

Семейная жизнь толком не сложилась: Анна-Лиза была увлечена общественной деятельностью и не уделяла внимание быту. Супруги жили раздельно, родившимся не так давно сыном тоже почти не занимались. Александру все-таки удалось защитить докторскую диссертацию в Сорбонне, во Франции вышла в свет его книга «Мои лучшие партии (1908-1923)».

Наконец, в августе 1926 года после длительных переговоров правительство Аргентины выделило деньги на матч за звание чемпиона мира. Алехин и Капабланка договорились о встрече в Буэнос-Айресе в 1927 году.

Газеты наперебой гадали, как претендент намерен победить «мыслящую машину», «шахматный автомат в образе человека», которым представляли Капабланку. Большинство склонялось в пользу последнего. Так считали даже поклонники Алехина, ведь счет их личных встреч был 5:0 в пользу чемпиона.

Но Алехин внимательно изучал все партии кубинца. Он отыскивал в них неточности, внимательно анализировал слабые места, готовил свои варианты. А вот Капабланка практически пренебрег целенаправленной работой, поверив в свой многолетний опыт.

Александр Алехин блестяще отыграл матч — шесть партий выиграл, три проиграл и 25 свел вничью, став четвертым чемпионом мира.

Матч показал исключительное самообладание русского шахматиста, веру в свои силы. После победы в его честь устроили банкет в Париже, в Русском клубе. В своей речи чемпион мира сказал, что рад был развеять миф о непобедимости великого кубинца. А на следующий день в некоторых эмигрантских газетах вышли статьи, где цитировалась речь Алехина, который якобы желал, чтобы «миф о непобедимости большевиков развеялся, как развеялся миф о непобедимости Капабланки».

Оказалось, большевики внимательно следили за тем, что и когда говорил Алехин. Вскоре в журнале «Шахматный листок» вышла статья Николая Крыленко, в которой Алехин был объявлен врагом.

Через некоторое время появилось и заявление родного брата шахматиста, где тот осудил Александра за его антисоветское выступление, после чего все связи чемпиона с родиной были разорваны.

После этого он уже не смог вернуться в Россию.

С распроклятой судьбой эмигранта

Алехин продолжал участвовать во многих международных турнирах. Он очень сожалел, что матч-реванш с Капабланкой так и не состоялся.

В 1929 году Алехин блестяще отстоял свой чемпионский титул в матче с Ефимом Боголюбовым. С декабря 1932 года Алехин уехал в кругосветные шахматные гастроли, посетив США, Мексику, Гавайские острова, Японию, Цейлон, Гонконг, Филиппины и другие страны. Он сыграл около 1500 партий, из них выиграл 1161, проиграл 65.

В 1934 году у него состоялся новый матч с Боголюбовым. Александр опять уверенно его выиграл. По подсчетам шахматных статистов, в этот момент так называемый рейтинг Эло русского шахматиста достиг наивысшего уровня за всю карьеру — около 2784. Это всего на один пункт меньше, чем у Роберта Фишера в 1972 году.

Но с середины 1930-х в карьере великого чемпиона начался творческий спад. Он пристрастился к алкоголю. Закончилось это тем, что Алехин не сумел защитить свой титул в поединке с голландцем Максом Эйве.

Однако, собрав всю свою волю в кулак, русский гроссмейстер в 1937 году вернул себе чемпионское звание. С 1940 года Алехин с новой женой Грейс Висхар сначала жил в Португалии, потом перебрался во Францию и вступил добровольцем во французскую армию, служил переводчиком и настойчиво продолжал переговоры с Капабланкой о матче. Но кубинское правительство отказало в деньгах, и матч снова не состоялся. В марте 1941 года за подписью Алехина в парижской немецкоязычной газете Pariser Zeitung было опубликовано несколько антисемитских статей под общим названием «Еврейские и арийские шахматы», в которых история шахмат излагалась с точки зрения нацистской расовой теории.

Алехина обвинили в антисемитизме, хотя он впоследствии объяснил, что изначально в его текстах ничего антисемитского не было — их приписали ему немецкие редакторы.

Впоследствии из-за этого все приглашения чемпиона мира на турниры были отозваны, начался прямой бойкот игр с его участием. За всем этим «остракизмом» стояли Эйве и американские шахматисты, которым не нравилось, что чемпион мира не их соотечественник. Это сильно действовало на психику Алехина. Единственное, что радовало, — это то, что удалось возобновить переговоры с Михаилом Ботвинником о матче за чемпионскую корону.

23 марта 1946 года ФИДЕ официально приняла решение о матче Алехин — Ботвинник. Но уже утром 24-го пришло сообщение о том, что чемпиона мира нашли мертвым в отеле.

Причины смерти называли самые разные. В одних указывалась асфиксия (удушье), в других — паралич сердца, в третьих — цирроз печени, допускались версии и об отравлении гроссмейстера, так как в его смерти были заинтересованы и советские, и западные спецслужбы.

Вначале гроссмейстера похоронили в португальском Эшториле. Но в 1956 году подняли вопрос о перезахоронении в СССР. И только в последний момент, по настоянию жены, его прах захоронили в Париже на кладбище Монпарнас.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ

,   Рубрика: Легенды прошлых лет


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
17 + 6 =


SQL запросов:53. Время генерации:0,537 сек. Потребление памяти:28.68 mb