Княжеская верность

Автор: Maks Авг 24, 2018

Русский поэт, князь Петр Андреевич Вяземский (1792-1878) умел дружить. Вяземский был одним из ближайших друзей Пушкина. И его браке Верой Федоровной Гагариной больше походил на теплую дружбу двух близких по духу людей.

… От суетного круга,
Что прозван свет большой,
О милая подруга!
Укроемся со мной.
Простись с блестящим светом,
Приди с своим поэтом,
Приди под кров родной,
Под кров уединенный,
Счастливый и простой…

Этими строками Петр Андреевич Вяземский обратился к своей жене Вере Федоровне в самом начале их совместной жизни.

Они поженились в 1811-м. Невесте был 21 год, жениху и того меньше — 19. И прожили вместе 67 лет — до самой смерти Петра Андреевича. Все отмечали спокойные и здоровые отношения супругов.


Романтическое знакомство

А начиналось все очень романтично. Летом 1811 года в усадьбе Кологривовых (вторым мужем матери Веры Федоровны был полковник Петр Кологривов) давали бал. Молодежь веселилась. И вдруг одна из гостей — молодая барышня — заявила, что в современных мужчинах умер рыцарский дух. И кинула в пруд башмачок. Несколько молодых людей прямо в одежде кинулись в пруд. Победил в соревновании молодой князь Петр Вяземский. «Спасение» башмачка обошлось ему дорого: он заболел воспалением легких, которое тогда считалось смертельно опасным недугом. Хозяева усадьбы, мучаясь угрызениями совести, предложили юноше остаться у них до полного излечения. Князь согласился. Ухаживала за больным дочь хозяйки — Вера Федоровна. За разговорами молодые люди сблизились. Оба были широко образованны и увлечены литературой. Вера не могла не нравиться. Вот как ее описывал современник: «Не будучи красавицей, она гораздо более их нравилась… Небольшой рост, маленький нос, огненный, пронзительный взгляд, невыразимое пером выражение лица и грациозная непринужденность движений долго молодили ее. Смелое обхождение в ней казалось не наглостью, а остатком детской резвости. Чистый и громкий хохот ее в другой казался бы непристойным, а в ней восхищал; ибо она скрашивала и приправляла его умом, которым беспрестанно искрился разговор ее».

Длительные беседы у ложа больного Петра Андреевича спровоцировали целый поток светских сплетен. Чем они там занимаются, проводя столько времени вдвоем у расстеленной кровати? В общем, согласно неписаным правилам, молодым людям следовало пожениться. Парочка не сопротивлялась: к тому моменту Вяземский понял, что любит Веру. Князь, еще не окрепший после болезни, венчался, сидя в кресле.

«Молись обо мне Богу»

Свадьба состоялась в октябре 1811-го. А в следующем году армия Наполеона вошла на российскую территорию. Петр Андреевич сразу вступил в московское ополчение. Он участвовал в Бородинском сражении и вышел из него живым. С войны он писал молодой жене: «Ты, Бог и честь будут спутниками моими. Обязанности военного человека не заглушат во мне обязанностей мужа… Ты небом избрана для счастья моего, и захочу ли я сделать тебя навек несчастливою?.. Мы увидимся, я в этом уверен. Молись обо мне Богу».

В том же 1812 году у супругов родился сын Андрей, который прожил всего два года. Вообще, с 1812 по 1823 год появилось на свет восемь детей Вяземских. Их них только один сын — Павел Петрович, историк и литератор, — дожил до старости и похоронил обоих родителей. Все остальное потомство умирало или в младенчестве, или в достаточно молодом возрасте — от болезней. Такая страшная судьба стала источником горя для безутешных родителей. С годами Вяземские становились все более религиозными и все больше времени посвящали молитвам.

Тем не менее, несмотря на невзгоды, оба супруга жили полной жизнью. В этом браке существовала взаимная договоренность о том, что муж и жена ни при каких обстоятельствах не ревнуют друг друга. Сегодня трудно сказать, кто больше изменял. Современники считали, что Петр Андреевич был натурой весьма увлекающейся. Князь и княгиня делились друг с другом подробностями своих увлечений. Сам Вяземский писал о себе и своем супружестве: «Исповедание жены моей мне известно, я перекрестил ее в свою веру, основанную на терпимости… Я постоянен в любви — по-своему, разумеется. Мое сердце не похоже на те узкие тропинки, где есть место для одной. Это широкое прекрасное шоссе, по которому несколько особ могут идти бок в бок, не толкая друг друга».

В 1820-х Вяземского обвиняли в «развратном поведении» и оказании дурного влияния на молодежь. Пришлось ему даже перед царем оправдываться. Супруга его во время этого скандала сохраняла благоразумное молчание.

«Он ужасно смешной…»

Пётр и Вера ВяземскиеВ 1816 году в Царском Селе Вяземский познакомился с Пушкиным. Конец их дружбе положила только гибель великого поэта. Пушкину нравились некоторые стихи Вяземского. Кроме того, Александр Сергеевич высоко оценивал журналистский талант князя.

Летом 1824 года Вера Федоровна отдыхала с детьми в Одессе, где познакомилась с Пушкиным. С тех пор он стал не только другом ее мужа, но и близким человеком для нее самой. Поэт стал одним из героев ее писем к мужу: «Мое единственное общество продолжают составлять Волконские; из мужчин, которых стоит назвать, Пушкин, которого я начинаю находить не таким дурным, каким он кажется… С Пушкиным мы в очень хороших отношениях, — писала Вяземская мужу. — Он ужасно смешной. Я его браню, как будто бы он был моим сыном — и начинаю дружески любить его».

Пушкин доверял Вяземской свои сердечные тайны: «Первая любовь всегда является делом чувствительности: чем она глупее, тем больше оставляет себе чудесных воспоминаний. Вторая, видите ли, — дело чувственности. Параллель можно было бы провести гораздо дальше… Моя женитьба на Натали (это, замечу в скобках, моя сто тринадцатая любовь) решена. Отец дает мне 200 душ крестьян, которых я заложу в ломбард, а вас, дорогая княгиня, прошу быть моей посаженной матерью».

Именно Вяземская первой узнала от Пушкина, что он послал вызов на дуэль Дантесу. Петр Андреевич и Вера Федоровна неотлучно находились у постели умирающего поэта.

Петр Андреевич Вяземский постепенно из либерально мыслящего литератора превратился в монархиста и консерватора. Он не скрывал своей симпатии к царю Александру II. Но все же его не могла не раздражать российская цензура. Именно из-за желания реформировать контроль государства над печатью у Вяземского случился конфликт с властью. По этой причине последние примерно 20 лет жизни пара провела в основном за границей. Жили в Баден-Бадене. Там Вяземская занималась приведением в порядок архива мужа. В светском обществе немецкого курорта она играла важную роль: ее именовали «львицей Бадена». Муж внучки вспоминал о ней, как об одном из характерных образов уходящей в прошлое старой Москвы: «В своей неизменной, хотя и странствующей обстановке, среди мягких старомодных кресел, с неизбежным столиком для вышивания и с клубками шерсти, с шитыми занавесами, с опахалом или подушками, с памятною всем тростью в руках и в старомодном чепце, который она охотно снимала среди оживленного разговора, полная юношеского пыла, неподдельной веселости и остроумия, с своею чистою, старо-московскою русскою речью, с выходками и вспышками резвого и нестареющего ума, — княгиня Вера Федоровна была цельным типом старого Московского допожарного общества. Она кипятилась и негодовала, в то же время заливалась своим заразительным хохотом, следя за всем и живя в постоянном и разнообразном общении со множеством лиц; она принимала у себя запросто августейших посетителей разных стран с одинаковою непринужденностью и своеобразной простотою, не чуждою глубокого знания человеческих слабостей и придворного быта, и всех очаровывала блеском своего свежего, неувядаемого ума».

Вера Федоровна скончалась в 1886 году в возрасте 95 лет.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ

, ,   Рубрика: История любви




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,624 сек. Потребление памяти:33.87 mb