Когда пришли оккупанты

Автор: Maks Апр 30, 2017

В январе 2016 года моей бабушке Александре Алексеевне, бабе Шуре, исполнилось 85 лет. Родилась и живет она в Брянской области. Конкретное место не назову: поселок маленький, все как на ладони, может, кто-то посмеется — мол, тоже писатели нашлись.

Детская месть

После начала Великой Отечественной войны отец бабушки ушел в партизаны. Когда немцы захватили деревню, Шуре и трем ее маленьким сестрам пришлось ютиться в маленькой подсобке, спать на земляном холодном полу — из дома их выгнали. Бабушка вспоминает, как по ночам немцы ходили по деревне и искали молодых женщин для «забав». Местные жители пытались уберечь односельчанок, брили им головы налысо и одевали под мальчиков, прятали. Но не всем везло, так что насилия хватало. Бабушку и других детей заставляли прислуживать немцам, мыть посуду. Кроме того, в их обязанности входило выкапывать на полях куски дерна и обкладывать ими могилы погибших или умерших оккупантов.

Бабушка немцев ненавидела и по-детски пыталась им навредить. Вспоминает она такой случай. Однажды детей в очередной раз позвали на хозяйственные работы. Кому-то велели стирать, кому-то убирать дом, а бабушку поставили мыть посуду. Один из немцев — довольно молодой, но строгий, остался в доме, лег на кровать передохнуть после обеда и вроде бы заснул. А Шура приготовила воду в тазу, помыла в нем ноги, а затем принялась там же мыть посуду. Оказалось, что немец только притворялся спящим, а сам следил за действиями девочки. С яростным криком он вскочил с кровати и кинулся к автомату. Шура вмиг выскочила в открытую дверь, которая вела в огород, спряталась в кустах картошки, благо они были высокие и густые, там и притаилась.

Немец же, выбежав на огород и не увидев ее, выпустил очередь по картошке, но не попал в ребенка. Тем временем Шурины сестры уже позвали мать, которая обстирывала оккупантов в соседнем доме. Женщина кинулась немцу в ноги, рыдая, стала кричать: «Пан, пан, милый, не стреляй, она же у нас во!» — и крутила пальцем у виска, показывая, что дочь сумасшедшая. Тот грубо оттолкнул ее, плюнул прямо в заплаканное лицо и ушел в дом. Напуганная Шура, хотя мать и звала ее, пряталась в картошке до ночи и только потом вернулась домой.

Расстрел партизан

Шура очень боялась кладбища. И в очередной раз, когда ей велели класть на могилы убитых немцев (а их в тот раз погибло что-то уж очень много) пласты дерна, она заплакала и сказала, что не будет это делать. Немец, который наблюдал за процессом, раскричался, но Шура все равно отказывалась работать. Тогда надзиратель сорвал с нее платок и в ее густую и длинную косу насовал колючек да репейников. Так и предстала девочка перед своими родными с колтуном в голове. Ей попытались вычесать волосы, но куда там, немец постарался от души. Шуру постригли почти налысо.

А потом в семье случилась трагедия. Отец Шуры с товарищем, выполнив задание командира партизанского отряда, пытались оторваться от преследовавших их немцев. Товарищ угодил в яму и там притаился. Немцы его не заметили. А вот отцу Шуры не повезло — его поймали и привели в соседнюю деревню. Там его пытали, но он так и не выдал, где находится партизанская база. Его вместе с остальными задержанными ранее подпольщиками повели на расстрел. Жители деревни провожали их в последний путь, горько плача: там были их знакомые и родные.

Один житель той деревни узнал отца Шуры, и пока немец-конвоир не видел, подкрался к нему и спросил, что может сделать для него напоследок. Тот попросил воды. Мужичок сбегал и через минуту протянул ему кружку. Но конвоир увидел это, выбил кружку из рук, не дав человеку перед смертью напиться. Через пару минут всех приговоренных раздели и расстреляли. Потом их закопали в одной глубокой яме.

Уже после того как Брянщину освободили, люди разрыли яму и стали искать тела своих родных. Но трупы уже сильно разложились. Кому-то повезло опознать близких по особым приметам. Но отца Шуры найти так и не удалось. Неопознанные тела захоронили в братской могиле. Наверное, он был среди них. Кстати, друг, с которым они удирали от фашистов, после освобождения Брянщины вступил в ряды Красной армии, прошел всю войну и вернулся к родным.

Вкус сахара

Дети в оккупацииНе все немцы были плохие. Однажды бабушка, сидя на корточках, чистила земляной пол в их жалком жилище. А сестра несла перед собой чугун с кипятком и Шуру не увидела. Наткнулась на нее, и кипящая вода вылилась девочке на спину. Кожа с нее полезла клочьями.

После расстрела мужа мама Шуры начала выпивать. Наверное, будучи подшофе, не подумала и положила ошпаренную дочь на лежанку горячей печи. Бабушка до сих пор помнит жуткую боль в спине. Ее стоны и плач услышал проходивший мимо немецкий врач. Он зашел в дом и начал спрашивать, почему киндер кричит. Сестры кое-как объяснили, в чем дело. Тот, покачав головой, вышел и вернулся с баночкой, в которой была черная вонючая мазь. Он переложил Шуру на кровать и начал смазывать ожоги. Девочке стало полегче. Немец приходил несколько дней подряд и продолжал лечение. Ожоги стали покрываться коркой, потом она сошла, осталась только розовая молодая кожа. И ни одного шрама!

И еще один случай из той же серии. Один из немцев, живших в их деревне, очень полюбил Шуру. На ломаном русском он объяснил, что в Германии у него осталась дочь, похожая на нее. Имя «Шурочка» он почему-то выговорить не мог и назвал ее Журавочкой. Он приносил девочке то кусок хлеба, то сливочного масла или сала. А один раз принес горсть сахарного песка и высыпал ей в рот. Бабушка говорит, что вкуснее в жизни ничего не ела.

Провидица не обманула

Самая младшая сестра Александры Алексеевны не пережила войну — умерла от простуды. Бабушка же выдержала оккупацию, выросла очень волевой женщиной. Как все говорили — с мужским характером. Замуж ее выдали насильно. Но потом она очень полюбила супруга, он тоже в ней души не чаял. Родились у них двое деток, мои дядя и тетя. Бабушка работала на полях — косила траву, а ее муж трудился на железнодорожной станции. Во время перерыва он бежал на поле к Шуре. Она садилась обедать, а он косил за нее, помогая выполнить дневную норму. К концу перерыва по-быстрому перекусывал и снова бежал на станцию.

Однажды бабушке приснился сон, как будто началась гроза. Молния попадает в грушу, та раскалывается, от нее откатываются три плода. Проснувшись, бабушка пошла к деревенской провидице. Та сказала ей, что она вскоре с двумя детьми останется вдовой.

Так и вышло. В один злополучный день бабушка была на работе. Разразилась страшная гроза, а сына нужно было забрать из садика. Муж на велосипеде поехал за ним, и на повороте его сбил автомобиль, за рулем которого находился пьяный водитель. Очевидцы трагедии остановили попутку и повезли пострадавшего в больницу. Кто-то успел сообщить бабушке страшную весть. Но когда она сумела увидеться с мужем, он не мог даже говорить, только сжал ей руку на прощание. Так сбылось предсказание: бабушка осталась вдовой с двумя маленькими детьми. Уже потом она встретила моего родного деда. Они поженились и родили мою маму.

Ольга ЛАЗУТКИНА

,   Рубрика: Великая Отечественная


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
2 + 15 =


SQL запросов:52. Время генерации:0,595 сек. Потребление памяти:29.97 mb