Кортелисы в «треугольнике»

Автор: Maks Окт 13, 2018

Украинская деревенька Кортелисы (Кортелесы), затерянная в волынских лесах, вряд ли бы привлекла к себе внимание, если бы не страшная трагедия: 23 сентября 1942 года село полностью уничтожили гитлеровцы.

До войны в селе Кортелисы Ратновского района Волынской области проживало приблизительно 3213 человек — украинцы, русские, белорусы, поляки, 40 еврейских семей (всего около 200 человек).

Еврейские семьи в основном занимались торговлей и ремеслом. В селе имелись еврейские кузнецы, три магазина, в которых можно было купить сахар, соль, спички.

К тому же евреи часто скупали у крестьян сельскохозяйственную продукцию и всегда выгодно ее продавали. Но с приходом гитлеровцев жизнь села замерла. А летом 1942 года немецкие оккупанты приступили к реализации своего жуткого плана — уничтожению евреев.

По чужим и своим

12 июля фашисты провели первую облаву в селе. Им удалось схватить около 30 человек. Всех их расстреляли. Однако кому-то удалось бежать: еще в начале фашистской оккупации около 47 жителей ушли в партизаны. Позднее к ним присоединились свыше 100 раненых красноармейцев, которые вышли из окружения и нашли пристанище в местных лесах. Входили в отряд и бывшие защитники Брестской крепости. Командиром новообразованного партизанского отряда избрали Бориса Михайловского. В мае-июле отряд провел около 25 операций в тылу врага, нанеся фашистам серьезный урон. Они уничтожали немцев и местных полицаев. Приходя в село, партизаны брали продукты и одежду. Но некоторые семьи евреев не хотели отдавать свое имущество. И партизаны, как это ни прискорбно, шли на преступление: они убили несколько еврейских семей, преимущественно женщин и детей, а тела погибших захоронили на окраине села. Там же, где расстреливали евреев фашисты. Украинские семьи боялись забирать осиротевших еврейских детей, потому что за укрывательство могли уничтожить все семейство. Что оставалось делать евреям?

Оказавшись под двусторонним огнем, они массово уходили из села и скрывались в лесных чащах и непроходимых болотах. Партизанский отряд, базирующийся недалеко от Кортелисов, был настроен очень воинственно. Он не давал покоя фашистам, но иногда от него перепадало и местным жителям. Трудно было людям жить в таких условиях: и немцы, и партизаны требовали выполнять только их распоряжения. И в случае неповиновения всем грозила смерть.

В каждом селе оккупанты устанавливали свои налоги, нормы вывоза леса, сдачи зерна, молока, мяса, яиц. За всем этим следили местные полицаи. Население близлежащих деревень налоги сдавали. А жители Кортелис — нет. Поэтому немцы отправили некоего Петра Пригонюка к старосте в Кортелисы, чтоб узнать, в чем дело.

Но тут партизаны выследили гонца и убили Пригонюка с особой жестокостью. После этого немцы предупредили, что сожгут село, если убьют хотя бы еще одного немца или полицая. Но через две недели в Кортелисах снова обнаружили трупы двух немцев. По одной из версий, они приходили к местным зазнобам. Но партизаны их подкараулили и убили.

А после этого уничтожили еще одного полицейского.

Партизаны боролись с оккупантами, не зная пощады. Но вот только что было делать мирным жителям? Детям, старикам, женщинам? На этот вопрос никто не мог дать ответа — ни оккупанты, ни партизаны.

Зато немцы были убеждены: нарушение порядка должно караться смертью. И не важно, что местные жители никого не убивали.

Первые выстрелы

Кортелисы26 августа 1942 немцы прибыли в Кортелисы. Согнали крестьян в центр села и для начал публично расстреляли Матрону Дордюк (ее сын был в партизанах), Лихвана Мирона, его жену Александру, их сыновей Николая и Михаила, а также двух бежавших из немецкого плена — Владимира Вильковицкого и Степана Криволапа.

Они посчитали, что этих расстрелов будут достаточно, чтобы партизаны попритихни. Но не тут-то было: те убили еще одного немецкого солдата и даже младшего офицера.

И только после того оккупанты решили проучить как партизан, так и всех жителей окрестных сел. Командир 15-го полицейского полка Юрген Голлинг издал приказ об уничтожении деревень и сел, пораженных «бандитской заразой». К уничтожению приговорили Кортелисы и 20 близлежащих хуторов.

Операцию по уничтожению назвали «Треугольник». Для карательной акции в Кортелисы доставили роту немецких полицаев из города Нюрнберга, а для окружения села и вывоза продуктов привезли старост из Ратного, Камень-Каширского, белорусских селений Малориты, Хотислава и других. Командовал «ротой смерти» обер-лейтенант Глюке.

23 сентября 1942 года Кортелисы с хуторами окружили полицейские. Им выдали лишь по одному патрону, чтобы никто не стрелял и тем самым не вызвал случайной паники.

Всех жителей стали сгонять якобы на общий сход для ознакомления с новым указом. Когда все собрались на площади, полицаи окружили толпу и стали загонять людей в церковь, в школу, в прилегающие к центру дома. Люди недоумевали, но некоторые сразу сообразили: надо ховаться! И те, кто спрятался на чердаках или в погребе, остались живы.

Расстрел начался точно по плану в 9:00 и закончился в 16:25. Бойня была спланирована по типу уборки урожая. Все четко, организованно, с перерывом на обед.

Стрельбу проводили в пяти местах одновременно. Пулеметные выстрелы глушили ревом автомобильных моторов (хотя разве мотор может заглушить звук выстрела?).

Сначала убили молодых мужчин, способных сопротивляться. Уничтожение женщин, стариков, детей проходило без «осложнений». Людей выводили группами по 10-15 человек. Детей и стариков били прикладами автомата. Тела бросали в ямы, вырытые полицаями, трупы присыпали землей. Говорят, что земля на могилах некоторое время шевелилась.

Вот что написал в своем отчете обер-лейтенант Глюке: «…Ваш приказ выполнен полностью… Рота «Нюрнберг» потерь не имеет. Один шофер после выполнения приказа заболел — приступ гастрита. Израсходовано патронов: 4 тыс. 321 (четыре тысячи триста двадцать один). Один пулемет требует ремонта из-за чрезмерного перегрева. В общей сложности было убито до 3 тыс. человек».

Здесь поражает даже не количество убитых, а экономия «средств» — на 3 тысячи человек потратили 4 тысячи патронов! То есть стреляли наверняка, как в скотину на бойне.

Никто не забыт?

Всего было убито 2875 жителей села. Среди них — 1620 детей. Сожжено 715 домов — на месте Кортелис осталось огромное пепелище. Немного позже стерли с лица земли и другие села: Тарасово, Хомут, Рябино, Косицы, Ягодкове, Сосновка и другие.

Одной из страшных загадок этой трагедии является поведение партизан. Ведь они знали, что происходит, но никакой помощи не оказали. Даже не попытались. А ведь сельчане их кормили, обогревали, лечили. Среди убитых были родители, братья, сестры партизан! И ничего, полное бездействие! Сегодня можно с уверенностью сказать, что моральная ответственность за трагедию в полесском селе в том числе лежит и на партизанах, которые заставляли жителей помогать им, а потом позорно бросили беззащитное население на растерзание врагу.

После войны чекисты разыскивали полицаев, участников расстрела, вплоть до 1965 года. Их судили, сажали в тюрьмы за измену Родине. А вот партизан, как ни странно, до сих пор считают героями. 5 мая 1980 года на территории уничтоженного села открыли мемориальный комплекс «Жертвам фашизма». Здесь находятся 7 братских могил мирных жителей. На каменных плитах высечены фамилии жителей села, погибших в страшном аду.

Кортелисы — украинская Хатынь — навсегда останутся вечной болью и вечной памятью миллионов людей.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ

, , , ,   Рубрика: Великая Отечественная





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,688 сек. Потребление памяти:38.81 mb