Коварный напиток

Автор: Maks Сен 27, 2017

Практически каждый народ изобрёл алкогольный напиток. Не были исключением и индейцы доколумбовой Мезоамерики. Но они придавали своему пульке совершенно особое значение.

Ацтеки готовили слабоалкогольный напиток пульке (по-местному — октли) из перебродившего сока агавы. Чтобы ускорить процесс ферментации, в него добавляли некий корень. Полученный напиток был слабее виноградного вина — 4-8 градусов. Завершение дела отмечали ритуалами. Ведь пульке был священным напитком, подарком богов.

Легенды про агаву

Сохранилось несколько вариантов легенды об обретении пульке. Согласно древнему, жестокому сказанию, боги решили, что люди их мало восхваляют и нужно их слегка «приободрить». Вездесущий Кецалькоатль вспомнил о богине Маияуэль, которую в Доме Солнца охраняла её бабушка, и предложил той сбежать на землю. Юная богиня согласилась — на небесах было так скучно, что и она, и бабушка все время спали.

Проснувшись, старуха разгневалась, не найдя внучки, и вместе с другими богинями отправилась её искать. Кецалькоатль и Маияуэль, желая спрятаться, превратились в дерево с двумя ветвями, но, когда бабушка проходила мимо, ветвь Маияуэль дрогнула. Старуха узнала беглянку, отрубила ветвь, разломала её на куски и угостила ими помогавших ей богинь. Когда опасность миновала, Кецалькоатль принял обычный облик, собрал и закопал останки Маияуэль. Из них вскоре выросла агава.

В другом мифе Маияуэль сперва была простой крестьянкой. Как-то раз, придя утром на поле, она заметила странную мышь. Зверёк не убегал от неё, а кружил рядом, как будто дразнясь, и время от времени откусывал кусочки от агавы. Женщина решила собрать вытекающий сок и приготовить из него напиток. В благодарность за открытие боги сделали её одной из них.

В романтизированной версии легенды изобретательницей пульке названа юная простолюдинка Шочитль, которая увидела пьяную мышь, слизывающую сок агавы. «Если мышь лакомится соком, почему бы этого не сделать и царю?» — решила девушка и понесла во дворец угощение. Царь оценил и опьяняющий напиток, и прекрасную девушку, взяв её в жены.

Считалось, что бог лекарств Патекатль придумал добавлять в напиток корень, который придал ему крепость и специфический вкус. Добавку так и прозвали — «патекатль» (миссионеры позднее обозвали его «адским корнем»).

Позднее Маияуэль и Патекатль превратились в мужа и жену. Появились у них и дети — 400 кроликов, которые обозначали… степени опьянения! 400 означало быть мертвецки пьяным, 15 — лишь слегка навеселе. Кролик выбран потому, что ацтеки подметили: этот зверёк прячется в агаве, к тому же чрезвычайно плодовит. Пульке был связан с культом плодородия и деторождения. Новорождённого обтирали пульке, иногда предлагали его и роженицам. А вот употребление напитка беременными строжайше запрещалось.

Майя предпочитали готовить не пульке, а бальче — «вино из меда и воды и… корня одного дерева… который делал вино крепким и очень вонючим», по утверждению епископа Диего де Ланды. Для этих целей они сажали во дворах «безобразное» «винное дерево». Современные учёные считают, что для производства бальче использовались не его корни, а кора.

Строгие правила

ПулькеУпотребление «божественного напитка» строго регламентировалось. Пить дозволялось лишь больным и пожилым, а также тем, кто выполнял тяжёлую работу. Допускалось спиртное и на праздниках, но не без ограничений. Молодёжи пить не позволялось вовсе, тем, кому за 30, — не больше двух чаш, и лишь старикам — сколько влезет. Возраст, когда снимался запрет на спиртное, в разных источниках приводят разный. Называют и 30 лет, и 70, но чаще всего — 50.

Древние мексиканцы сознавали свою склонность к алкоголизму и понимали какую опасность для их цивилизации представляет алкогольная интоксикация. Поэтому они стремились контролировать себя, подавлять пагубную склонность, воздвигая жёсткие барьеры на её пути. Так считал французский учёный Жак Сустель, потрясённый строгостью ацтекских антиалкогольных законов.

Наказания за пьянство в общественных местах разнились в зависимости от ранга провинившегося и количества «кроликов», но всегда были очень суровыми. Молодёжь публично били в школе палками. Пьяным простолюдинам брили головы на рынке. При повторном проступке разрушали их дома. Неисправимых пьяниц показательно казнили перед молодыми людьми их квартала.

Ещё суровее закон был к тем, кто занимал общественные должности. Впрочем, заподозренных в дурной привычке старались к ним не допускать. Но, если чиновник был замечен навеселе «при исполнении», его казнили. Так же поступали со жрецами-пьяницами. Ацтеки небезосновательно считали — подверженный этому пороку человек недостоин служить ни людям, ни богам.

Монтесума II относился к спиртному крайне негативно. «…Октли и пьянство, — обращался он к народу в тронной речи, — причина всех раздоров и всех распрей, всех мятежей и всех бед в городах и государствах. Это как вихрь, который уничтожает и разрушает всё. Это как свирепая буря, которая несёт с собой все зло. Прежде чем происходит прелюбодеяние, изнасилование, совращение девушек, кровосмешение, кража, преступление, богохульство и лжесвидетельство, ропот, клевета, мятежи и ссоры, всегда сначала бывает пьянство. Всё это вызывает октли и состояние опьянения».

Позор правителя

Ещё один миф рассказывает, как изобретатели пульке созвали на пир знать. Каждому налили по четыре чаши, но вождь уастеков потребовал пятую. После этого начал бесчинствовать: сорвал с себя одежду и предстал перед гостями в голом виде. Протрезвевшему уастеку стало стыдно, и он увёл свой народ на побережье Мексиканского залива. С тех пор уастеки, родственники майя, заслужили славу пьяниц и необузданных дикарей. Но им, можно сказать, повезло. Для первых жителей Америки, гигантов, последствия пьянки оказались посерьёзнее.

Когда люди, предки таинственных ольмеков, приплыли с востока по морю, гиганты сумели обратить их в рабство. Но не отказались от предложенной рабами выпивки. Ольмеки, перебив спящих исполинов, стали хозяевами побережья и родоначальниками мезоамери-канской цивилизации.

Майя относились к алкоголю терпимее ацтеков. Диего де Ланда с возмущением писал, что индейцы были «очень распущенны в питьё и пьянстве, и у них от этого случалось много дурного; так, они убивали друг друга, насиловали в кроватях бедных женщин, ожидавших встретить своих мужей, [вели себя] даже с отцами и матерями как в доме своих врагов и поджигали их дома». По его словам, индейцы разорялись, тратя на попойки выручку за много дней торговли, после чего «женщины должны были отводить своих пьяных мужей домой». Правда, эти неприглядные картины наблюдались в колониальный период, когда рушились традиционные устои. А от доко-лумбовых времён дошло несколько других историй.

«Библия» майя-киче

«Пополь-Вух» повествует: в легендарную эпоху богов и героев жил на свете великан Сипакна, который играл с горами, будто с мячом. 400 юношей, напуганные его силой, решили извести гиганта. Они попросили Сипакну вырыть яму, а когда тот закончил работу, сбросили на него бревно. Но Сипакна ожидал подвоха и успел подготовить убежище. Через три дня юноши, решив, что с их врагом покончено, устроили грандиозную попойку. Тут Сипакна вылез из укрытия и обрушил на них крышу дома.

В другом месте эпоса смутно говорится о «неистовствах», которые происходили на пирах знатных киче из-за сестёр и дочерей владык. «Неистовства» достигли апогея не в горной Гватемале, а на Юкатане. По местной легенде, родственник царя Чичен-Ицы похитил невесту другого вождя прямо во время свадебного пира! Его пьяный кураж привёл к большой войне — и Чичен-Ица превратилась в город-призрак.

Но самой знаменитой жертвой пьянства был Кецалькоатль — легендарный правитель Толлана. Когда владыка одряхлел, к нему явились колдуны и предложили «лекарство от старости» — пульке. Их, чтобы опорочить мудреца, подослал его враг Тескатлипока. В другом варианте легенды он действовал лично — спустился в виде паука на паутине и преподнёс Кецалькоатлю выпивку.

Престарелый правитель, выпив пять чаш, вступил в связь с сестрой. Протрезвев, Кецалькоатль искупил грех добровольным изгнанием. Примечательно, что к тому времени он был достаточно стар, чтобы пить сколько угодно безнаказанно. Однако из-за алкоголя потерял самоконтроль и совершил тяжкий проступок. Как тут не согласиться со словами Монтесумы, что пьянство — причина всех бед!

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ

,   Рубрика: Исчезнувшие цивилизации




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
13 − 6 =


SQL запросов:60. Время генерации:0,679 сек. Потребление памяти:31.61 mb