Крутой Уокер

Автор: Maks Июн 30, 2017

Кто-то из великих сказал, что человечество если и погибнет, то в первую очередь от скуки. Рутина и однообразие убивают быстрее, чем болезни и время. Поэтому люди боролись со скукой во все времена. Американский журналист и юрист Уильям Уокер делал это с невероятной энергией, в результате чего и вошел в историю…

Первая треть XIX века была временем больших открытий и возможностей. Людям уже не было нужно бороться за выживание. Можно было поднять голову и осмотреться. И те, кто осмелился это сделать, обнаружили, что миром правит мечта и смелость.

Герой нового времени

Одним из таких героев нового времени был американец Уильям Уокер. Среди его предков были шотландские пуритане, которые переехали в Новый Свет в числе первых. Этот дух покорения новых земель и религиозной одержимости был свойственен и Уильяму, родившемуся в 1824 году в Нэшвилле (штат Теннесси). Его отец был банкиром, а мать происходила из влиятельной и богатой семьи, жившей в штате Кентукки. Она часто болела, и Уильям читал ей вслух романы Вальтера Скотта, поэмы Байрона и другие романтические книги, которые имеют одну особенность — если читать их долго и с неослабным вниманием, то жажда романтики навсегда проникает в кровь. После окончания университета юноша рванул в Европу, чтобы попрактиковаться в будущей профессии врача.

В Старом Свете в то время было неспокойно. Европа грезила о революции. В Южной Америке и вовсе шла гражданская война, в которой проявил себя Джузеппе Гарибальди, будущий главный карбонарий Европы. Так что домой Уокер вернулся другим человеком. И это стало ясно, когда он ни с того ни с сего вдруг решил переменить профессию и стать журналистом.

Уильям поступил на курсы журналистики, переехал в Нью-Орлеан, где стал одним из издателей New Orleans Crescent, довольно популярной газеты. В этом городе Уильям узнал любовь.

Предметом его страсти стала глухонемая красавица Элен Мартин. У Элен было множество поклонников, однако Уокер сумел завоевать ее сердце. Дело шло к свадьбе, но в 1849 году Элен заразилась холерой и скончалась.

Для Уильяма Уокера это стало ударом. Из открытого и веселого человека он превратился в меланхолика. Его взгляды переменились — из сторонника равноправия и аболициониста он превратился в агрессивного реакционера, оправдывающего рабство и поклоняющегося учению о «предопределении судьбы». Согласно этому учению, англосаксам, да и вообще белой расе, на Американском континенте, как и во всем мире, уготована особая роль.

Переехав в Сан-Франциско, Уокер стал готовиться к исполнению новой миссии. И для начала он вместе со сторонниками решил завоевать часть Мексики, образовав там независимое государство.

«Флибустьеры» на марше

Уильям УокерОднако с Мексикой все оказалось не так-то просто. В течение нескольких месяцев Уокер наслаждался плодами захвата. Но потом правительству Мексики надоели жалобы жителей Севера, где бесчинствовал Уокер со своими головорезами, и оно отправило туда армейские части. После ряда кровопролитных боев Уокер бежал в США.

Американские власти вроде как хотели привлечь его к суду. Уокера арестовали, но вскоре выпустили. Он снова вернулся к журналистике и мечтам о завладении новой страной.

Тут разгорелась Крымская война, американские власти озаботились новой проблемой, и Уокер тем временем нашел себе новый объект — Никарагуа.

Там в это время шла гражданская война между либералами и консерваторами, и Уокер, собрав банду в количестве 56 человек, отправился помогать либералам. В частности, их лидеру Франсиско Кастельону, воевавшему с легитимистами-консерваторами.

Когда «флибустьеры» (так называли себя бойцы Уокера) высадились в Никарагуа, к ним присоединились местные искатели приключений, так что отряд достиг численности в 200 человек.

4 сентября 1855 года этот отряд нанес поражение легитимистам в битве за Ла Вирген. 13 октября «флибустьеры» захватили американский пароход, ходивший по озеру Никарагуа. Благодаря этому им удалось совершить стремительную высадку в Гранаде, столице легитимистов, и захватить один из крупнейших городов в Никарагуа.

Помимо захвата соседних земель, Уокер мечтал о создании новой рабовладельческой империи, в которую вошли бы все страны Карибского бассейна. Поэтому он отменил закон об отмене рабства, которое в Никарагуа было запрещено с 1824 года, провозгласил английский язык государственным языком, хотя в этой стране практически никто, за исключением представителей элиты, на нем не говорил. Уокер рассчитывал, что этот его жест будет по достоинству оценен сторонниками рабства и они помогут ему деньгами.

Тем временем 1 марта 1856 года Гватемала, Коста-Рика, Гондурас и Сальвадор объявили о начале военных действий против Уокера.

К этому времени наемники уже вторглись на территорию Коста-Рики и захватили асьенду (поместье) Санта-Роза, где и произошло главное сражение.

К вечеру 20 марта 1856 года к Санта-Розе подошел отряд из 700 костариканских солдат под командованием генерала Хосе Хоакина Моры. Начался штурм. После ожесточенного сражения наемники, потеряв 59 человек убитыми, бежали. Генерал и его армия перешли границу Никарагуа, здесь к ним присоединились отряды легитимистов. Таким образом, против Уокера воевала армия численностью 1200 человек.

11 апреля 1856 года состоялось крупное сражение у никарагуанского города Ривас. Вряд ли костариканцы сумели бы взять штурмом форт Ривас, если бы не подвиг барабанщика Хуана Сантамарии. Этот парень под градом пуль подбежал к стене форта и бросил на нее факел. Деревянные стены загорелись, и наемники вынуждены были оставить форт.

Однако на тот момент костариканцы не смогли победить Уокера. Началась холера, и армию пришлось распустить. Но пока шла война, главу Никарагуа Кастельона скосила холера. Президентом стал Патрисио Ривас, хотя фактическим главой был Уильям Уокер. А в июле 1856 года он провозгласил себя президентом Никарагуа, которого вскоре признало и правительство США.

«Назовите свое имя!»

К этому моменту он успел совершить большую ошибку — захватить имущество могущественного толстосума Вандербильта. Тот пришел в ярость и заставил правительство США отменить указ о признании Уокера президентом. После этого Вандербильт организовал силами трех государств — Гватемалы, Сальвадора и Гондураса — интервенцию в Никарагуа. В битве за Гранаду армия Уокера была разгромлена, и он вместе с 300 соратниками сумел сбежать из страны на американском корабле.

Добравшись до США, Уокер снова зажил как ни в чем не бывало: издавал газету, ездил по стране, читая лекции о пользе рабства и необходимости создания рабовладельческой империи.

В 1859 году, воспользовавшись политическим скандалом в Гондурасе (жители Роатана, крупнейшего из островов Гондураса, в основном американцы, были крайне недовольны тем, что остров стал собственностью Гондураса), он собрал своих бойцов и направился на остров. Он рассчитывал завоевать Роатан, объявить себя его главой, после чего сделать остров базой для завоевания Гондураса.

Однако все пошло не так, как было задумано. Как только отряд Уокера высадился в Гондурасе, его сразу же заблокировали с суши гондурасские войска, а с моря — английский корабль. Попав в безвыходное положение, Уильям Уокер принял решение сдаться командиру британского корабля, коммандеру Ньюэллу Салмону. А уже тот передал его властям Гондураса. Военный трибунал приговорил Уокера к расстрелу.

12 сентября 1860 года 36-летнего Уильяма Уокера подвели к стене форта, который он недавно захватил.

— Назовите свое имя, — потребовал офицер.

— Президент Никарагуа! — ответил он по-испански.

Уокер отказался надеть черную повязку или повернуться лицом к стене, и сам скомандовал взводу: «Пли!»

Во всяком случае, так гласит легенда.

Дмитрий КУПРИЯНОВ

,   Рубрика: Власть


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
20 − 14 =


SQL запросов:51. Время генерации:0,622 сек. Потребление памяти:29.71 mb