Кто вы «товарищ Сиад»?

Автор: Maks Апр 28, 2017

Сегодня наименование Сомали обычно упоминается в связи с пиратами. Однако не так давно юго-восточная оконечность Африки являлась полноправным государством со своей армией, полицией, судами и законами. И руководил всем этим хозяйством бывший полицейский Мохаммед Сиад Барре…

Независимость всех африканских стран, как правило, проходит через одинаковые стадии. Получив независимость, лидеры новых государств ищут покровителя и, получив от него помощь, пускаются в независимое плавание с учетом курса, который им предлагает страна-спонсор.

Совсем недавно главным игроками на этой территории были две супердержавы: США и СССР. Сомали, которой руководил Мохаммед Барре, долгие годы шла в фарватере СССР. Но проявила строптивость, в результате чего потеряла стабильность, свободу и, наконец, саму государственность.

Сын своего клана

Главная особенность стран Юго-Восточной Африки множество разнообразных племен и народностей, которые в силу разных причин не могут найти между собой общий язык. И Мохаммед Барре, который руководил Сомали более 20 лет, знал об этой проблеме не понаслышке. Сам он, родившийся то ли в 1919, то ли в 1915-1916 годах (на этот счет существуют разные версии), по матери принадлежал к клану огаден, а по отцу — к марехан. Для африканца принадлежность к клану имеет решающее значение: это вторая, а может, и первая семья, род, отечество. И в случае прихода во власть все мало-мальски значимые должности занимают представители одного клана. Это очень не нравится другим кланам, которых немало. Отсюда проистекает неизбежность межкланового конфликта. Те же марехан — один из основных подкланов крупнейшего сомалийского клана дарод. А раз они самые древние, значит, имеют полное право быть главными во всем!

В 10 лет Мохаммед Сиад остался один — родители умерли, и любознательному мальчику помог его клан.

Уже в 1940 году он стал полицейским, что было немалым достижением. Так как Сомали на тот момент была разделена на три части — британскую, итальянскую и французскую, а Барре жил на территории, управляемой Италией, спустя 10 лет он отправился учиться во Флоренцию в военную академию.

Вернувшись, он продолжал служить в полиции, а в 1960-м, когда Сомали решили предоставить независимость, встал у истоков создания национальной армии — занял пост начальника штаба. Когда Сомали обрела независимость, Барре служил в армии. Его карьера шла в гору — в 1962 году он получил звание бригадного генерала, в 1965-м стал командующим вооруженными силами Сомали и вскоре получил звание генерал-майора. Но все же амбиции Барре были не удовлетворены.

В объятиях СССР

Мохаммед Сиад БарреСын скотовода-кочевника и безграмотной крестьянки втайне мечтал о создании Великой Сомали. Для этого нужно было собрать все племена и территории, населяющие Африканский Рог, под единым управлением в одной стране. А руководителем этого государственного образования должен был стать не кто иной, как Мохаммед Сиад Барре. Харизматичный и целеустремленный, он видел ошибки своего руководства — коррупцию, безволие и отсутствие великой цели, — и готов был взять ответственность за преобразования на себя.

Эта возможность у него появилась осенью 1969 года. 15 октября личным телохранителем был убит президент страны Шермарк. В стране наступил внутриполитический кризис. Руководство Сомали стало готовить к приходу во власть прозападного кандидата. И Барре, испытывающий симпатии к социализму, понял — промедление смерти подобно.

В ночь на 21 октября 1969 года офицеры сомалийской армии под руководством генерала Мохаммеда Спада Барре осуществили военный переворот и захватили власть в стране.

Министры прежнего правительства были арестованы, парламент, политические партии и общественные организации — распущены. Вся власть перешла к Верховному революционному совету (ВРС), президентом которого стал Мохаммед Барре. Спустя три дня Барре выступил с речью по радио, в ходе которой объяснил причины переворота. Объявив случившееся революцией, Барре заявил, что дальше терпеть не было никакой возможности. Страна погрязла в коррупции, безвластии и беззаконии. И новое руководство (читай — Барре) берется все это исправить.

Правда, исправление ситуации началось с ошибки: центральное правительство сформировали из представителей одного клана. В регионах сразу же появились обиженные, которые объявили новой власти войну.

Но Барре знал, что делал. Он объявил, что намеревается строить социализм и слушать то, что ему прикажут в Москве.

Советское руководство, обнаружив еще один очаг социализма в африканских песках, словно библейские волхвы, начало заваливать Сомали разнообразными дарами. Оружие, транспорт, промышленное оборудование, технические и военные специалисты наводнили африканский оазис, пробудившийся к новой жизни.

Надо сказать, что теперь эти годы — с 1969 по 1990-й — сомалийцы и в самом деле вспоминают с ностальгией. Президенту (при активной помощи Страны Советов и на ее деньги) удалось сделать немало. В актив Барре и его команды можно занести предупреждение эпидемии оспы: диспансеризация населения Сомали приобрела невиданные доселе масштабы. Правительство национализировало землю, нефтяные и страховые компании, иностранные банки и т.д. Это помогло в создании новых рабочих мест и предприятий, строительстве дорог и ликвидации безграмотности, которой правительство объявило войну.

Но несмотря на это, скот и банановые плантации — главные козыри сомалийской экономики — оставались в руках частных владельцев, внешнеторговые операции продолжали осуществляться торговцами-частниками. И вообще, социализм по-сомалийски выглядел необычно. Это была смесь марксизма, ислама и политических представлений самого Барре. Не обошлось и без культа личности: наряду с портретами Карла Маркса и Ленина улицы Могадишо украшали портреты и плакаты президента. Сомалийцы называли своего лидера «учителем», «отцом знаний», а сам Барре называл себя «товарищем Спадом». Всякое инакомыслие в стране было подавлено, оппозиционные движения разгромлены.

Невзирая на провозглашенный курс на социализм, президент продолжал думать о Великой Сомали. И когда в 1974 году в Эфиопии, совершившей революцию и свергшей монарха, началось брожение, Барре решил прирезать к Сомали территорию Огадена — одной из пограничных провинций Эфиопии.

Это было его роковой ошибкой.

Три года на чужбине

Дело в том, что СССР поддерживал Эфиопию, которая была ему традиционно ближе. И когда Барре вторгся на территорию соседней страны, СССР отказал ему в помощи и потребовал, чтобы тот прекратил военные действия.

Мохаммед Барре, получив в Москве отказ в помощи, вернулся домой рассерженным. 13 ноября 1977 года он объявил о денонсации договора с СССР. Сомали принялась активно искать новые источники для пополнения арсеналов. Поддержку оказали мусульманские страны: Египет, Саудовская Аравия, Пакистан, Иран. Но все это не помогло: эфиопы, поддерживаемые советским оружием и военспецами, нанесли Сомали тяжелое поражение. Барре пришлось убраться.

Падение в пропасть продолжилось. Сомали стала заигрывать с США, которые пообещали помощь, получили порты и базы, и про свое обещание забыли. Денег в стране было все меньше, и оппозиция подняла голову.

В 1986 году Барре попал в тяжелую автомобильную катастрофу. Пока он лечился, враги активизировались. Но самое главное — разругались представители правящей верхушки клана марехан. Это ослабило позиции самого президента. В 1988 году Сомалийское национальное движение, которое контролировало северные территории, начало войну против законной власти. Барре был в бешенстве, по его приказу войска стирали с лица земли города повстанцев, убивали женщин и детей, практиковали пытки и казни. После такого вся страна восстала против неразумного диктатора.

В 1991-м восставшие захватили столицу страны. Барре вначале попросил убежище в Кении, но ему отказали. Тогда он в середине 1992 года бежал в Нигерию, где на правах беженца прожил еще около трех лет.

Тяжелые испытания, перегрузки, крах дела всей жизни подорвали здоровье сомалийского лидера. В 1995 году он скончался в результате инсульта.

На тот момент в Сомали шла гражданская война. Она идет и сегодня. И недаром граждане страны теперь вспоминают «кровавую диктатуру» Барре как «золотой век Сомали».

Ведь все познается в сравнении.

Дмитрий КУПРИЯНОВ

,   Рубрика: Власть


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
1 + 29 =


SQL запросов:53. Время генерации:0,526 сек. Потребление памяти:28.68 mb