Куда плавал Садко?

Автор: Maks Авг 19, 2018

Все наверняка знают оперу Римского-Корсакова «Садко», многим с детства памятна эта былина о новгородском купце, по которой ещё в сталинские времена был снят большой красочный мультфильм. В 2018 году на экраны вышла новая фантазия отечественных аниматоров, в которой мотив былины угадывается более чем приблизительно, но речь сейчас не о том. Вопрос в другом: был ли у Садко реальный прообраз и куда в золотую эпоху новгородской торговли плавали купцы из древнего русского города?

Былина

Былина о Садко относится к новгородскому циклу, возникновение которого исследователи датируют XII столетием, то есть временем упадка Киевской Руси и расцвета Новгорода. Великий Новгород был крупнейшим русским торговым городом. Герой былины Садко — не привычный воин-богатырь, а купец. Когда-то он был беден, из всего добра имел одни «гусли звончаты», с которыми хаживал на званые пиры, веселил народ. Восхищённый мастерством песенника, Морской царь подарил игравшему на берегу гусляру трёх рыбок — золотые перья. Выиграв спор с некими купцами, Садко за полученные в обмен на рыбок деньги закупил всякого товару видимо-невидимо. И стал богатым гостем-купцом господина Великого Новгорода.


С товаром он плывёт в Золотую Орду, где с выгодой его сбывает. На обратном пути на море поднимается страшный шторм, и Садко вызывается стать жертвой Морского царя, которому он давно не платил дани. Попав в подводное царство, герой былины по приказу царя три дня кряду играет на гуслях, а тот со свитой танцует. Из-за плясок на море происходит сильное волнение и гибнет много людей. К Садко приходит святой Микола Можайский, он же Николай Чудотворец, по совету которого купец рвёт струны на гуслях. Повеселившийся на славу Морской царь предлагает Садко взять в жены любую из его дочерей. По совету святого купец остановил свой выбор на Чернавушке. Проснувшись на следующее утро, герой былины оказался дома. В благодарность он строит собор святому Миколе Можайскому.

Сторонники исторической школы считают, что древнейшей основой былины о Садко была песня о летописном новгородском купце по имени Садко Сытиныч (Содко Сытинець), которого аж двадцать одна летопись за 1167 год упоминает как строителя церкви Бориса и Глеба в Детинце в Новгороде. До наших дней она не сохранилась, просуществовав где-то до XVI века.

Зарубежные подворья

Садко и Морской царьПодобные сказания не возникают просто так, они всегда в поэтической форме отражают исторической опыт народа, создавшего эти былины. Сведения из былин подтверждаются историческими хрониками, летописями, археологическими находками. Великий Новгород, один из древнейших русских городов, благодаря исключительно выгодному географическому положению на стыке водных путей в направлении запад — восток и север — юг уже в IX веке стал важным центром торговли с восточными странами — Волжской Булгарией, Хазарским каганатом и даже арабским миром, а затем и с Западом, со странами Прибалтики. Более того, если до XI века основная часть заморской торговли проходила через Киев, то с этого времени роль основного центра переходит к Новгороду. И в дальнейшем на протяжении нескольких столетий значительная часть внешней торговли оставалась в руках новгородских купцов.

В наиболее часто посещаемых зарубежных балтийских портах новгородцы основывали свои фактории. Так, в Висбю — главном городе острова Готланд в Центральной Балтике — они имели свои дома, склады и церковь. По некоторым данным, это была церковь святого Николая, покровителя всех плавающих и путешествующих. В городе Гарда на Готланде на стенах православной церкви обнаружена фресковая живопись, выполненная, вероятнее всего, русскими мастерами. Историки предполагают, что это была церковь русской колонии. Каменная русская церковь святого Николая стояла также в древней столице Швеции — городе Сипуне.

Русские постоянно жили и в Линданисе (Колывани) — эстонском городе, располагавшемся на месте современного Таллина. Существовал новгородский гостевой двор и в Киеве. Об интенсивности морских торговых связей Великого Новгорода с Западом свидетельствует и раннее появление в нём готского и немецкого «гостевых» торговых домов.

Лодьи плывут на запад

Новгородские суда плавали на запад путём, во многом совпадавшим с указанным в былине о Садко. Учёные полагают, что морские суда из-за сравнительно большой осадки не могли преодолевать пороги на Волхове и добираться непосредственно до Новгорода, в то время как невские «Ивановские пороги» были для них доступны. Поэтому именно русский город Ладога, расположенный в 13-14 километрах от впадения Волхова в Ладожское озеро, был местом, откуда отплывали морские суда. В пользу этого свидетельствуют и исландские саги о норвежских королях. Результаты же археологических раскопок свидетельствуют, что Ладога, вероятно, была и портом перегрузки и пересадки с речных судов на морские, и центром строительства и снаряжения морских судов.

По морю новгородцы плавали на «заморских» лодьях (так называли ладьи в северных говорах), которые представляли собой относительно крупные палубные суда, снабжённые «чердаком», то есть надстройкой. Основу корпуса у них составлял мощный киль и шпангоуты из так называемых кокор, то есть кривых стволов деревьев. К ним крепилась дощатая обшивка. Конструкция этих судов сложилась в результате взаимодействия традиций как восточнославянских, так и норманнских судостроителей. Полагают, что заморские лодьи новгородцев имели приблизительно следующие параметры: наибольшая длина около 20 м, ширина 4,5-5,5 м, осадка до 2 м. Водоизмещение их могло достигать 100 тонн. На съёмной мачте поднимался рей с прямым парусом площадью 70-80 кв. м. Рулевое весло устанавливалось с правого борта.

Из Ладоги лодьи выходили в озеро Нево (ныне Ладожское озеро) и плыли до истоков реки Невы. Далее по Неве они выходили в Котлин-озеро (Финский залив) и заходили на остров Котлин, где была стоянка русских лоцманов. От Котлина новгородские гости плыли на юг вдоль берега Чудской земли до Колывани. Там суда готовились к пути через море. Те купцы, кому было нужно на остров Готланд или в немецкий Любек, продолжали путь на запад вдоль берегов, которые в то время преимущественно контролировали славянские племена. Пройдя мимо острова Сааремаа, суда добирались до Висбю на Готланде, а уже после стоянки продолжали путь в Любек. Новгородцы, направлявшиеся в шведскую Сигтуну или в Данию, из Колывани поворачивали на север к побережью Финляндии. От Порккала-Удда вдоль берега плыли в Або (ныне Турку) и, пройдя южнее Аландских островов, достигали Сигтуны. Следуя вдоль шведского берега, современники Садко добирались и до Дании.

Не всегда по-мирному

Конкуренты, в первую очередь датчане и шведы, часто противодействовали новгородской торговле на Балтике. Так, в 1142 году три новгородские лодьи, шедшие с ценными товарами, повстречали в море целую шведскую флотилию в составе 60 судов, которая следовала к берегам Финляндии. При этом на флагманском корабле находились шведский князь и епископ, которые, очевидно, и приказали напасть на русских «схизматиков». Шведы атаковали и, несмотря на яростное сопротивление новгородцев, захватили лодьи. По сообщению Новгородской летописи, при этом погибли 150 русских. В 1157 году датский король Свен III захватил близ Шлезвига новгородские торговые суда, а находившиеся на них товары раздал в счёт жалования своему войску. А из жалованной грамоты римского императора Фридриха I Барбароссы городу Любеку известно, что среди купцов, приезжавших в этот город с востока, больше всего было новгородцев.

В 1164 году шведы осадили Ладогу, но были отражены с большим уроном и отступили к реке Вороной (ныне Воронежка), впадающей в Ладожское озеро. Подошедшие на помощь осаждённым князь Святослав с новгородскими ратниками полностью разгромили агрессоров. При этом из 55 шведских кораблей новгородцы захватили 45. В ответ на осаду Ладоги они в 1178 году разгромили шведские прибрежные города на юге Финляндии, следствием чего стало преследование новгородцев на Готланде и в Швеции. Новгородцы в ответ закрыли все свои гавани для шведских и готландских судов, поэтому торговля какое-то время велась лишь по южным берегам Балтики, заселённым вплоть до Ютландского полуострова преимущественно славянскими племенами.

В 1188 году новгородцам совместно с эстонцами и карелами и вовсе удалось взять штурмом и разорить шведскую столицу Сигтуну. Профессор Владимир Васильевич Мавродин отмечал, что дойти до Сигтуны, расположенной в самом удалённом от моря месте побережья озера Мелар, в 30 километрах от берега, можно было только хорошо зная фарватер, через протоку Стокзунд, у которой позже был построен Стокгольм, и само озеро Мелар. Взятие шведской столицы, прекрасно укреплённой высокими стенами и башнями, окружённой непроходимыми болотами и скалами, также свидетельствует о наличии у новгородцев и их союзников сильного флота и многочисленного войска. Любопытен и тот факт, что новгородцы увезли из Сигтуны большие медные врата одного из храмов и поставили их в Новгородском Софийском соборе.

Таков был золотой век новгородской торговли на Балтике, славный не только большими барышами, но и необычайными приключениями, порой с участием самого Морского царя, и большими военными потрясениями.

Андрей ЧИНАЕВ

, , , ,   Рубрика: Великие первопроходцы



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:64. Время генерации:0,619 сек. Потребление памяти:34.29 mb