Легенда о Коловрате

Автор: Maks Фев 5, 2018

Монгольское нашествие в начале XIII века стало для русских земель чудовищной катастрофой. Но это бедствие дало возможность для проявления лучших качеств защитников родной земли мужества, героизма и презрения к смерти. Имя рязанского богатыря Евпатия Коловрата, внушившего страх и уважение самому Батыю, навсегда вписано в историю золотыми буквами. Однако были и другие, не менее великие имена.

Рязанскому княжеству выпала тяжелая участь принять на себя первый, самый тяжелый удар монгольского нашествия. Батыю, двинувшему в 1237 году войска на покорение северных земель, необходимо было не только одержать победу в битвах, но и внушить страх всем будущим противникам. Поэтому Рязань завоевывали с показательной жестокостью и мощью. Однако уже здесь внуку Чингисхана стало ясно, что подчинить русские земли будет непростой задачей. Человеком, который дал ему достойный отпор малыми силами, стал легендарный рязанский боярин Евпатий Коловрат.

Простой «велможа»

Собственно, кроме военных подвигов Евпатия, мы ничего больше о нем не знаем. Из какого он был рода, какое положение имел при князе, чем занимался до нашествия монголов? Ни на один из этих вопросов «Повесть о разорении Рязани Батыем» не дает. Между тем это основной исторически достоверный источник, рассказывающий о тех грозных и трагических событиях. Еще несколько фактов сохранили народные предания, истинность которых под большим вопросом. Например, то, что место рождения героя деревня Фролово. Или отчество Львович, которое тоже ничем не подтверждено.

Следует учесть что «Повесть о разорении Рязани Батыем» была создана в XIV веке, спустя примерно век после Батыева нашествия. При всем этом «Повесть…» содержит удивительно большое количество мелких и конкретных деталей. Маловероятно, что неизвестный нам автор просто выдумал их. Они явно перекочевали в текст из более старых рязанских летописей.

Евпатий Коловрат даже не называется впрямую боярином. В тексте «Повести…» употреблено нейтральное слово «велможа». Однако он явно занимает довольно высокое положение, судя по тому, что является одним из предводителей посольства, отправленного за помощью в Чернигов. Да и оказавшиеся под его началом люди беспрекословно признают его командование и прямо называют себя «воинами Евпатия Коловрата». Складывается впечатление, что его авторитет держался именно на военной славе. Вероятно, Евпатий не был выдающимся политиком или богатеем. Но его воинские умения не поддаются сомнению. Монгольской орде довелось испытать это на себе.

Разоренный город 

Войско Батыя появилось на границах Рязанского княжества осенью 1237 года. Хан отправил к князю Юрию Игоревичу посольство, которое надменно потребовало «десятины во всем: в князьях, и в людях всех сословий, и во всем». Ответ был решительным: «Когда нас не будет, тогда возьмете все». Рязанский князь понимал, что не сможет дать отпор пришедшей орде в одиночку.

Он стал действовать одновременно двумя путями. Разослав посольства к соседям с просьбами о военной помощи, Юрий Игоревич отправил к Батыю посольство с подарками, которое возглавил его сын Федор. Монгольский хан встретил посланников с изощренной хитростью сначала устроил в их честь пир и пообещал не нападать на Рязань. Но потребовал, чтобы в качестве своего расположения рязанские князья отдали в наложницы кого-то из своих сестер и дочерей.

О дальнейшем «Повесть…» рассказывает так: «И кто-то из рязанских вельмож из зависти нашептал безбожному царю Батыю, что князь Федор Юрьевич Рязанский имеет княгиню царского рода, прекрасную собой. Царь Батый, лукавый и немилостивый по своему язычеству, обуреваем плотской страстью, сказал князю Федору Юрьевичу: «Дай мне, князь, познать красоту твоей жены!» Благоверный князь Федор Юрьевич Рязанский засмеялся и сказал царю: «Не годится нам, христианам, приводить тебе, нечестивому царю, своих женщин на блуд, когда нас одолеешь, тогда и будешь властен над нашими женщинами»».

Евпатий Коловрат «с малою дружиной» спешно отправился назад. Но нашел лишь дымящиеся руины. «Евпатий закричал в горести души своей и разгораясь сердцем. И собрал небольшую дружину тысячу семьсот человек, которые Богом сохранены были вне города», рассказывается в «Повести…». С этими 1700 воинами он и бросил вызов огромному войску Батыя, которое насчитывало десятки тысяч человек.

Непобедимый богатырь

Памятник Евпатию КоловратуЕвпатий Коловрат со своим отрядом нагнал монгольское войско где-то в районе границы рязанских и суздальских земель. Атаковав арьергард, его дружина сражалась так яростно, что в рядах захватчиков поднялась паника, дошедшая до Батыя. Мстя за павших, рязанцы бились, буквально пока в руках не ломалось оружие. После этого они выхватывали вражеские клинки и продолжали бой. Среди монголов начали ходить слухи, что это не люди, а духи павших русских.

Решить неожиданную проблему вызвался сын брата жены Батыя, которого звали Хостоврул. Этот персонаж тоже вызывает большие затруднения у историков. Его имя совершенно не похоже на тюркское или монгольское. Происхождение или родословие этого персонажа тоже совершенно неясно. Он не встречается нигде, кроме «Повести…» и былин, рассказывающих о тех же событиях. Причем его имя там искажается до неузнаваемости Бахмет Тавруевич или Возвяг Таврольевич.

Так или иначе, но Хостоврул из «Повести…» пообещал, что приведет Коловрата к Батыю живым. С большим отрядом он напал на рязанскую дружину и вызвал богатыря на поединок. Единоборство закончилось очень быстро — Евпатий рассек монгольского воина надвое, от плеча до седла. Вообще в «Повести…» ему приписываются невероятная сила и исполинский рост. Соответствует ли это реальности или Евпатий просто был очень умелым бойцом обычных размеров мы не знаем.

Смерть чудо-богатыря описана тоже весьма фантастично: монголы якобы расстреляли его из пороков (камнеметных орудий, предназначенных для разрушения стен). Сложно представить себе, чтобы в реальности это произошло именно так. Скорее всего, автор «Повести…» хотел подчеркнуть величие Коловрата, обычное оружие против которого оказывалось бессильно.

Героизм и невероятная сила Евпатия не только вдохновляли русских воинов, но и безмерно впечатляли монголов. Как говорится в «Повести…»: «Царь Батый, глядя на тело Евпатия, сказал: «О Евпатий Коловрат! Здорово ты меня попотчевал с малою своею дружиною! Многих богатырей сильной орды убил, и много войск пало. Если бы у меня такой служил, любил бы его всем сердцем». И отдал тело Евпатиево оставшимся в живых из его дружины, которые были захвачены в бою. И велел их царь Батый отпустить, не причинять никакого вреда».

По некоторым сведениям, похороны Евпатия Коловрата состоялись 11 января 1238 года, т.е. вся эта история развивалась стремительно. Не сумев остановить монгольское войско, рязанские воины тем не менее доказали делом, что смерть превыше бесчестия и даже в безнадежной ситуации нельзя сдаваться.

Защитник Смоленска

Евпатий Коловрат это самый настоящий былинный герой. Но далеко не единственный, прославивший свое имя в лихое время монгольского нашествия. Пройдя рязанские и суздальские земли, войско Батыя к 1239 году дошло до Смоленска. Здесь против них неожиданно выступил и доставил им немало проблем воин по имени Меркурий. О нем тоже известно немного. Он происходил из западных славян, приехал на службу к смоленскому князю из Моравии. Причем и сам был человеком далеко не простым принадлежал к княжескому роду.

О подвигах Меркурия мы знаем в основном из его жития как святого. Согласно церковному преданию, смоленскому пономарю, молившемуся ночью, вдруг явилась сама Богородица, которая потребовала, чтобы он привел в храм Меркурия. Когда воин пришел, Богородица снова явилась и сказала ему: «Посылаю тебя, чтобы ты отразил врагов от града сего и защитил храм сей… В сей битве ты победишь врагов и сам получишь от Господа венец победы и вечного блаженства».

Вдохновившись этим призывом, Меркурий тут же поднялся, оседлал коня и ринулся в бой. Он в одиночку ночью напал на монгольский лагерь и посеял там панику, разя врагов направо и налево. В числе прочего ему пришлось схватиться с неким исполином, отличавшимся огромной силой. Смоленский богатырь сразил противника. Но бой настолько измотал его, что сын монгольского исполина отсек практически не сопротивлявшемуся Меркурию голову.

«Злочестивый же царь, проведав о таком истреблении людей своих, великим страхом и ужасом был охвачен и, отчаявшись в успехе, быстро бежал от города с малой дружиной», рассказывается в созданном в конце XV века «Слове о Меркурии Смоленском». До сих пор в Смоленске с гордостью говорят о том, что их город один из немногих, который смог устоять перед монгольским натиском. Это правда, хотя примерно в то же время Смоленск был захвачен литовцами и освободить его великий князь владимирский Ярослав Всеволодович смог только к концу 1239 года.

Меркурий Смоленский стал крайне популярен еще до того, как церковь официально признала его мучеником, почитался как святой заступник города. С конца XVI века было установлено церковное празднование в его честь. День памяти Меркурия 24 ноября (по старому стилю).

Враг половцев

Исследователи давно заметили, что рассказы о легендарных заступниках Русской земли объединяют многие общие детали. Это и невероятная сила героя, и обязательное единоборство с одним из лучших вражеских воинов, и трагическая гибель при необычных обстоятельствах. Однако такие фигуры встречаются в русских преданиях и до того, как началось монгольское нашествие.

В рассказах о междоусобицах 1147 года князь Юрий, не зря прозванный Долгоруким, активно боролся за киевский великокняжеский престол и расширение своих владений. Одним из городов, пострадавших в этой междоусобице, был Переяславль, который пытался захватить сын Юрия по имени Глеб. По преданию, ему не удалось это из-за одного воина по имени Демьян Куденевич, который ранее прославился как непримиримый враг половцев.

Демьян Куденевич принципиально не принимал участия в княжеских междоусобицах, но беспощадно боролся с половецкими набегами, часто уходя в дальние дозоры. Между тем мать Глеба Юрьевича была дочерью половецкого хана. И Юрий Долгорукий, и его сын часто привлекали половцев как союзников в ходе междоусобных распрей. Привел Глеб половецкое войско и под Переяславль, который на тот момент казался почти беззащитным.

На город напали рано утром. Но дружина Глеба Юрьевича и половцы получили настолько жесткий отпор, что были вынуждены обратиться в бегство. Как гласит легенда, возглавил оборону именно Демьян Куденевич, возмущенный союзом русских и половцев. Он не только отбил город, но и долго преследовал агрессоров, не давая им опомниться. В одной из схваток победил суздальского богатыря Волослава. Но сам при этом получил столько ран, что, вернувшись в Переяславль, умер.

Вероятно, именно детали из легенды о Демьяне, беспощадно бившем врагов, позднее вдохновили авторов сказаний о богатырях, пытавшихся дать отпор монгольскому нашествию. Всех этих героев объединяет одно они не пытаются заниматься хитрой политикой и искать выгоды для себя в ущерб соседу, чем занималось большинство князей в годы раздробленности Руси. Вместо этого они просто встают на защиту того, что им дорого, и сражаются до последнего. Именно такие герои были нужны в то темное время. И именно рассказы о них помогли в конце концов сбросить этот гнет.

Виктор БАНЕВ

, ,   Рубрика: Историческое расследование




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:74. Время генерации:0,973 сек. Потребление памяти:31.84 mb