История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Святой меч

Средневековую Японию называли «Землей множества клинков», а искусство многих мастеров меча считалось совершенным. Но имя только одного фехтовальщика до сих пор произносится японцами с особым трепетом и почитанием - это имя Миямото Мусаси, которому современники дали прозвище «Кэнсэй» - «святой меч».

К концу XVI века в феодальной Японии удельные князья и многочисленные отряды разбойников ввергли страну в состояние беспрерывной войны всех со всеми. В 1560-х годах борьбу за объединение Японии начал Ода Нобунага. Япония была охвачена бесконечными сражениями, и умелые воины очень ценились. В это время начался расцвет кендо - искусства фехтования на мечах.

К моменту рождения Миямото Мусаси в 1584 году, Япония буквально кишела различными школами боевых искусств. Отец Мусаси был известным наставником одной из таких школ и носил имя Мунисай, а также прозвище «Непревзойденный под Солнцем», данное ему сёгуном Асикага Ёситэру за воинское мастерство. Это прозвище Мунисай получил за победу над ёсиокой Кэмпо, инструктором по фехтованию при дворе сёгуна.

Путь к славе

Мусаси с самого детства отличался чрезвычайной живостью и смелостью. Схватывая все на лету, он с легкостью подражал отцовским движениям, поражая соседей и знакомых. К двенадцати годам он обладал умом и физической силой восемнадцатилетнего юноши.

Но у этого была и темная сторона. Убежденность в своем превосходстве сделала Мусаси самоуверенным и тщеславным.

Узнав, что мастер фехтования на мечах Арима Кихэй открыл в деревне школу фехтования, провозгласив себя «основоположником стиля, подобно которому не было от сотворения мира», Мусаси открыто усомнился в этом. Тогда мастер решил проверить, какие приемы знает сам Мусаси, но не успел достать свой меч, как уже рухнул замертво. Ученики Аримы бросились на тринадцатилетнего юношу, но он так ловко фехтовал, что ему удалось убить еще двоих.

Мунисай понимал, что если сын не обучится практике самоконтроля, то его жизнь скоро оборвет меч более умелого бойца. Для этого он однажды устроил с сыном настоящий поединок. Мусаси даже не подозревал, насколько его отец силен в фехтовании. Устыдившись своего поражения, Мусаси убежал из дома в соседнюю деревню к своему дяде - буддийскому монаху - и остался жить у него при храме. Дядя оказал большое влияние на духовное воспитание Мусаси, привив ему уважение к отцу и раскрыв основные положения религии. После этого юноша стал нетерпимым к зазнайству и всегда заступался за слабых.

Став первоклассным фехтовальщиком, Мусаси в шестнадцать лет победил еще одного известного мастера владения мечом по имени Тадасима Акияма. После этого он отправился странствовать, не потерпев ни одного поражения в поединках. А его имя и биография стали обрастать огромным количеством легенд. Сейчас уже практически невозможно отличить правду от вымысла в многочисленных рассказах о Мусаси. Хотя существует общепринятая биография великого самурая, есть и альтернативный взгляд на главные события его жизни. Их изложил в своей книге Уолтер Дэнинг - англичанин, живший в Японии в конце XIX века.

Честь воина

Памятник поединку Мусаси с Сасаки Кодзиро

По версии Дэнинга, отец Мусаси, Мунисай, был вызван на поединок молодым и сильным мастером фехтования Ганрю, изгнанным за высокомерие из правящего клана Хидэёси. Несмотря на возраст, Мунисай победил в честном бою, сохранив противнику жизнь. Посрамленный Ганрю нанял разбойников и подло убил Мунисая, застрелив его из ружья.

Узнав о смерти отца, Мусаси решил жестоко отомстить убийцам и обратился за разрешением к местному правителю Като. Узнав, что просящий изобрел новый стиль фехтования, правитель решил на него посмотреть и устроил состязание, в котором никто не смог одолеть Мусаси.

Като вручил ему новый дорогой меч и нарек юношу именем Мусаси (при рождении самурай был назван Такэдзо или Ситиноскэ). Ему было официально разрешено путешествовать по Японии и везде доказывать непобедимость своего стиля.

Одна из легенд рассказывает о том, как в одном из городов с Мусаси произошла неприятность. Он не обратил внимания на то, что точильщик по ошибке передал ему чужой меч. По самурайским законам, Мусаси теперь было запрещено драться мечами. Поэтому он сражался деревянным мечом - бокеном, все равно оставаясь непобедимым.

Придя в Киото, он вызвал на поединок инструкторов клана Ёсиока, вражда с которым тянулась с тех самых пор, когда Мунисай одержал свою знаменитую победу. Мусаси одержал победу над старшим сыном главы клана с помощью бокена, проломив мощным ударом голову сопернику.

Младший сын главы клана, Ханситиро, испугался поединка и устроил засаду, приведя с собой вооруженный отряд. Однако Мусаси обнаружил это, первым напал на противника, убил его и, завладев мечом, вырвался из окружения. С этого момента он стал живой легендой.

Еще до того, как ему исполнилось тридцать лет, Мусаси провел более шестидесяти схваток с очень серьезными противниками, вооруженными не только мечом, но и копьями, шестами, дубинками или серпом с цепью, и изо всех вышел победителем. Описания этих поединков содержатся в «Нитен Ки» («Хрониках Двух Небес»), которые составлены учениками после его смерти.

Самый известный поединок Мусаси состоялся в 1612 году, когда он находился в провинции Бундзэн. Его противником был Сасаки Кодзиро, разработавший изумительную технику фехтования, известную как «пируэт ласточки». Некоторые источники утверждают, что это имя присвоил себе тот самый Ганрю, совершенствовавший долгие годы свое мастерство. Но это маловероятно.

Дуэль состоялась на небольшом острове. По какой-то причине Мусаси проспал, прибежал в последний момент, и пока его везли на лодке, выстрогал из запасного весла деревянный меч. Кодзиро решил стоять насмерть и первым нанес удар, выполнив «пируэт ласточки». Но смог лишь срезать полотенце с головы противника - Мусаси отпрыгнул в сторону. Затем он обрушил на Кодзиро несколько ударов своим «мечом», сломав ему ребро и, в конце концов, убив.

Герой на склоне лет

Долгие годы Мусаси провел вдали от общества, посвятив себя поискам просветления на пути меча. Озабоченный лишь совершенствованием своего мастерства, он жил в нечеловеческих условиях - мокрый от дождей, продуваемый ветром, не причесываясь, не глядя на женщин, не занимаясь ничем, кроме оттачивания боевого искусства. Говорят, он в то время никогда не принимал ванну, чтобы не быть застигнутым врасплох без оружия, и приобрел дикий и жутковатый вид.

Однажды в глухой провинции Мусаси забрел на постоялый двор. Усевшись в углу, он положил рядом меч и заказал обед. Вскоре в комнату ввалилась подвыпившая компания разбойников, увешанных оружием. Приметив одинокого посетителя и его великолепный меч, они сбились в кучу и принялись шептаться. Тогда Мусаси спокойно взял палочки для еды и четырьмя уверенными движениями поймал четырех жужжащих над столом мух. Разбойники, увидевшие это, поняли, что перед ними - великий мастер, способный убить их всех. Они попятились к дверям, отвешивая низкие поклоны.

Согласно его собственным словам, Мусаси пришел к пониманию стратегии боя только в конце своей жизни: «Как бы там ни было, несмотря на очевидные успехи на боевом поприще, я не успокоился и продолжал тренироваться с утра до вечера, пытаясь найти Принцип, и пришел к пониманию Пути Стратегии к пятидесятилетнему возрасту». В 1634 году он был приглашен к владельцу замка Кумамото, где провел несколько лет, занимаясь живописью и обучением самураев владетельного феодала.

Мусаси оставил после себя не только славу непобедимого фехтовальщика. Он развил школу фехтования двумя мечами и ввел в практику обучения занятия с деревянным мечом, который хотя и был оружием, но снижал травматизм при тренировочных поединках.

Самым главным вкладом Мусаси в развитие японских боевых искусств стала его книга «Го Рин Но Сё» («Книга Пяти Колец»). Он написал ее уже в старости, став отшельником и удалившись в пещеру под названием Рэйгэндо. Эту книгу можно считать ключом ко всей жизни Мусаси. Она освещает как вопросы стратегии военных действий, так и методы одиночного поединка. По словам самого Мусаси, она всего лишь «руководство для мужчин, которые хотят научиться искусству стратегии», но ее содержание всегда находится за пределами понимания ученика. Чем больше читаешь эту книгу, тем больше находишь на ее страницах. Это завещание Мусаси, ключ к пути настоящего воина, по которому он шел всю свою жизнь.

Александр ПЛОШИНСКИЙ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: