История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Под знаменем Дракулы

Любители готических ужасов считают её своим кумиром. Книга рекордов Гиннесса номинирует её как одну из самых «результативных» серийных убийц во всей мировой истории. Кем же на самом деле была венгерская графиня Елизавета Батори?

Графиня Батори происходила из знаменитого и могущественного рода, давшего немало выдающихся государственных деятелей и полководцев. Её отец Дьёрдь Батори был братом губернатора Трансильвании, а мать Анна — дочерью трансильванского воеводы и палатина Венгрии Иштвана IV. Сама Елизавета приходилась племянницей польскому королю Стефану Баторию — он был братом её матери. Существует версия, что она была дальней родственницей Влада Цепеша — знаменитого Дракулы.

Между любовью и войной

Батори были богаты, имели высокое положение в обществе и стремились заключать браки так, чтобы имущество не уходило на сторону, — то есть между родственниками, хотя и не близкими (мать и отец Елизаветы происходили из разных ветвей одного рода), или же с равными себе по рождению. Поэтому в 1570 году девочку из рода Батори в возрасте 10 лет обручили с 15-летним Ференцем, сыном палатина Венгрии Томаша Надашдя, одного из самых образованных людей своего времени. 8 мая 1575 года во дворце Вранов-над-Топлёу состоялась их свадьба: объединились два самых богатых и влиятельных рода Венгрии. Но поскольку род Батори был более аристократичен, Ференц после свадьбы взял фамилию жены. Молодые поселились в замке Шарвар. Муж Елизаветы бывал там редко, он в это время учился в Вене. Но науки молодого Ференца не интересовали, он жаждал воевать.

В 1578 году Ференц был назначен командующим венгерскими войсками в войне против турок. Он прославился отчаянной храбростью и огромной жестокостью. Турки ненавидели Ференца и так боялись, что дали ему прозвище Чёрный бей. Чёрный бей, как некогда Влад Цепеш, сажал своих врагов на кол.

В 1579 году Ференц перевёз жену в замок Чахтице — это был его свадебный подарок. Елизавета, пока муж воевал, занималась управлением семейными землями. Она была женщина умная, получила прекрасное домашнее образование, бегло говорила на четырёх языках, много читала, знала основы медицины и вела все хозяйственные записи. Потом на недолгое время военные действия затихли, муж вернулся в замок, родился их первый ребёнок — дочь Анна (всего у Елизаветы было шестеро детей — три дочери и три сына). Но в 1593 году началась новая война с турками, которая тянулась тринадцать лет и конца которой Ференц Надашдь так и не увидел. Домой он вернулся уже умирать, снедаемый лихорадкой и мучительными болями в ногах, которые в конце 1603 года превратили его в полного инвалида. 4 января 1604 года он умер.

Поскольку всеми делами во время долгой болезни мужа и после его смерти занималась жена, семья Надашдь была очень недовольна расходами графини. Одному из родичей, палатину Венгрии Дьёрдю Турзо было поручено разобраться с этими тратами. Ему это было сделать очень просто: по завещанию Ференца Надашдя именно Турзо назначался опекуном графини и её детей. Некоторое время Турзо собирал разного рода свидетельства и сплетни о недостойном поведении графини. А в 1610 году получил разрешение короля Венгрии Матьяша II на инспекцию замка Чахтице. Там он нашёл доказательства множества преступлений. Турзо арестовал служанок и слуг графини, которые под пытками показали страшные вещи и были казнены в 1611 году. Саму графиню на суд не вызывали, её ещё до суда заключили в домашнюю темницу, где она и умерла в августе 1614 года. А все земли семьи Батори-Надашдь отошли короне…

Недостоверные данные

Елизавета Батори

Для суда Дьёрдь Турзо собрал множество доказательств вины Елизаветы Батори. Вместе с двумя инспекторами он якобы обнаружил в замке Чахтице мёртвых девушек. Количество трупов он называл разное — от двух до двух десятков, одна даже вроде была жива, но умерла у него на руках. Какие-то трупы он нашёл в подземельях замка, какие-то его люди выкопали во дворе и за стенами замка, какие-то обнаружили в колодце. Но ни единого мёртвого тела и даже описания мёртвого тела, засвидетельствованного доктором, не было предъявлено потом на суде. Доказательств пыточной деятельности в замке было предостаточно: Ференц Надашдь, пытавший турецких пленников, имел таковых целый арсенал, начиная от простых клещей для дробления пальцев и кончая «железной девой». Замок не раз оказывался в зоне военных действий, так что пыточные инструменты использовались по назначению. По этой же причине захороненных мёртвых тел вокруг замка тоже было немало.

Но кроме останков, которые, конечно же, были названы «мёртвыми девушками», Турзо обнаружил множество местных слухов. Слухи были чудовищные: якобы графиня мучает и убивает молоденьких крестьянских дочек. Она заманивает их в замок, покупает у нищих родителей, обещает хорошие места служанок, а потом уж более никогда родимое дитя не возвращается домой. О графине рассказывали, что она загоняет жертвам иглы под ногти, откусывает клещами пальцы, выжигает клейма, вырывает глаза, режет по-живому вены и спускает кровь девушек в ванну, а потом в этой крови купается. Якобы так она пытается снова стать молодой — ведь ей уже за пятьдесят. Ещё она мажется их кровью и даже пьёт её, а также читает чёрные молитвы и колдовские заклинания. Одну молитву, приписываемую графине, Турзо даже нашёл: там было что-то про солнце, облако, защиту от врагов, в том числе и от него, Турзо, и от короля Матьяша. И молитва была не христианская, а какая-то языческая.

Но наибольшую пользу в расследовании принесли арестованные в замке служанки и любимец Елизаветы карлик Янош Уйвари. Их, конечно, подвергли пытке и разузнали всю подноготную. Карлик признался, что собственными глазами видел, как в замок привозят девушек и как графиня их убивает. И хоронят их сразу человек по десять, в общей могиле. Сам он убил 37 девушек, но не в Чахтице, а в Пресбурге. Графиня убивала везде, где появлялась. И не только после смерти мужа, а с 1585 года. И не только она пытала и убивала — доверенные служанки этим тоже занимались. Служанки Илона Йо, Дорко Щентеш и Катарина Бе-ницки тоже сознались во всем. Графиня убивала не только простолюдинок, но и заманивала в замок девушек из благородных семейств. Вены она им резала ножницами. А служанкам дарила в подарок одежду убитых и украшения. Ещё ей нравилось рвать тела девушек серебряными щипчиками, а иногда она делала это просто зубами. А ещё у неё была личная колдунья. Она-то и научила, как нужно омолаживаться. Кровь простолюдинок для этого не годилась, нужна была кровь благородных. И все жертвы якобы были записаны у графини в тайной книжечке.

Книжечку нашли. Там было около 650 имён, все под номерами.

С каждой пыткой слуги вспоминали всё больше деталей. Суд был предвзятый и поспешный. Илону и Дорко сожгли на костре, карлику отрубили голову, а потом сожгли, а Катарину Беницки навеки посадили в тюрьму.

Позор благородного семейства

Елизавета умерла через 3 года после суда. Незадолго до смерти ей разрешили написать завещание. Никакого прощения ни у кого она в этом документе не просила. Имущество движимое и недвижимое она отписала детям. После её смерти король обвинил детей Елизаветы в соучастии в преступлениях и вынудил их бежать от расправы в Польшу. Они считались уголовными преступниками и смогли вернуться только через 30 лет.

Хотя графиня не была казнена, но её вина бросала тень на всех Батори, живых и мёртвых. Так что многие документы спустя какое-то время семья предпочла уничтожить. И современным историкам приходится только гадать, была ли графиня виновной или же её оклеветали.

Батори, конечно же, не была ангелом во плоти. Со слугами она обращалась так, как в её эпоху с ними обращались многие — достаточно безжалостно. Дело в другом: она славилась независимым характером и поддерживала своего родственника по имени Габриэль, трансильванского воеводу, в борьбе с Габсбургами. Деньги, которые графиня так неосторожно «спускала», шли, вероятно, на содержание наёмников. И когда её переписка с мятежниками была перехвачена, судьба Елизаветы уже решалась на самом высоком уровне — недаром против неё собирал улики палатин Турзо, под опекой которого графиня состояла. Хотя некоторые историки придерживаются другой версии: «кровавая графиня» вовсе таковой не являлась, Батори всего лишь стояла во главе венгерских протестантов, чем навлекла на себя недовольство католической церкви, и в частности римского папы.

Батори хотели замять государственное дело. Король — избавиться от долга и разжиться землями графини. Римский папа — избавиться от врага по вере. Каждый в результате получил то, чего желал. Семья предпочла пожертвовать «опасной» родственницей…

Кто же знал, что не изменой императору, не борьбой за веру, а кровавыми ваннами она опорочит имя рода Батори?!

Михаил РОМАШКО



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: