История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Герои Великой Отечественной войны

Имена рядового Александра Матросова и генерала Дмитрия Карбышева, лётчиков Николая Гастелло и Виктора Талалихина, юных партизан Зои Космодемьянской и Шуры Чекалина в истории России достойны стоять в одном ряду с именами Александра Невского, Дмитрия Донского, Козьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Ивана Сусанина… Но ведь и тысячи менее известных людей во время Великой Отечественной войны проявили не меньшую отвагу на полях сражений, а также воздушных и морских просторах — как нашей Родины, так и иностранных государств, освобождаемых от вражеских полчищ Советской армией. Вот примеры того, как они воевали.

На земле…

Катя Михайлова

Начало войны застало Катю Михайлову, 15-летнюю ленинградскую школьницу, в поезде. Она ехала из своего родного города в Брест — на каникулы, в гости к брату. Поезд разбомбили под Смоленском. Катя, вместе с немногими оставшимися в живых и способными самостоятельно передвигаться пассажирами, отправилась пешком в этот город, где и началась её нелёгкая самостоятельная жизнь.

Когда Кате исполнилось семнадцать, она отправилась добровольцем на фронт, стала помощницей санинструктора роты и попала на передовую. Осенью под Москвой её ранило, вместе с госпиталем она оказалась в Баку, а когда выписалась, отправилась к командиру формировавшегося 369-го батальона морской пехоты. «Женщин не берём!» — отрезал комбат в ответ на просьбу принять и её в ряды бойцов. Тогда Катя написала письмо Сталину, попросила, чтобы её зачислили в батальон. Через три недели из Наркомата обороны пришло указание: зачислить.

Увидев девчонку ростом чуть больше «метра сорок», морпехи (так они сами себя называли) говорили: «Это мы тебя в кармане носить будем, а не ты нас с поля боя вытаскивать».

Но в первом же бою за Темрюк, на Таманском полуострове, Катя спасла более 150 раненых. И тогда насмешники, встав перед ней на колени, извинились за прежние обиды.

Потом была Керчь. Высадившийся ночью десант отвоевал небольшой плацдарм. Десятки раненых, а пресной воды нет. Единственный источник — на «ничьей земле», нейтральной полосе. Немцы уже знали, что среди солдат есть девушка по имени Катя. В часы затишья они кричали: «Эй, рус Иван! Покажи Катюша!». И тогда она, главстаршина Михайлова, брала ведро и шла к источнику. «Куда ты, убьют!» — говорили ей наши. Но немцы не стреляли, а играли на губной гармошке мелодию нашей популярной песни, в которой есть такие слова: «Выходила на берег Катюша…».

…Берег был крутой, высотой несколько метров. Ночью 22 августа 1944 года морпехи подошли к нему на шлюпках. Чтобы взобраться наверх, приходилось вставать друг другу на плечи, а немцы сверху забрасывали их гранатами. Катя оттаскивала раненых в лощину, отстреливалась из пулемёта. Когда кончились патроны, она стала ловить немецкие гранаты с длинными ручками и швырять их обратно в сторону врага. «Сестрёнка, уходи, а нас подорви», — просили раненые. «Нет, если умрём, так вместе», — отвечала она. И отстояла своих ребят.

Через несколько месяцев Катю снова представили к звезде героя, однако получила она её почти полвека спустя, в 1990 году.

Победу Катя встретила в Вене.

— Было пять часов утра, — вспоминает она. — Мои морпехи кричали «Победа!» и целовались с австриячками. Потом собрались вокруг меня и сказали: «Тебе уже девятнадцать. Может, ты за кого-то из нас замуж выйдешь?». А я ответила: «Ребята, вы же мои братья, а родственный брак запрещён».

Демобилизовавшись, Катя окончила институт и долгие годы работала врачом.

…в небесах…

Многие знают и любят вышедший на экраны в 1974 году фильм замечательного актёра и режиссёра Леонида Быкова «В бой идут одни «старики». Но, наверное, мало кому известно, что прототипом главного персонажа, сыгранного Быковым в этом фильме, послужил тоже замечательный человек — Виталий Иванович Попков, отважный лётчик-истребитель, на боевом счёту которого 47 сбитых самолётов врага. Это лишь немногим меньше, чем у прославленных Ивана Кожедуба (64) и Александра Покрышкина (59).

Но сбивали и его. Три раза он чудом успевал выпрыгнуть с парашютом из горящего самолёта, всё его тело покрывали шрамы от пуль, осколков и ожогов. Да и лицо у него стало не родным, а «восстановленным». Первую звезду героя Попков получил в 1943 году, вторую — в 1945-м. А в 1953 году ему при жизни поставили памятник — бронзовый бюст в Москве на Самотечной площади.

Отмечен его подвиг и бывшими союзниками. В Пентагоне, на специальной плите, где высечены имена 23 лучших советских лётчиков, есть и имя Попкова. Кстати, американцы считают, что он сбил аж 168 вражеских машин. У них, правда, своя система подсчёта: четырёхмоторный самолёт они засчитывают за четыре одномоторных (так у нас в советские времена подсчитывали количество тракторов в «пятнадцатисильном исчислении»).

Ну, а как же генерал авиации стал прототипом главного персонажа, вернее, даже двух главных персонажей фильма Леонида Быкова? Вот что рассказал об этом он сам:

— В «Эскадрильи героев», которой я командовал, из 14 лётчиков одиннадцать были героями. Фильм «В бой идут одни «старики» — это о нас. Александров, вечный «дежурный по аэродрому», прозванный Кузнечиком, — это я. Но и Кузнечик, не растерявшийся, когда внезапно появился вражеский самолёт, первым бросившийся к ближайшему истребителю и сбивший фашиста, — это тоже я. На самом деле всё так и произошло.

А продолжение моей карьеры — уже в образе Маэстро. Таким был и мой позывной. Почему «Маэстро»? На земле я руководил джаз-оркестром. А однажды мы в небе над Днепропетровском устроили немцам настоящий «небесный джаз» — сбили 10 самолётов, три из них — я. И тогда мой заместитель Герой Советского Союза Серега Глинкин спрашивает по радио: «Командир, можно мы запоем?». Ну, настроение у меня было понятно какое, и я сказал: «Давай!» И вот в воздухе, где только что закончилась схватка, наш небесный хор запел: «Ой Днипро, Днипро, ты широк, могуч…» Пропели мы песню, и вдруг земля таким милым женским голосом говорит «Большое спасибо, маэстро!». Я, конечно, заулыбался и спрашиваю: «Это за что? За концерт или за бой?». И тот же голос ответил: «И за то, и за другое…».

Вот такая у нас была «поющая эскадрилья»! И не случайно сам Леонид Осипович Утёсов подарил нам два истребителя, назвав их «Весёлые ребята»…

Скончался Виталий Иванович в 2010 году. Ему было 87 лет.

…и на море

Широко известно имя капитана III ранга Александра Маринеско, командира подводной лодки С-13, Героя Советского Союза (удостоенного этого звания, увы, посмертно). 30 января 1945 года он потопил в районе Данцигской бухты немецкий суперлайнер «Вильгельм Густлов» водоизмещением более 25 тысяч тонн, на борту которого, по официальным данным, находились свыше пяти тысяч солдат и офицеров, в том числе около 1300 подводников. А 10 февраля Маринеско торпедировал вспомогательный крейсер «Генерал Штойбен» водоизмещением около 15 тысяч тонн с тремя тысячами солдат и офицеров.

Особенно близок Александр Маринеско ленинградцам-петербуржцам: после войны он жил и работал в этом городе, и здесь создан Музей подводных сил России, названный его именем. Маринеско по праву считается «подводником №1».

Ну, а кто же «подводник №2»? Это Пётр Грищенко, командир подводного минного заградителя Л-3 «Фрунзенец». На его личном счёту — 18 потопленных кораблей противника. Рассказывает контр-адмирал, профессор Георгий Костев: — Грищенко в каждом боевом походе превращался в камикадзе. Ведь, помимо 12 торпед, Л-3 брала на борт 20 мин, и в каждой — 200 килограммов тротила. Их ставили на вражеском фарватере. Для этого приходилось заходить в узкости, на мелководья, к самому берегу, где были морские базы немцев. Иногда часами лёжа на дне, дожидались выхода вражеских конвоев. А нередко впереди конвоя шёл минный тральщик, очищающий фарватер от мин и по ходу сбрасывавший, «для профилактики», глубинные бомбы. Тогда командир Л-3 ставил мины у него за кормой, чтобы идущий следом караван всё-таки встретился со смертоносными «поплавками». Это требовало мужества, выдержки и высочайшего мастерства. Всеми этими качествами Грищенко обладал сполна. А ещё он был честен, правдив и никогда не лебезил перед начальством.

Вот поэтому, наверное, он так и не получил Звезды Героя Советского Союза при жизни, несмотря на то что его представляли к ней 10 (!) раз. И всё-таки есть надежда, что справедливость когда-нибудь, наконец, восторжествует и он удостоится звания героя (теперь уже России) хотя бы, как и Маринеско, посмертно…

Вадим ИЛЬИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: