История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Дед советского спецназа

Он имел опасную профессию, но прожил больше ста лет. Заслуги его перед Родиной невозможно перечислить, но он так и остался полковником Советской армии. Всю жизнь он был «широко известен в узких кругах», но до конца дней своих находился в тени - мастер взрывного дела Илья Старинов.

Жизнь без армии - не жизнь!

Илья Старинов

Революционные потрясения 1917 года пошли семье Стариновых на пользу. По крайней мере, перед их детьми обозначилось хоть какое-то будущее. До того вся семья из восьми человек ютилась в домишке отца, путевого обходчика.

Сразу же после Октябрьского переворота семнадцатилетний Илья Старинов вступил в боевую группу, защищавшую подступы к Петрограду. В задачи группы входила задержка белогвардейских войск, следовавших к городу по железной дороге. Оружия революционерам никто не выдал, и останавливать составы с солдатами приходилось, заваливая пути бревнами и выводя из строя семафоры. Но трудности не мешали бойцам исправно выполнять поставленную задачу.

Позже Илья воевал на фронтах Гражданской против Деникина и Врангеля, однажды попал в плен и чудом сумел бежать, был ранен и снова вернулся в строй.

Наступившие затем мирные годы заставили молодого красноармейца определяться с будущей профессией. По направлению командования он с отличием закончил школу военно-железнодорожных техников и отправился в Киев - начальником подрывной команды.

Новые мины

Молодой взрывник был совершенно убежден: старая модель противопоездных мин, слишком больших и сложных в использовании, никуда не годится. Позже в мемуарах он напишет: «Я впервые задумался над созданием портативных мин для подрыва вражеских эшелонов. Наши мины должны быть простыми, удобными, надежными, а взрыватели к ним - безотказными».

Для своих изысканий Старинов использовал невзорвавшиеся снаряды, которые во множестве находили его бойцы вокруг городов и сел. Опыты вскоре дали результат, и вдумчивый «молодой специалист» создал портативное устройство, получившее известность как «поездная мина Старинова». В это же время он изобрел мину-ловушку для диверсантов, оглушающую, но не убивающую злоумышленников, что позволяло взять их живыми для допроса.

Партизанская война

К началу 1930-х годов Старинов включился в государственную программу подготовки к партизанской войне. Советское государство постоянно ощущало себя в кольце врагов и заранее готовилось к противостоянию. По линии ОГПУ и ГРУ на западных границах СССР создавались тайные схроны с запасом подрывных средств, на Украине и в Молдавии организовали диверсионные партизанские школы, где подготовка кадров велась на самом серьезном уровне, в одной из школ курсантов даже обучали летать на самолетах.

Предполагалось, что войска захватчиков, едва миновав границу СССР, наткнутся на партизанские базы и прочно завязнут в мелких позиционных стычках, организованных мобильными партизанскими формированиями. Опыт подрывника, которым обладал Старинов, и его разработки новых образцов мин («угольные мины», автоматические мины, «колесные замыкатели») были поистине бесценны в подготовке партизанской войны.

Но к 1937 году стройная система ведения боевых действий, разработанная почти полностью, была внезапно свернута, а затем и уничтожена по приказу руководства страны. Впоследствии Илья Григорьевич с горечью отмечал, что это решение было страшной ошибкой.

Однако опыт партизанских и диверсионных действий пригодился Старинову в Испании, куда он был командирован в помощь народу, восставшему против режима Франко. Там товарищ Родольфо (псевдоним Старинова) развернулся во всю ширь своей изобретательной натуры. Партизанский корпус, куда он был назначен инструктором, за время боевых действий совершил более 200 удачных диверсий, чем изрядно насолил франкистам. Широко известен случай, когда под откос был пущен поезд с «братской помощью Франко от Муссолини» - отборными асами итальянской авиадивизии. Из авиаторов не уцелел ни один. Подобным же образом был уничтожен направлявшийся к месту боевых действий эшелон элитной марокканской кавалерии.

Троянский конь для франкистов

Не менее любопытен случай, когда Старинов использовал против врага опыт древних греков - легенду о знаменитом троянском коне. Под стену монастыря, где засел противник, якобы случайно забрел мул, нагруженный взрывчаткой. Хозяйственные франкисты решили забрать его себе, но едва за животным закрылись ворота монастыря, сработало дистанционное устройство, и раздался взрыв. Враги были настолько деморализованы разрушениями, что тут же сдались партизанам.

За испанские подвиги на родине Старинова представили к званию Героя Советского Союза, но начальник, подавший рапорт о награждении, сгинул в мясорубке сталинского террора, и Илья Григорьевич так и остался без почетной награды. Однако ценность его как специалиста была очень велика, поскольку и репрессии его не коснулись.

Вернувшись домой, он успел принять участие в Финской кампании, где успешно обезвредил великое множество мин. На Финской войне Старинов был ранен снайпером, но вскоре снова встал в строй. Назревала новая война, и он не мог оставаться в стороне.

«Малая война» полковника Старинова

Как только фашистские войска перешли границу СССР, мастер взрывного дела попытался убедить руководство армии в том, что наиболее действенным методом диверсионной работы будет минирование коммуникаций прямо в тылу противника. Взрывы железных дорог, мостов, шоссе диверсантами требовали куда меньших затрат, чем уничтожение их с воздуха. Надежно охранять магистрали по всей протяженности враг возможности не имел, и партизаны могли действовать быстро и эффективно. В штабе Западного фронта у Старинова нашлись союзники, и вскоре производство мин было налажено возле самой линии фронта, с тем чтобы использовать готовый боезапас в тылу врага.

В октябре 1941 года Старинов выехал в Харьков, где его команда должна была заминировать отдельные участки фронта и особо важные городские объекты. В их число входил и дом по улице Дзержинского: до войны его занимало партийное начальство, а после начала оккупации в особняке с удобством расположился глава немецкого гарнизона генерал Георг фон Браун. Перед вселением генерала в апартаменты фашистские саперы проверили дом и в подвале обнаружили мину, оснащенную несколькими взрывателями. Устройство обезвредили, и фон Браун торжественно занял особняк. А через несколько дней здание вместе с генералом и его офицерами до фундамента уничтожила вторая мина, заложенная советскими диверсантами на метр глубже первой.

Во взрывном деле Старинов был признанным авторитетом, вторым же по важности занятием он считал «малую войну» - подготовку партизанских групп. Надо сказать, что и тут он действовал необычайно эффективно. Например, едва его назначили заместителем начальника Украинского штаба партизанского движения, он моментально начал настоящую «рельсовую войну». За 1943 год по сравнению с предыдущим периодом количество крушений немецких поездов на Украине увеличилось больше чем в 17 раз.

До конца войны полковник Старинов успел наладить диверсионную работу в Польше и Югославии, но тут война подошла к концу, и настало время возвращаться на родину, восстанавливать то, что было разрушено за военные годы.

Столетний спецназовец

В первые мирные годы Старинов занимался возрождением железных дорог СССР, восстанавливая разрушенные за военное время магистрали. Затем работал в Институте марксизма-ленинизма, описывая Великую войну, в которой он был очевидцем и участником. В 1956 году Илья Григорьевич формально вышел в отставку. На деле же его работа с диверсионным и взрывным делом продолжалась. Многие годы он работал в различных учебных заведениях КГБ, передавая курсантам из разных стран свой уникальный опыт по тактике партизанских действий. Он по праву считается родоначальником частей специального назначения, принципы действия которых зародилась еще в партизанских школах Великой Отечественной.

Одновременно с преподавательской работой Старинов занялся литературным творчеством - его таланты и в этой области оказались изрядными. На счету «аса диверсий» - полторы сотни монографий по ведению партизанской войны, в их числе есть и такие, что до сего дня хранятся в архивах ФСБ под грифом «Совершенно секретно». Кроме того, Илья Григорьевич оставил несколько книг мемуаров, где увлекательно рассказал о своей длинной и бурной жизни.

«Дед советского спецназа» был ровесником XX столетия, он прожил даже чуть больше 100 лет - при его биографии редкое долголетие. Объяснить долгий век, отпущенный ему, могут, видимо, колоссальная работоспособность и огромная польза, принесенная Ильей Стариновым своему государству.

Екатерина КРАВЦОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: