История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Политтехнолог средних веков

3 мая 1469 года родился выдающийся мыслитель и, возможно, первый политолог Никколо Макиавелли. Он успел много где отметиться, написал кучу книг и даже удостоился такой надписи на гробнице: «Никакая эпитафия не выразит всего величия этого имени». Но при жизни он реального успеха добиться так и не сумел, не заработав ни титула, ни денег, ни пристойной репутации.

О молодых годах автора знаменитого трактата «Государь» Никколо Макиавелли почти ничего не известно. Он родился в почтенном, но небогатом флорентийском семействе. На дворе — эпоха Возрождения. Конечно же, Макиавелли изучает античных классиков, и любовь к ним у него сохранится на всю жизнь.

Неудачная карьера

Но будущий теоретик и практик большой политики не знал греческого языка. Он не учился в университете. Поэтому Макиавелли не входит в избранный круг тех, кого принято называть гуманистами, хотя гуманизма в них зачастую не было ни на грош. А именно гуманисты окружали флорентийского правителя — Лоренцо Великолепного из, семейства Медичи. При нём Флоренция достигает наивысшего расцвета. При нем же начинается упадок.

Макиавелли видит упадок, но не замечает расцвета. Ведь расцвет проявился прежде всего в области искусства. А искусство для Макиавелли — чепуха. То наследие античности, которое возродили совершенно напрасно. В своей «Истории Флоренции» он даже не упомянул ни художников, ни скульпторов, прославивших родной город. Видимо, считал их бесполезными людьми, а славу их — бессмысленной.

Тем временем к власти во Флоренции приходит монах Джироламо Савонарола, тоже не большой почитатель искусства. Но человек исключительно харизматический. Однако Макиавелли не стал поклонником пламенного проповедника. Савонарола опирался на плебс, а Макиавелли презирал простонародье. К тому же Савонарола был монахом, а Макиавелли не любил Церковь. Хотя Савонарола и продвинул толкового молодого человека в Совет восьмидесяти, управлявший городом. Там он выполнял обязанности секретаря и посла.

Но настоящая, серьёзная политическая карьера Макиавелли начинается уже после казни Савонаролы, состоявшейся 23 мая 1498 года. Он становится секретарём Коллегии десяти — органа, который ведал иностранными и военными делами. Ему на тот момент уже 29 лет. В этом возрасте многие уже добиваются успеха, а он только дебютирует.

Макиавелли выполняет множество дипломатических поручений, хотя он скорее чиновник, чем политик. Исполнитель, а не человек, принимающий решения. Флоренцией управляли богачи. А богатые, как известно, отличаются жадностью. Макиавелли — дипломат, у него представительские расходы. А денег вечно не хватает, приходится доплачивать из своих. Макиавелли провёл на службе 14 лет, но не скопил никакого состояния.

Тома для библиотеки

А в 1512 году во Флоренции пала республика. Город снова оказался во власти семейства Медичи. Макиавелли как сторонник республики угодил в опалу. Через год его и вовсе арестовали, обвинив в заговоре.

Недавнего секретаря Коллегии десяти пытают верёвкой. Связывают руки за спиной, поднимают на верёвке, а потом бросают на пол. А заодно бьют плетью. Макиавелли ни в чём не сознается. Ему повезло — в Риме избрали папу из рода Медичи. По этому поводу флорентийские Медичи объявили амнистию. Макиавелли освобождён и сослан в своё поместье.

Макиавелли вообще не любили. Он был слишком умён. Слишком язвителен. Не по чину самостоятелен в суждениях. А за душой — ни громкой фамилии, ни титула, ни богатства, которыми можно было бы подкрепить свои смелые высказывания.

Поэтому ему не прощают то, что другим сходит с рук. Скажем, Макиавелли ведёт распутный образ жизни. Излишне распутный. Один из приятелей пишет ему: «Ты ни за что не смог бы жить в Галлии, не подвергая себя большой опасности, ибо тут любители мальчиков и развратники сурово преследуются законом».

В Галлии, может, и преследуются. Но в Италии этим никого не удивить. Собственно, Савонарола как раз с падением нравов и пытался бороться. Кончил он свою пламенную борьбу, как мы помним, на виселице. Так что теперь, казалось бы, — распутничай спокойно. Но Макиавелли за его грешки все порицают. А он горд. Но не настолько, чтобы не обращать внимания. Он упивается своей отверженностью. Описывает, как ежедневно играет в карты с мясником, мельником и трубочистами: «Спутавшись с этими гнидами, я спасаю свой мозг от плесени и даю волю злой моей судьбине: пусть она истопчет меня как следует, и я погляжу, не сделается ли ей стыдно».

Зато по вечерам он сбрасывает лохмотья и облекается «в одежды царственные и придворные», чтобы вступить «в античное собрание античных мужей». То есть погрузиться в чтение античных авторов. Как, скажите, можно любить этакого гордеца?

Впрочем, в ссылке он не только читает. Он пишет главнейшие свои труды, в том числе знаменитого «Государя». В котором предельно цинично, но, стоит признать, довольно здраво рассуждает о том, как нужно управлять государством. Потом он пишет ещё один трактат, который так и называется — «Государство». Мысли для начала 16-го века высказывает, прямо скажем, передовые. Например, именно Макиавелли первым стал употреблять понятие «государственный интерес» — тот самый, ради которого можно попирать любые права и интересы граждан, а также игнорировать мораль. Потому что государство (и государь, как его воплощение) — важнее. Политику Макиавелли вообще считал «опытной наукой». По его мнению, она разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна прогнозировать будущее. Так что он даже не столько политолог, сколько политтехнолог. Пишет он при этом весьма неплохо. Поэтому получил заказ от папы Климента VII (Джулио Медичи) на историю Флоренции. И написал её целых восемь томов.

Проверка практикой

А в Италии тем временем снова неспокойно. Ей угрожает Испания. Раздробленной Италии всегда кто-то угрожал — то немцы, то французы. На этот раз — испанцы. Против них создаётся Коньякская лига. Макиавелли, к тому времени уже наладивший отношения с Медичи, проявляет бешеную активность. Он занят укреплением городских стен во Флоренции и созданием народного ополчения вместо армии наёмников.

У него ничего не получается. Ополчение не превращается в грозную военную силу, а стены не укрепляются из-за недостатка финансирования. Коньякская лига терпит поражение. Наверное, надо было выбрать другое название. Более трезвое и более здравое. Зато Макиавелли пишет очередную книгу — «О военном искусстве». Где объясняет, как надо было всё сделать, чтобы всё получилось как следует. Теоретик, одним словом.

Тут флорентийцы в очередной раз изгоняют правителей из рода Медичи. Макиавелли мечтает вернуться в большую политику. В 1527 году он баллотируется на пост, который когда-то занимал, — секретаря Коллегии по иностранным делам. И терпит сокрушительное поражение — 12 голосов из 555. Не любят его, ничего не поделаешь.

Через месяц великий политтехнолог-теоретик, который не смог устроить собственную карьеру, умирает. А дело его живёт. И идея о приоритете государственных интересов над моралью живёт. Как говорится, лучше бы было наоборот.

Глеб СТАШКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: