История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Анафема на героя

В Советской Эстонии имя этого революционера было столь почитаемо, что сами эстонцы говорили: «Наша страна простирается от Кингисеппа до Кингисеппа». Речь шла о переименованных в его честь городах — Курессааре на острове Сааремаа, и бывшем Ямбурге, находящемся уже в Ленинградской области. Сегодня советской власти в Эстонии нет, и в чести там другие герои. Но имя Кингисеппа за Ямбургом российские власти сохраняют — возможно, чтобы позлить проблемных соседей.

Виктор Эдуардович Кингисепп родился на острове Сааремаа (в то время — Эзель) 12 марта 1888 года на хуторе деда — деревенского кузнеца, рачительного и прижимистого хозяина.

Когда малышу был всего год, родители, взяв в охапку нехитрые пожитки и карапуза, отправились в город Аренсбург (Курессааре), где глава семьи устроился на работу машинистом. Зарплату он получал такую, что имел возможность оплачивать обучение сына в гимназии.

Революционные университеты

В 15 лет Виктор увлёкся марксизмом и в бурном 1905 году развозил по деревням и мызам отпечатанные на гектографе революционные прокламации. Один раз юноша даже побывал под арестом за то, что крикнул проходящему патрулю: «Долой самодержавие!». Впрочем, «хулигана» быстро отпустили, и эта шалость никак не отразилась на его гимназическом аттестате.

Уехав в Петербург, Виктор стал студентом юридического факультета университета и сблизился с большевиками. Его статьи о положении в Эстонии время от времени появлялись в «Правде».

В конце концов Кингисепп привлёк внимание полиции и в январе 1914 года перешёл на нелегальное положение. С началом Первой мировой войны он поступил вольноопределяющимся в санитарный отряд Кавказского фронта, а в Петроград вернулся лишь в, мае 1917-го, уже после свержения самодержавия.

Получив диплом юриста, Виктор Эдуардович отправился пропагандистом в Ревель (Таллин) и Нарву. Во многом именно благодаря его стараниям большевистский переворот в Ревеле прошёл столь же гладко, как и в Петрограде. Во главе красногвардейцев он занял господствующий над городом холм Тоомпеа, сместил губернского комиссара Временного правительства, разогнал земский совет и стал заместителем председателя нового органа власти — краевого исполкома.

Его бурная деятельность прервалась в марте 1918 года после оккупации края германцами. На одном из кораблей Балтийского флота Виктор Эдуардович эвакуировался в Петроград, а оттуда прямиком уехал в Москву в качестве делегата IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов. Именно на этом съезде был ратифицирован Брестский мир, отдававший немцам в числе многих других территории и родину Кингисеппа — Эстонию.

Юрист и коммунар

Виктор Эдуардович Кингисепп

В Москве «проверенному товарищу» нашли другую работу. Как юриста его направили на работу в карательные органы. В качестве члена всевозможных комиссий и трибуналов Виктор Эдуардович занимался многими громкими делами. Именно при его участии и зачастую по вздорным обвинениям были осуждены спаситель Балтийского флота Щастный, английский дипломат Локкарт, шпион Каламатиано, провокатор Малиновский и многие другие. О степени доверия, которой пользовался Кингисепп, свидетельствует тот факт, что именно ему поручили дело о покушении на Ленина. Главной преступницей была названа Фанни Каплан, и хотя сегодня некоторые исследователи считают, что эта полуслепая женщина не могла попасть даже в слона (не то что в маленького и юркого «вождя мирового пролетариата»), предложенная Кингисеппом версия стала официальной.

Но в Кремле никогда не забывали о его национальности. Когда в ноябре 1918 года Германия признала своё поражение, Москва сразу же объявила о денонсации Брестского мира. Практически одновременно в Ревеле было создано буржуазное правительство Константина Пятса, а в Петрограде был образован Временный ревком края, возглавляемый соратником Кингисеппа Яном Анвельтом.

29 ноября Красная армия вошла в Нарву, где и состоялось провозглашение Эстляндской трудовой коммуны. Её главой стал Анвельт, Кингисеппу же достался второй по значимости пост — наркома внутренних дел.

Однако просуществовала трудовая коммуна недолго. Уже в январе 1919-го правительству Анвельта — Кингисеппа пришлось ретироваться сначала в Выру, а затем в Псков. По всей Эстонии прокатилась волна «белого террора»: несколько сотен человек были казнены либо сосланы в концлагеря (в Пяэскюла и на острове Найсаар).

Очередная полоса неудач началась в мае 1919-го, после того как 2-я эстонская дивизия красных в полном составе перешла к соотечественникам. В результате белоэстонцы овладели Изборском и Псковом. Однако Виктор решил отыграться на пропагандистском поле.

В самой Эстонии Кингисепп и его агенты развернули антивоенную агитацию. Сам Виктор несколько раз нелегально ездил на родину, сумев установить контакты с лидерами профсоюзов. 30-31 августа он даже выступил на I съезде профсоюзов Эстонии, участники которого высказались за немедленный мир с Советской Россией.

Самого Кингисеппа эстонской полиции поймать не удалось, но зато все 102 делегата съезда были арестованы и отправлены в армию на Псковский участок. В первом же бою 76 из них перешли к красным. Оставшиеся 26 человек сделать этого не успели и были расстреляны в древнем Изборске (один человек сумел спастись).

Эти события послужили толчком для серьёзного внутриполитического кризиса. Бросив своих русских союзников, из Пскова эстонские солдаты уходили под пение революционных песен и с красными гвоздиками в петлицах. Многие из них чувствовали себя почти большевиками…

Под игом независимости

Базируясь на собственном удачном и неудачном опыте, Кингисепп написал книгу «Под игом независимости», содержание которой сводилось к перечислению преимуществ Советской Социалистической Эстонии перед Эстонией буржуазной. Труд вышел из печати в январе 1920 года и стал своеобразной «библией» эстонских коммунистов.

Однако заключённый через месяц Тартусский мирный договор, а также принятая через полгода конституция Эстонской республики, казалось, поставили крест на мечтах Кингисеппа.

На самом деле он не сдался и, работая после Гражданской войны в Коминтерне, по тайным каналам пересылал огромные деньги на тамошнюю прокоммунистическую печать и профсоюзное движение. Время от времени Кингисепп нелегально наведывался на родину и даже завёл себе в Таллине гражданскую жену — художницу Алису Леэвальд (до этого он уже был женат два раза).

Итогом его деятельности стала 20-тысячная первомайская демонстрация в эстонской столице. Не обошлось без стычек, по ходу одной из которых в руки полиции попал активист по кличке Чугун (настоящая фамилия — Линкхорст). Именно он под пытками и выдал убежище Кингисеппа. Любопытно, что с самого Линхорста обвинение в предательстве впоследствии было снято. Причиной оправдания послужили не только примененные к нему методы допроса, но и тот факт, что об его аресте Виктора Эдуардовича оповестили, и, согласно законам конспирации, тот должен был немедленно покинуть квартиру, о которой знал арестованный. Но Кингисепп этого почему-то не сделал. И в результате тоже был схвачен 3 мая 1922 года.

Советское посольство предложило обменять его на двух арестованных контрреволюционеров. Эстонцы ответили отказом, и буквально в тот же день Кингисепп предстал перед военно-полевым судом, приговорившим его к смертной казни. Расстрел произошёл через несколько часов на пустынном побережье. Последние слова осуждённого прозвучали именно так, как и следовало ожидать от человека с его биографией: «Да здравствует Советская Эстония!»…

Узнав о казни, Москва попросила передать тело революционера для захоронения на Красной площади. И вновь эстонцы ответили отказом. Тогда-то и было решено присвоить пограничному городу Петрофадской губернии имя Кингисеппа.

Когда Эстония вошла в состав Советского Союза, заместителем наркома внутренних дел республики стал сын Виктора Эдуардовича Сергей, погибший 29 августа 1941 года на одном из судов, уничтоженных фашистами во время Таллинского перехода.

Алиса Леэвальд вышла замуж за бывшего главу Эстляндской трудовой коммуны Яна Анвельта и смогла, в отличие от него, уцелеть в вихре сталинских репрессий. Она умерла в 90-летнем возрасте в уже обретшей второй раз независимость Эстонии. Той Эстонии, для которой Кингисепп был уже не героем, а предателем.

Дмитрий МИТЮРИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: