История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Чернокнижник Брюс

Во времена правления Петра I вокруг энергичного императора расцвела целая плеяда выдающихся государственных деятелей. Среди них встречались люди самого разнообразного происхождения и удивительных судеб. Одной из особо таинственных фигур среди соратников Петра I был Яков Брюс.

Высоко стояла вековая Сухарева башня с ее огромными часами. Издалека было видно. В верхних ее этажах помещались огромные цистерны водопровода, снабжавшего водой Москву. Много легенд ходило о Сухаревой башне: и "колдун Брюс" делал там золото из свинца, и черная книга, написанная дьяволом, хранилась в ее тайниках. Сотни разных легенд - одна нелепее другой...»

Вот так бытописец Белокаменной Владимир Гиляровский упомянул на страницах книги «Москва и москвичи» одного из соратников Петра I - Якова Вилимовича Брюса. Действительно, личность Брюса предстает и мистической, и зловещей. Однако кем же на самом деле был этот государственный муж?

Русский шотландец

Дед героя нашего повествования, шотландский дворянин, переехал вместе с семьей в Россию в 1647 году. И оказался востребован на дипломатической службе. А спустя 23 года в роду Брюсов на свет появился мальчик, которого назвали Джеймсом, но на русский манер стали именовать Яковом. Проживали Брюсы в Москве, на территории Немецкой слободы.

Положение главы семейства позволило дать детям хорошее образование. Например, старший брат Роман впоследствии занял должность первого обер-коменданта Санкт-Петербурга. Но более успешная карьера ожидала Якова. По сути дела, он находился рядом с Петром I от «начала славных дел» до кончины императора.

В 1683 году Брюс начал военную службу в царских «потешных войсках», довольно быстро дослужившись до чина прапорщика. Потом было участие в Крымском, Кожуховском и Азовских походах, последний из которых Яков закончил уже в звании полковника. Это повышение молодой офицер получил за грамотно составленную карту «от Москвы до Малой Азии».

Видимо, отвага, проявленная во время сражений, и дипломатический талант, заставили Петра I более пристально посмотреть на своего соратника. Яков стал спутником императора во время знаменитого Великого посольства - большого путешествия по Западной Европе в 1697 году.

Во время пребывания российской миссии в Голландии и Лондоне у Брюса проявился ранее скрытый талант инженера. Он буквально дневал и ночевал на заводах и в мастерских, жадно впитывая достижения научно-технического прогресса. По приказу Петра I, после официального завершения миссии, он остался на чужбине, вербуя иностранных инженеров для службы в России.

Возвратился Брюс на родину только к началу Северной войны. С 1701 года он стал главнокомандующим русской артиллерией. А чуть позже - генерал-фельдцейхмейстером, чиновником, отвечающим за вооружение и содержание военных крепостей. Их число, отбитых у шведов, росло - Шлиссельбург, Ниеншанц, Нарва, Ивангород. Но особенно отличился Брюс, командуя артиллерией во время Полтавской битвы, за что получил из рук царя орден Андрея Первозванного.

Известен славными делами...

Стоит отметить, что Брюс участвовал не только в военных сражениях, но и в дипломатических баталиях. В 1718 году он участвовал в Аландском конгрессе, оформившем мир со Швецией. А спустя три года, в компании с Остерманом, «дожал» на переговорах в Ништадте шведов до такой степени, что к России отошло значительное количество земель: часть Лифляндии (Северная Латвия и Южная Эстония), часть Эстляндии (Южная Эстония), Ингерманландия (сегодня это часть Ленинградской области), а также часть Карелии и Моонзундские острова. За этот дипломатический успех Брюс был награжден императором 500 дворами в Козельском уезде, а также подмосковной усадьбой Глинки.

Параллельно с государственной и военной деятельностью Яков Вилимович значительную часть времени уделял астрологии и астрономии. Еще во время своего пребывания в Лондоне в одном из писем он сообщал государю о том, «как примечать потемнение солнца» и «как сыскать полюс, не имея циркуля и линейки». Упомянутая Сухарева башня являлась местом сбора так называемого Нептунового общества, членами которого были сам император, князь Александр Меншиков, Прокопович, Лефорт и Брюс.

С большой степенью уверенности можно сказать, что эти сборы представляли собой негласный тайный совет, на котором решались важные государственные вопросы - в том числе и с учетом астрологии. Например, существует легенда о дате заложения Санкт-Петербурга.

Площадка для «окна в Европу» была выбрана, но Петр I, предупрежденный Брюсом о том, что место гиблое, долго не решался начать непосредственно строительство. Яков Вилимович, прекрасно понимая, что такой стратегический форпост необходим, пошел на компромисс, предложив государю начать строительство под тем же знаком зодиака, под каким родился и сам Петр I. Вот так на карте России появилась Северная Пальмира, процветающая и сегодня.

Поскольку книгопечатание в России находилось тоже под надзором Брюса, то вместе с библиотекарем Василием Киприяновым в 1709 году он создал труд в таблицах, построенный на астрономоастрологической базе и названный Брюсовым календарем. В нем содержались, например, «Предзнаменования времени по всякий год по планетам», «Предзнаменования действ на каждый день по течению луны и зодию» и т.п. Брюс рассчитал, когда «следует кровь и жильную руду пущать, чины и достоинства воспринимать, долг платити, чтоб обсуждения не было, прение начати и в нем причины искати». В общем, это был первый в России лунносолнечный календарь, расписанный по дням с 1710 по 1821 год. Впоследствии этот календарь был переработан, переиздан в 1875 году, и предсказания в нем были даны уже до 1996 года.

Добровольный отшельник

Брюс также внес немалый вклад в развитие экономики России. Например, уже будучи сенатором, возглавил Мануфактур-коллегию и Берг-коллегию - ведомства-предшественники современных Роспотребнадзора и военной приемки. Составил русско-голландский и голландско-русский словари. А на третьем этаже Сухаревой башни, над классами Навигацкой школы, готовившей мореходов для флота, он организовал первую в России обсерваторию.

По каким-то причинам, после кончины Петра I, на похоронах которого он исполнял печальную миссию обер-маршала (организатора церемонии), Яков Вилимович почему-то далее служить Екатерине I вежливо отказался и ушел в отставку в чине генерал-фельдмаршала. Поселился он в своем поместье Глинки, и вот с тех пор дальнейшая его жизнь стала обрастать невероятными небылицами.

Впрочем, кое-какие легенды о Брюсе ходили и до его уединения. Например, о том, что он приказывал слугам разрубить его на части, а потом сложить вместе. Через несколько часов присутствующие, включая императора, наблюдали «сращивание плоти бездыханного тела и чудодейственное воскресение». Наверное, этот бред трансформировался из вполне реальных научных работ Брюса по изучению мощей святых угодников. Он пытался выяснить, что способствовало нетленности - особенности климата или секреты бальзамирования? А может быть, и то и другое? Тем не менее и после переезда Якова Вилимовича в Глинки многие его странности продолжали будоражить умы местных жителей.

Например, слух о том, что во внутренних покоях обитает кукла в облике человека, которая может ходить и двигать руками (Брюс в самом деле вывез из Европы это чудо механики), привел к тому, что местные жители просто отказывались наниматься в прислугу. А по ночам, когда все люди обычно спят крепким сном, в окнах на верхнем этаже барского дома до утра горел свет. Что ж, темное время суток - самый подходящий момент для занятий астрономией. Странное расположение деревьев и кустов на территории парка? Так это вовсе не для проведения мистических обрядов, а просто одобренная хозяином фантазия ландшафтных дизайнеров.

Впрочем, по воспоминаниям современников, Брюс действительно занимался не только астрономией, но и химическими опытами. Например, пытался овладеть точным методом вычисления удельного веса металлов и очистки их от посторонних примесей. Вот так появилась легенда об алхимических опытах по превращению свинца в золото. Заниматься научной деятельностью Яков Вилимович продолжал вплоть до своей смерти, последовавшей в 1735 году. Согласно завещанию, прах государственного деятеля и ученого был погребен в лютеранской церкви Святого Михаила в Немецкой слободе.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Легенды прошлых лет     Следущая












Интересные сайты: