Личный враг Гитлера

Автор: Maks Ноя 2, 2018

Марина Шафрова-Марутаева говорила о своих поступках так: «Кто-то должен бросить первый камень, и пусть он вызовет лавину, которая сметёт нацистов». Её делом занимался сам Гитлер. И он лично подписал смертный приговор и повелел сделать так, чтобы о месте захоронения Шафровой не узнал никто и никогда. Однако стереть память о русской героине ему не удалось.

Семья Марины происходила из рода суздальских дворян, который был известен со Средних веков. Среди предков героини Сопротивления был Дмитрий Пожарский, сподвижник Козьмы Минина и организатор Второго земского ополчения во времена Смуты. С екатерининских времён дворяне Шафровы были морскими офицерами.

Суздальский род

Отец Марины, Александр Шафров, продолжил традицию: он окончил инженерное училище, служил на «Авроре», защищал на канонерке «Бобр» Порт-Артур в Русско-японской войне. После окончания военных действий наотрез отказался сдаваться в плен, нашёл пути, чтобы вернуться обратно на Балтику. Служил на эсминцах, а перед войной его перевели в Ревель, следить за строительством новейших крейсеров.

Его жену звали Людмила Дешевова; в 1908 году в Ревеле она родила дочь Марину.

Ни пролетарскую революцию, ни последовавший за ней разброд на флоте Шафров не принял. Он сражался с большевиками под знамёнами генерала Миллера на Северо-Западном фронте, после поражения белогвардейцев перебрался с семьёй в Эстонию, а затем в Брюссель.

Очевидно, дела у Шафровых шли неважно, потому что в 1939 году семья подавала документы в посольство СССР, чтобы вернуться на родину. Но рассмотрение тянулось долго, и когда разрешение было получено, в Европе уже вовсю полыхала война.

«Не могу сидеть сложа руки»

Марина Шафрова-МарутаеваВ мае 1940 года, когда оккупанты вошли в Бельгию, Марине Шафровой-Марутаевой было 32 года, она была замужем за русским эмигрантом Юрием Марутаевым и имела двух маленьких сыновей — Никиту и Вадика.

Это её не остановило. Возможно, во всей Бельгии не хватало людей, способных на борьбу? Или Марина глубже других почувствовала, что такое истинное лицо фашизма? Или же у неё был настолько русский характер, что она не смогла стерпеть, что землю её далёкой Отчизны и приёмной, нынешней родины — Бельгии, топчут начищенные сапоги захватчиков?

Наверное, всё сразу.

С началом вступления в войну СССР и Юрий, и Марина стали участниками Сопротивления и стали оказывать посильную помощь антифашистам. Но что они могли — без оружия, без поддержки?

Шафровы-Марутаевы не сдали нацистам радиоприёмник, хотя за это полагался расстрел. Каждый день они слушали советские сводки, переводили их на французский, перепечатывали под совершенно убийственным для немцев заголовком «Говорит Москва» и расклеивали на улицах столицы.

Марина, как вызывающая меньшее подозрение, стала связной у командира отряда партизан. Вскоре их группа начала выполнять небольшие диверсионные задания в Брюсселе и в провинции Брабант: жгли цистерны с топливом, разбрасывали металлические шипы на дорогах, по которым гитлеровцы перебрасывали войска.

Мало, скажете вы? Вот и ей казалось, что этого мало. Что такое взрыв пары-тройки цистерн с бензином или несколько пробитых автомобильных шин в масштабах той трагедии, которая разворачивалась в СССР?

Поэтому к осени 1941 года она стала ходить на «охоту» самостоятельно. Нападала на немецких мотоциклистов, в тёмное время суток устанавливала на дороге заграждения, вызывая аварии. Бездействовать не могла.

8 декабря 1941 года она решилась на отчаянный шаг — совершить покушение на заместителя военного коменданта Брюсселя, майора Крюге. Вернуться домой не рассчитывала — покушение должно было произойти вечером, на площади Порт-де-Намюр, перед зданием военной комендатуры и на глазах у десятков нацистов.

На её стороне были внезапность и решительность. Она быстро подошла к Крюге, когда тот вышел из здания военной комендатуры, ударила его ножом, заскочила в трамвай и скрылась, воспользовавшись паникой. Как ни в чём не бывало вернулась домой и даже мужу не сказала о произошедшем.

Умереть во имя жизни

Однако последствия этой дерзкой акции не заставили себя ждать. О смерти Крюге было доложено самому Гитлеру. Фюрер пришёл в ярость и велел во что бы то ни стало поймать диверсанта.
Нацисты поступили так же, как они поступали в Восточной Европе и на территории СССР — взяли в заложники 60 брюссельцев, среди которых были женщины и дети. Было объявлено, что если человек, убивший Крюге, не сдастся к назначенному сроку, заложников казнят.

Марина узнала об этом из вечерних газет и была поражена до глубины души. Умереть она не боялась, она была даже рада пожертвовать жизнью в борьбе за свободу, но у неё были родные — родители, муж и двое сыновей. Что будет с ними? Вправе ли она подвергать их опасности?

Пришлось во всём признаться мужу. Нет, она не спрашивала у него совета, просто поставила его перед фактом. Она видела только одно решение: надо сдаться. Что значит жизнь одного человека по сравнению с жизнью 60 других людей? И разве не честь для русского православного человека поступить так, как сказано в Евангелии — «умереть за други своя»?

Сопротивление Юрия было тщетным. Марина собрала вещи и отправилась в комендатуру с повинной, решив продать свою жизнь как можно дороже: по дороге она напала на капитана вермахта, убила его ножом и только после этого сдалась.

Гитлеровцы сдержали слово: как только Марину арестовали, заложники были отпущены.

Голгофа

Судили её тут же, в Брюсселе, военным судом рейха. Военные судьи, привыкшие к повиновению европейцев, с удивлением смотрели на решительную русскую женщину и безуспешно добивались от неё раскаяния, давя на жалость. Дескать, у бедного майора Крюге остались трое маленьких прелестных белокурых детишек и безутешная вдова.

Но твёрдость не покидала удивительную женщину. Несмотря на разлуку с детьми и с родными, она заявила суду, что нисколько не жалеет и поступила бы точно так же, если бы пришлось.

Её поступок вызвал отклик в сердцах брюссельцев — видимо, не всем нравилось безропотное существование под подошвой немецкого сапога. По ночам возле тюрьмы Сен-Жиль, где содержали Шафрову-Муратаеву, появлялись букеты цветов.

Приговор суда был предсказуем — расстрел. Однако глава оккупационного правительства нацистов генерал Александр фон Фалькенхаузен отказался подписывать его, опасаясь, что следующей жертвой Сопротивления может стать уже он. Марине даже предлагали признаться, что она была любовницей Крюге и прикончила его из-за ревности, в этом случае её обещали помиловать. Она отказалась.

Тогда Фалькенхаузен решил избавиться от арестантки и отправил её в Германию. Теперь судьба Марины находилась в руках самого безжалостного убийцы, какого только знала история, — в руках Гитлера. Просьба королевы Бельгии Елизаветы помиловать бельгийскую подданную не произвела на фюрера никакого впечатления. Русским пощады не было, где бы они ни жили.

Гитлер лично подписал приговор, по которому Марину в назидание другим европейцам должны были не просто казнить. Её должны были гильотинировать — отсечь голову с помощью гильотины.

Долго ждать не стали. Приговор привели в исполнение 31 января 1942 года в Кёльне.

Говорят, что перед смертью Марину навестил православный священник, который передал родным её слова, что она «счастлива умереть за Россию», и письмо сыновьям.

Тело Марины гитлеровцы зарыли так, чтобы никто и никогда его не нашёл.

Муж Марины, Юрий Марутаев, после казни жены продолжил работать на Сопротивление: участвовал в диверсиях, нападениях на нарочных, укрывал советских военнопленных, бежавших с угольных копей Лимбурга, и участвовал в боях до самой капитуляции нацистского режима.

Сразу после победы бельгийцы приступили к поискам места погребения Марины. Через два года могила героини Сопротивления была найдена. Останки Шафровой-Марутаевой бельгийцы перевезли в Брюссель и с почестями предали земле на кладбище Иксель, рядом с другими национальными героями Бельгии.

Совершившую подвиг русскую дворянку посмертно наградили Боевым крестом с пальмовой ветвью, Рыцарским крестом с пальмовой ветвью, медалью Сопротивления и присвоили звание «Участник движения Сопротивления».

Позже её подвиг признали и в СССР — в 1978 году Шафрову-Марутаеву посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени, который вручили Юрию Марутаеву. А в 2006 году — орденом Великой Победы.

Майя НОВИК

, , , ,   Рубрика: Женщина в истории



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,553 сек. Потребление памяти:34.25 mb