Логика топора

Автор: Maks Дек 24, 2017

События, происходившие во Франции в конце XVIII столетия, дали истории много одиозных личностей. Одной из них оказался и Станислав Майяр, известный как Мясник Станислав. Неистовый революционер, он вошёл в историю как участник множества событий этой грандиозной социальной катастрофы.


Если бы не Французская революция, возможно, Станислав Майяр так бы и остался мясником, владельцем одной из парижских лавок.

Мечта лавочника

Биография Станислава Майяра ничем выдающимся не блещет. Он родился в 1763 году в провинциальном городке Гурне (Нижняя Сена), в семье простого купца и домохозяйки. Кроме Станислава, в семье было ещё семеро детей. Хотя семейство жило бедно, родители старались дать детям хоть какое-то образование. Старший брат Станислава — Тома — хорошо учился и в результате стал судебным приставом. Он устроил младшего брата на работу в свою контору.

Но 15-летний Станислав особого рвения к работе не проявлял, и через два года близкий друг отца помог ему освоить профессию мясника. Это дело пришлось ему по душе. Станислав был высоким, грубым и физически хорошо развитым мужчиной. Махать топором, разрубая мослы, и видеть, как кровь стекает по глянцевито блестящему фартуку, ему нравилось. Среди своих друзей и коллег по работе он имел прозвище Крепкий Кулак.

Через некоторое время, скопив денег, Майяр открыл в Париже мясную лавку. Однако в столице, вместо того чтобы думать о клиентах, он начал посещать разные политические клубы, встречался со многими людьми и скоро понял, что изменения в стране уже не за горами. Мари, как назвали его друзья, полагал, что изменения помогут ему себя реализовать. При этом Станислав видел себя в разных ипостасях: и на ораторской трибуне, и на эшафоте с топором в руках.

Кроме ненависти к аристократам, Станислав испытывал и лютую ненависть к англичанам, считая их главными врагами республики. Понимая, что революция не за горами, он продолжал упорно учиться, читал литературу, которую раздавали в клубах. Такие, как Майяр, жаждали революции, мечтая стать вершителями человеческих судеб. А то, что волны приближающейся революции обещали быть кровавыми, Станислава ничуть не волновало.

Вождь санкюлотов

По своим политическим взглядам Майяр примыкал к Эберу, Шометту и Лебрену — пропагандистам кровавой расправы над аристократами и богачами. Он умел горячо и увлекательно говорить и поэтому быстро выдвинулся на роль вожака народной толпы.

Он стал одним из вожаков санкюлотов, революционно настроенных бедняков, боевой силы революции. Крепкий Кулак уже с первых дней революции стал активным участником кровавых событий. Он принимал участие во взятии Бастилии и походе на Версаль, а также Сентябрьских убийствах, творимых в тюрьмах.

Станислав являлся автором одного из трёх (самого короткого) дошедшего до нас списка участников штурма Бастилии. В нём указано 662 «победителя Бастилии».

Осенью 1789 года положение в стране сильно ухудшилось, особенно обострился продовольственный кризис в Париже. Люди были предельно агрессивны, у магазинов стояли огромные очереди, а уже 5 октября толпы женщин, которые две ночи простояли за хлебом, собрались на Гревской площади. Всюду раздавались крики: «Хлеба!», «На Версаль!». Вскоре толпа женщин ворвалась в ратушу, где раздобыла порох, мушкеты и несколько пушек. Возникла реальная угроза неконтролируемого мятежа в столице. И тут Станислав Майяр произнёс пламенную речь, а после произнесённой речи схватил барабан и стал изо всех сил в него бить. Взбунтовавшиеся, разъярённые женщины тут же признали его своим руководителем. Майяр повёл вооружённых людей численностью около 6-8 тысяч на Версаль. Вместе с ним шли его единомышленники — Юлен, Эли, Сантер, Фурнье-Американец. Все они тоже пользовались безоговорочным уважением восставших и входили в круг вождей революции. Через два часа к колонне мятежников примкнули вооружённые мужчины и дети.

Майяр во главе делегации из 15 женщин явился в Национальное Собрание и здесь произнёс свою пламенную речь, в которой просил немедленно рассмотреть все требования восставших, накормить Париж и разгромить «заговор аристократов». После этого начались серьёзные стычки женщин и лейб-гвардейцев. Количество убитых и раненых росло с каждым часом. Майяр действовал очень грамотно: он выступал как посредник, пытаясь успокоить уличные страсти, и всячески препятствовал кровопролитию. Однако уже 6 октября восставшие штурмом взяли казарму лейб-гвардии. Началось настоящее кровавое побоище. И тут уже Станислав никого не щадил. Отрезанные головы гвардейцев носили на пиках по улицам Версаля. Огромная толпа, преследовавшая убегающих, ворвалась во дворец. Король вместе с семьёй вышел к народу и объявил о переезде в Париж. После этих событий бывший мясник стал считаться одним из главных патриотов страны и революции. И Станислав был готов выполнять любые задания во имя революции.

За участие в событиях 14 июля и 5-6 октября Мари получил официальную благодарность Коммуны и вскоре стал членом её Совета.

Трибунал «сентябрьских убийц»

Восстание санкюлотовПосле падения монархии во Франции, которое произошло 10 августа 1792 года, власть перешла в руки революционной Коммуны. Радикальные революционеры всё чаще призывали к расправе над роялистами и другими «подозрительными лицами». Кроме того, существовала и внешняя угроза — к Парижу приближались прусские войска. Марат призывал людей не идти на фронт, пока они не расправятся с предателями, заключёнными в тюрьмах. Всё это привело к тому, что столица на несколько дней стала местом кровавой и беспощадной бойни.

И немалую роль в сентябрьских событиях 1792 года сыграли представители «третьего сословия» (санкюлоты). После своей победы 10 августа они хотели только мести. Резня в тюрьмах началась стихийно. Первой расправой стало нападение на шесть карет с 30 арестованными священниками в аббатстве Сен-Жермен. Их всех убили ударами сабель, пощадили только аббата Сикара, который учил глухонемых языку жестов, — его узнали санкюлоты. Толпа ворвалась в аббатство и начала убивать заключённых.

Там организовали «народный трибунал», который и возглавил Майяр. 3 сентября он получил тайное предписание от наблюдательного Комитета Коммуны. Приказано было судить всех заключённых в аббатстве. Первым делом расправились со 150 швейцарцами, охранявшими королевскую семью. Глава «трибунала» приказал санкюлотам расправиться с остальными приговоренными к смерти: всего во дворе аббатства убили 270 человек. По примеру Сен-Жермена в тюрьме Ла-Форс тоже организовали «народный трибунал», который возглавили соратники Мари, члены Коммуны Эбер и Люлье. 3 и 4 сентября там же убили ещё 160 заключённых. Санкюлоты чинили расправы ежедневно. Так, в монастыре Кармелитов, где содержались священники, уничтожили 190 человек, в Консьержери убили 290. Согласно свидетельствам историков, из почти 2800 заключённых, содержавшихся в парижских тюрьмах, за несколько первых дней сентября погибло от 1150 до 1400 человек, при этом от 359 до 392 «политических» и от 737 до 1003 «неполитических».

К этим расправам был причастен и глава «народного трибунала» Станислав Майяр. А в начале августа 1793 года Мари назначили начальником секретной полиции Комитета Общей Безопасности Конвента. Он имел в своём подчинении около 50-70 агентов, нанятых им самим и известных только ему. Проводя повальные аресты «подозрительных» и конфискуя их имущество, он ни перед кем не отчитывался — ведь всё проходило стихийно. Это вызвало недовольство у большинства членов Конвента. Многие хорошо знали «подвиги» Крепкого Кулака.

И уже 11 октября 1793 года его арестовали как одного из участников заговора, «крайних революционеров». Майяра поместили сначала в тюрьму Ла-Форс, а затем перевели в Люксембургскую. Однако за него заступился член Комитета Общественного Спасения Колло д’Эрбуа, революционер левого толка, хотя и сторонник активных террористических мер. Мари скоро освободили из тюрьмы, но к этому времени он заболел туберкулёзом. В апреле 1794 года Станислав умер. Окончательного и полного возмездия Майяр не дождался, но многих и многих его соратников и остальных героев эта кара не миновала. Во время термидорианского переворота почти всем им отрубили головы.

Но в случае с Майяром роль топора палача исполнил туберкулёз. Хотя, надо полагать, для Мясника Станислава причина смерти особого значения уже не имела.

Виктор ВОЛЫНСКИЙ

,   Рубрика: Злодеи





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,617 сек. Потребление памяти:38.79 mb