Ловушка для адмирала Брюэ

Автор: Maks Мар 21, 2018

Битва при Абукире стала самой эффектной победой Нельсона, если, конечно, не считать его лебединой песни при Трафальгаре. Этот успех перекрыл допущенную адмиралом ошибку, изменившую ход мировой истории.

Завоевав Италию, самый популярный военачальник Франции Наполеон Бонапарт замыслил вторжение в Египет. Члены Директории, боявшиеся, что он метит в диктаторы, охотно сплавили его подальше с глаз долой, предоставив эскадру адмирала Франсуа Брюэ с 35-тысячным корпусом. Выйдя в море, французы в начале июня практически без сопротивления овладели Мальтой, оставили там 4-тысячный гарнизон и направились в Египет.

Когда поспешность бывает лишней

Адмирал Нельсон знал о готовящемся вражеском десанте, но он не знал, где тот будет высажен. Получив сведения о том, что противник вышел из Тулона, Нельсон угадал направление, в котором двинулась французская флотилия. Англичане рванулись в Египет, где никаких французов не обнаружили. Останься Нельсон всего на два-три дня, и он бы дождался подхода Наполеона и уничтожил бы перегруженные войсками транспортные суда. Не было бы тогда ни Египетского похода, ни всей последующей наполеоновской эпопеи. Но лихого британца подвел темперамент. Решив, что французы собираются захватить Сицилию, он снова пересек Средиземное море, направляясь в Палермо. Там находились его союзник — неаполитанский король Фердинанд I — и любовница флотоводца леди Гамильтон, в своих письмах причитавшая, мол, что будет, если французы появятся.

Нельсон не учел, что противник плыл к Египту кружным путем, через Мальту, и вновь с ним разминулся, хотя только из-за ночной темноты враги не увидели друг друга. Французы услышали сигнальные выстрелы британцев, но предусмотрительно не ответили на них.

Добравшись 29 июня до Александрии, Наполеон благополучно провел высадку и приступил к завоеванию страны пирамид. Нельсон тем временем побывал в Палермо, повидался с леди Гамильтон, а потом решил снова отправиться в Египет. В Лондоне о высадке французов уже знали и требовали отдать Нельсона под суд. Или как минимум язвили, что однорукому и одноглазому герою следовало сидеть дома.

Нельсон знал об этих разговорах и, приближаясь к Египту, жаждал крови Бонапарта. Правда, Наполеон уже воевал с мамлюками, зато Брюэ продолжал стоять в Абукире. На нем Нельсон и отыгрался.

Скованные одной цепью

Битва при АбукиреБрюэ, в принципе, готовился к появлению противника и даже собрал военный совет, члены которого практически единодушно высказались за то, чтобы суда встали на якорь в линию да еще скрепились друг с другом канатами. Вступить в бой на открытой воде предлагал только адмирал Бланке, но его быстро уломали. Аналогичную тактику французы выбрали в 1341 году при Слейсе, и тогда это закончилось катастрофой. Но за семь с половиной веков многое изменилось, и, учитывая лучшую подготовку британских экипажей, решение было вполне разумным.

Но Брюэ следовало сделать еще многое, чего он не сделал. При таком построении французы могли вести огонь только одним бортом, так что часть пушек требовалось перевести на берег и оборудовать батареи. Однако батарея была построена всего одна, на островке Абукир, с четырьмя пушками и двумя мортирами.

Учитывая, как развивалось сражение, орудия на «тыловом» борту могли оказаться весьма кстати, но, считая, что они все равно не понадобятся, капитаны не озаботились подготовить их к бою. В результате часть орудийных портов оказалась завалена всяким корабельным скарбом. Вдобавок около трети моряков и офицеров находились на берегу, занимаясь заготовкой воды и припасов или просто отдыхая.

Ирония судьбы: Наполеон тоже что-то чувствовал и буквально накануне сражения послал к Брюэ курьера с приказом как можно скорее отправляться на Корфу. Но курьера убили бедуины. Это вызвало задержку на сутки, может быть, чуть больше. Но и несколько часов могут оказаться роковыми.

Протянувшийся на 30 километров Абукирский залив сверху имеет вид разрезанного надвое яйца и ограничен городами Абукир на западе и Рашид на востоке. Британцы приближались вдоль берега с запада. На подходе к заливу на островке находилась сооруженная французами батарея. Далее шли скалы, среди которых Брюэ расположил бомбардирские корабли и канонерские лодки. К югу от острова начиналась полоса мелководья, тянувшаяся полукругом примерно в полукилометре от берега.

Свои главные силы — 13 линейных кораблей — Брюэ выстроил дугой вдоль северо-восточной окраины отмели. Интервалы между судами составляли около полутораста метров, а общая длина линии — 2,5 километра.

За линейными кораблями, в 300 с лишним метрах позади и на примерно таком же расстоянии от мелководья, расположились четыре фрегата, являвшиеся чем-то вроде маневренного резерва.

И французская и английская эскадры, как водится, делились на авангард, кордебаталию (главные силы) и арьергард. Брюэ правильно исходил из того, что противник появится с запада. Но вот второй его вывод был ошибочным. Нельсон вовсе не собирался двигаться со своей эскадрой вдоль строя французов, чтобы обрушиться на их арьергард. Бить неприятеля он решил сразу же, как только тот появится в пределах его видимости, то есть начиная с авангарда. И уж Брюэ не мог предвидеть самого оригинального хода своего одноглазого противника…

,   Рубрика: Без рубрики, Главное сражение




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:70. Время генерации:0,945 сек. Потребление памяти:32.71 mb