Лучшее, что нам дает история, — это возбуждаемый ею энтузиазм

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Драма на берегах Дуная

«Но что ни говори, жениться по любви не может ни один, ни один король», - поется в песенке. Суровые ограничения на право распоряжаться своим сердцем в Средние века касались не только монархов, но и практически всех людей благородного происхождения. Попытки пойти поперек сложившихся традиций ничем хорошим, как правило, не заканчивались.

В Средние века карта Европы напоминала лоскутное одеяло, поскольку вся ее территория была поделена на множество мелких княжеств, графств и герцогств, каждое из которых было практически независимым государством. Одним из них в XV веке было Баварско-Мюнхенское герцогство. Им совместно правили два брата из династии Виттельсбахов - Вильгельм и Эрнст. Но оба находились уже в преклонном возрасте, и перед правителями встал вопрос: кому передать бразды правления?

Встреча на турнире

По мужской линии у Виттельсбахов имелся единственный наследник. У Вильгельма сыновей пока что не родилось. Зато у Эрнста сын был - 27-летний, пышущий здоровьем красавец Альбрехт. Последний в это время занимал должность управляющего делами герцога и жил не в Мюнхене, а в небольшом городе Штраубинг на Дунае. Особого рвения к управлению делами он, впрочем, не проявлял, больше времени уделяя пирушкам, охоте и рыцарским поединкам.

Конечно, в соответствии с существовавшими тогда правилами он был с детства помолвлен с вюртембергской принцессой Элизабет, которую никогда лично не видел, да и, похоже, не стремился. Поэтому Альбрехт с облегчением вздохнул, когда узнал, что его невеста влюбилась в графа Йоганна фон Верденберга, бежала с ним из отчего дома и тайно обвенчалась.

Конечно, женщины в личной жизни молодого герцога были, но все изменилось в 1428 году после рыцарского турнира в Аугсбурге. Легенда гласит, что во время поединка Альбрехт был ранен и доставлен для оказания первой медицинской помощи в близлежащую баню. Как полагают историки, обмывала раны рыцаря 17-летняя дочь банщика, которую звали Агнес Бернауэр. Чем девушка покорила сердце Альбрехта, доподлинно неизвестно. Но, возвращаясь в Штраубинг, он забрал ее с собой и поселил в замке. Об этом свидетельствует «налоговый список» придворных и челяди, датированный тем же 1428 годом.

Несколько лет об Агнес ничего не было слышно. А потом поползли слухи о том, что в замке объявилась высокомерная и властолюбивая «герцогиня Баварская», которая отменяет приказы из Мюнхена, чинит суд, увольняет и принимает на работу людей по своему усмотрению. Более того, она стала высказывать даже крамольные мысли по поводу некоторых действий мюнхенских герцогов. Причем такой расклад ее возлюбленного, ставшего «подкаблучником», полностью устраивал. Более того, он приходил в ярость, когда в его присутствии друзья, обсуждая достоинства знакомых дам, забывали в их числе упомянуть обожаемую Агнес. Передав бразды правления в твердые женские руки, он с еще большей страстью отдался любимым турнирам и охоте.

Тайное венчание

Конечно же, до Мюнхена доходили слухи об увлечении Альбрехта, но его отец отнесся к этому снисходительно.

Он сам в молодости был не прочь приударить за красотками.

Да так, что три из них родили внебрачных детей. Правда, герцог Эрнст, как благородный дворянин, признал их своими и принял участие в их дальнейшей судьбе. Но о том, чтобы передать им наследственное право, и речи быть не могло.

Надо сказать, что супруга герцога Эрнста, Элизабетта Висконти, происходившая из знатного миланского рода, на любовные похождения мужа смотрела сквозь пальцы, занимаясь воспитанием сына и его младших сестер. Как раз одна из них, Беатрикс, первая почувствовала, что что-то не так в благородном семействе. Произошло это в 1432 году, когда после похорон матери она приехала по приглашению старшего брата к нему в гости. То, что она увидела в замке Штраубинг, повергло Беатрикс в ужас.

Она поспешила к отцу и рассказала, что Альбрехт практически отошел от государственных дел, посвятив себя светским развлечениям. А фактическая власть сосредоточилась в руках «герцогини Баварской» - девки, которая не испытывает комплекса неполноценности по поводу своего плебейского происхождения. Взбешенный правитель вызвал сына в свою мюнхенскую резиденцию и потребовал, чтобы тот навел порядок в своих личных отношениях. А еще лучше - послал бы любовницу куда подальше.

И тут старика ожидало страшное откровение - на самом деле Агнес Бернауэр оказалась вовсе не любовницей, а законной супругой непутевого сына после их тайного венчания. Это был удар! Самое страшное было даже не то, что Альбрехт женился на простолюдинке. В те времена, в периоды междоусобных войн, огромное значение придавалось бракам между монархами по политическим и военным расчетам. Ведь такой союз обеспечивал в определенной мере не только стабильность развития двух дружественных государств, но и защиту от недругов извне. И такая «бессмысленная» женитьба, по сути, наносила ущерб безопасности всего герцогства!

Однако все попытки увещевать сына, бесконечные призывы к его чести и благородству ни к чему не привели. Альбрехт упорно стоял на своем: «Агнес моя законная жена - и точка». Ситуацию можно было бы исправить, если Бернауэр была бы простой любовницей. Для герцога не составило бы труда под благовидным предлогом упрятать ее в тюрьму или монастырь. Но вот расторгнуть законный, освященный церковью брак даже в случае добровольного согласия было, по средневековым законам, чрезвычайно сложно. На это требовалось разрешение церкви, добиться которого удавалось далеко не всем. На деле же реально безо всяких препон жениться снова Альбрехт теперь мог только после смерти жены.

Не поддавшись на уговоры отца, наследник сказал твердое «нет» и добиваться развода отказался. Бешенство старого герцога было настолько сильным, что он урезал финансовое содержание строптивого отпрыска. Любимая женщина оказалась для Альбрехта важнее денежных подачек. Он не изменил свою точку зрения даже после того, как ему запретили выступать на рыцарских турнирах. По правилам, «голубых кровей» должны были быть не только сами участники, но и их супруги, каждая из которых могла быть выбрана «королевой турнира». Но невзирая на всеобщее осуждение Альбрехт спокойно продолжал появляться со своей женой на людях.

Коварный план

Агнес Бернауэр

Именно деньги в конечном итоге поставили точку в этой любовной истории. Дело в том, что время от времени в Европе возникали локальные войны. Вот и на этот раз Альбрехт усмотрел угрозу со стороны гуситов. Собрал рыцарей и отправился в поход. По возвращении рыцари стали требовать вознаграждения за службу. Но платить было нечем - казна оказалась пустой. Выход из положения подсказала Агнес - повысить налоги для торговцев-евреев. Деньги нашлись, но репутация герцогства оказалась изрядно подмоченной.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения герцога Баварского. К тому же в сентябре 1435 года умер его соправитель, герцог Вильгельм. Вопрос о наследовании вставал все более остро. Эрнст самостоятельно принял кардинальное решение. Воспользовавшись тем, что Альбрехт отправился на охоту, он нагрянул в его замок вместе со своими личными стражниками. Агнес была арестована и тут же предана суду инквизиции.

Заседание было коротким и чисто формальным. Женщину обвинили в ереси и колдовстве, а также в попытке убийства малолетнего сына Вильгельма Адольфа. Приговор был суровым: «испытание водой». По сути дела, смертная казнь. Суть «испытания» заключалась в том, что обвиняемую, связанную по рукам и ногам, бросали в реку. Если она тонула, то признавалась невиновной. Если же ей удавалось освободиться от пут и выплыть, то это считалось доказательством обвинений в колдовстве. Тогда несчастную ждал костер.

12 октября 1435 года в воды Дуная при большом скоплении зевак была брошена Агнес. Каким-то образом ей удалось развязать руки и всплыть, но бдительный палач затолкал ее обратно под воду. Где всплыло тело и было ли оно захоронено, неизвестно.

Альбрехт, погоревав и едва не развязав войну против отца, через несколько месяцев женился на дочке герцога фон Брауншвайг-Грубенхагена, которая родила ему 10 детей. Память об Агнес Бернауэр осталась только в названии торта, который до сих пор пекут в Штраубинге. А в 1961 году на экраны вышел фильм «Знаменитые любовные истории», в одной из новелл которого роль Агнес исполнила Брижит Бардо, а Альбрехта - Ален Делон.

Леонид ЛУЖКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви    










Сообщество в G+