История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Красавица и чудовище

Роман певца, поэта, композитора, режиссера Сержа Генсбура и актрисы и певицы Джейн Биркин до сих пор называют культовым. Правда, они вошли в историю не как пример идеальной пары с идилличными отношениями, а как яркая иллюстрация к эпохе, в которой им привелось жить.

Знакомство французского певца и поэта Сержа Генсбура и актрисы Джейн Биркин случилось в конце 1960-х годов. Расстались они в 1980 году, и после разрыва оба быстро нашли счастье с другими людьми. Но след от этих отношений тянется до сих пор.

Непривлекательный юноша

Сержа Генсбура на самом деле звали Люсьен Гинзбург. Он появился на свет в 1928 году в многодетной семье еврейских иммигрантов, которые бежали в Париж из России - от большевиков. Родители были музыкантами и с детства прививали детям любовь к искусству.

Люсьен - младший сын - рос некрасивым мальчиком с типично еврейской внешностью. Еще в ранние годы он понял: с его огромным носом и оттопыренными ушами успех у женщин ему не светит. Но в том-то и дело, что Люсьена с детства отличала яркая черта характера: любую неприятность он воспринимал как вызов.

Если у него что-то не получалось, он прилагал сверхчеловеческие усилия к достижению желаемой цели. Конечно, не следует забывать о том, что Люсьен с детства был наделен самыми разнообразными способностями. Он, как никто, чувствовал французский язык, который был для него родным. Его собственный язык был полон ярких образов и игры слов. В общем, Гинзбург обладал всем для того, чтобы стать звездой, кроме двух вещей: привлекательной, «кинематографической» внешности и высокого происхождения. И талантливый молодой человек сделал все для того, чтобы недостатки превратились в достоинства. Для начала он сменил слащавое имя Люсьен на более мужественное - Серж. Позже он признавался, что псевдоним взял в честь великого русского композитора Сергея Рахманинова. А свою фамилию Гинзбург он трансформировал в звучащую более по-французски - Генсбур. Но перемены имени, конечно, было явно недостаточно для того, чтобы стать звездой кино и эстрады.

И тогда Генсбур... женился. Впоследствии он не раз вступал в брак - все его женщины по происхождению были выше, чем он. Все они не были еврейками. По всей видимости, таким способом Серж хотел оторваться от мира, пусть даже образованных, но иммигрантов, и примкнуть к аристократам и европейской элите. Он всегда играл в сложные игры: с одной стороны, он выглядел как провокатор и нонконформист; с другой же стороны, традиционные европейские буржуазные ценности никогда не оставляли его равнодушным.

Итак, первую супругу Генсбура звали Елизавета Левицкая. Она была дочерью русских дворян, которые, как и родители Сержа, бежали во Францию от советской власти. Красивая (она даже одно время работала моделью) аристократка Левицкая не могла не привлечь Генсбура. Ведь тогда он был простым преподавателем... Во второй половине 1950-х они расстались. Левицкая всегда отзывалась о Серже с большим теплом: говорила, что он великий педагог. И, наверное, была права. Генсбург всегда умел с любовью и вниманием относиться ко всем, с кем имел дело. Эта черта, наряду, конечно, с талантом, позже покорила мир. Левицкая даже оставила теплые мемуары о своей жизни с великим Сержем...

Путь наверх

Генсбур и Биркин

А он... пошел дальше. Должность учителя его явно не устраивала. Теперь Генсбур жил со своими добропорядочными родителями. И крутил романы - женщин он умел соблазнять, как никто другой. Но встречи происходили в отелях. Маму и папу он предпочитал не тревожить.

Карьера его помаленьку шла вверх. А страсть к аристократии не проходила. Второй супругой стала бывшая жена князя Голицына. В том коротком браке у Генсбура родилось двое детей, которым дали русские имена: Павел и Наташа.

Вообще, в отношениях с женщинами тот, кого называют основателем языка современной французской песни, отличался ветреностью. Он всегда хотел, чтобы с ним были самые красивые и блестящие. И чтобы он их бросал: у Генсбура с детства было задето самолюбие.

Джейн Биркин появилась на его горизонте в 1968 году на съемках фильма, который не вошел в историю. Ей в тот момент было всего двадцать два года. Но она уже успела выйти замуж, родить дочь и развестись.

Генсбур - человек, который безупречно чувствовал время, - сразу понял: эта удивительно тонкая, долговязая девочка с густыми пепельными волосами и миндалевидными синими глазами - лицо нового времени. Англичанка Джейн была не только лицом и фигурой новой эпохи. Она с детства мечтала стать частью того, что называется художественной тусовкой. Ее отец - военный - зря старался сделать из нее чопорную английскую леди. Она пошла по стопам матери-актрисы. В принципе ничто не мешает и артистке быть чопорной леди. Но только не в случае с Биркин.

Она как будто с самого начала была вся - с ног до головы - пропитана духом сексуальной революции и бунтарских 60-х годов прошлого века. Нимфетку с безмятежным и немного загадочным лицом заметили режиссеры. Уже в 1967 году великий итальянский режиссер Микеланджело Антониони снял ее в своей культовой картине «Фотоувеличение». В этом фильме Джейн предстает обнаженной. Она вообще всегда легко и с удовольствием раздевалась перед камерами.

В общем, такая нимфетка, такой одновременно невинный и испорченный ребенок, не могла не обратить на себя внимания Генсбура. Они сразу стали любовниками и в течение долгого времени практически не расставались.

Французской богеме только и оставалось, что перешептываться. Развратный Серж, которого не смогла удержать сама Брижит Бардо, не отходил от малолетки.

Благополучие и эпатаж

Для себя и Джейн Генсбур купил вполне респектабельный и буржуазный дом в Париже. В 1971 году родилась их единственная общая дочь Шарлотта - сегодня она одна из ведущих мировых актрис.

И они зажили семейной жизнью - с ними была еще дочь Биркин от первого брака. На совместных фото того периода пара выглядит более чем благополучно и безмятежно. Вот они у Эйфелевой башни. Вот катаются с детьми на лодочке. Вот они-на летнем отдыхе. Конечно, Генсбур не был бы Генсбуром, если бы он забывал шокировать обывателей. Супруги записали песню, которая вмиг стала хитом. Называется она «Я тебя люблю... Я тебя тоже нет». В конце композиции Биркин имитирует стоны при оргазме. Сколько ни обвиняли исполнителей в безнравственности, композиция разошлась миллионными тиражами...

Но постепенно в безмятежном гражданском браке стала намечаться трещина. Причин у нее было две: во-первых, безудержное пристрастие Сержа к спиртным напиткам. К концу 1970-х годов он превратился в законченного алкоголика. Во-вторых, все-таки моногамия была явно не для Генсбура, который стал звездой первой величины. Женщины падали к его ногам. Удержаться ему было трудно. Теперь никто не замечал его некрасивости. Его внешность (объективно говоря, не самая привлекательная) стала новым стилем, который снискал немало подражателей: грустные еврейские глаза, мешки под ними, запущенная стрижка, мешковатый клубный пиджак...

Серж Генсбур не мыслил своей жизни без вечеринок с музыкой и спиртным до утра. А вот Джейн хотелось больше времени проводить с семьей - в их уютном парижском гнездышке.

В конце концов некогда ущемленное мужское самолюбие Генсбура положило конец этой идиллии. Подозрения в его неверности полностью оправдались. Однажды Биркин нашла дома чужие женские вещи. И не чьи-нибудь, а самой знаменитой французской актрисы Катрин Денёв. Это оказалось последней каплей. Джейн собрала вещи - свои и дочек - и ушла от Генсбура.

Не замужем она оставалась недолго. В следующем - 1981 году - Биркин вышла замуж за режиссера Жака Дуайона. Она теперь стала взрослой: роль вечной нимфетки надоела Джейн. От этого мужчины она родила дочь Лу... Генсбур долго не мог поверить в то, что Биркин его оставила. До самой своей смерти в 1991 году он продолжал писать для нее песни.

Впрочем, расставание с музой нисколько не умерило любовного пыла Сержа. В том же 1980 году он стал жить с актрисой Каролин фон Паулюс, внучкой фашистского фельдмаршала Фридриха фон Паулюса. Да уж, еврей Генсбур никогда не забывал шокировать почтеннейшую публику... В 1986 году у них родился сын Люсьен - последний ребенок Сержа. Этот мальчик также стал музыкантом.

От любви Биркин и Генсбура остались одни съемки и фотографии - самые лучшие иллюстрации к той эпохе, в которой началась и закончилась эта любовь.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: