История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС




ортомол Спорт Orthomol - витамины для спортсменов





Сюжет из жизни

Любовь писателя Дюма-сына и куртизанки Мари Дюплесси была любовным треугольником. Но необычным. Ведь третьим героем «романа» была смертельная болезнь - туберкулез, которым страдала Мари.

Мало ли куртизанок знал Париж XIX столетия? Мало ли прекрасных и порочных француженок вступало в недолгие связи с известными людьми? Мало ли французов и француженок унес из жизни туберкулез, который тогда называли чахоткой? Но в случае с Мари Дюплесси и Александром Дюма-сыном все сошлось удивительным образом. Ее красота, его талант, ее болезнь... И, конечно, его книга «Дама с камелиями», в которой писатель увековечил пронзительную историю порочной и утонченной красавицы, умирающей от смертельного недуга.

Карьера для модистки

Великий итальянский композитор Джузеппе Верди написал по мотивам «Дамы с камелиями» бессмертную оперу «Травиата», которую зрители услышали впервые в 1853 году. Само название произведения было провокационно по тем временам. La traviata на итальянском означает «падшая, заблудшая». Главной героиней оперы стала «торговка любовью», пусть даже и вращавшаяся в высшем свете. В конце она умирала от страшной болезни. Сюжет, прямо скажем, не самый «оперный»: не слишком романтический, не мифологический...

Но публике, как оказалось, нужна была именно такая история. О «Травиате» сам Дюма-сын отозвался так: «Через пятьдесят лет никто бы не вспомнил о моей «Даме с камелиями», но Верди обессмертил ее».

Итак, Мари Дюплесси была куртизанкой. Куртизанки XIX столетия ничего общего не имели с проститутками, хотя и брали деньги за сексуальные услуги (деньги, кстати, немалые). Куртизанками становились не просто самые красивые. Высокооплачиваемая жрица любви должна была обладать редким даром: умением балансировать на грани аристократизма и порока.

При рождении ей дали простонародное имя Альфонсина. И фамилия ее была просто Плесси. Девушка придумала себе более изысканное имя, а к фамилии добавила аристократическую приставку «дю» - по слухам, ее бабка была дворянского происхождения.

Бабка бабкой, а вот отец Альфонсины - простой крестьянин - любил выпивку гораздо больше, чем свою дочь. Он продал девушку: по одним данным - цыганам, по другим - хозяину ресторана. Прагматичный родитель рано заметил, что его дочке природа даровала такую красоту, о которой многие дамы высшего света и мечтать не смели. «Мари была высокой, очень стройной, черноволосой, с бело-розовым цветом лица. У нее была маленькая головка и удлиненные глаза, которые делали ее лицо похожим на лицо фарфоровой статуэтки, что часто встречается у японок. Но было в этих глазах нечто, указывавшее на гордую и живую натуру... Эта женщина могла бы быть дрезденской фарфоровой статуэткой», - так о ней писал автор «Дамы с камелиями».

Первому немолодому покровителю юная красотка быстро надоела. Другая бы на ее месте отчаялась - но только не мадемуазель Дюплесси...

Один Бог знает, как она не докатилась до панели. Но Мари не только не попала в бордель или на улицу. Она всплыла в Париже, уже в роли модистки. Даже недоброжелатели отмечали ее безупречный вкус в одежде. «Прыгнуть» из модисток в куртизанки - практически небывалая карьера для девушки из крестьян. Помогли природные данные. Все любовники Мари отмечали не только ее красоту и тонкий вкус, но также ум и остроумие. В общем, прошло совсем немного времени - и Дюплесси стала одной из самых престижных куртизанок Парижа.

Соревнование с отцом

Дюма-младший и Мари Дюплесси

Ничего удивительного нет в том, что такой сноб, как Александр Дюма-сын, стал ее любовником. У них было много общего. Они даже родились в одном году - в 1824-м. Как и Мари, Дюма всегда стремился к самому высокому положению. И по той же причине: происхождения он был не самого аристократического. Дело в том, что отцом-то его был великий писатель Александр Дюма. А вот матерью стала простая женщина, портниха. Отпрыск знаменитого литератора с детства чувствовал себя не в своей тарелке. С одной стороны - малообразованная любящая мать. С другой - авторитарный отец, который хоть и признал сына, но не желал считаться с его мнением. Он отобрал мальчика у матери и отправил учиться в престижный пансион. Одноклассники никогда не упускали случая попрекнуть Александра его незаконным происхождением. Тот страшно переживал по этому поводу.

Спасение пришло с совершенно неожиданной стороны. В один прекрасный день будущий писатель посмотрел на себя в зеркало и понял, что превратился в красивого молодого человека, высокого и стройного. На него начали заглядываться девушки. Лет с восемнадцати Дюма-младший перестал осуждать своего отца за то, что тот менял любовниц, как перчатки. И научился плевать на все насмешки сверстников. Теперь он находил успокоение в женских объятиях. Забегая вперед, скажем, что его донжуанский список к концу жизни вполне мог сравниться с аналогичным перечнем его родителя. Среди его пассий затесались даже две русские аристократки...

Дюма-старший благосклонно относился к увлечению отпрыска женщинами не самых строгих нравов. Порой он даже делился с сыном своими любовницами. Идея покорить знаменитую Мари Дюплесси не могла не увлечь юного сердцееда.

Доподлинно не известно, где они встретились. Но Александр совершенно потерял голову от Мари, которую в свете называли еще «дамой с камелиями». На самом деле в вырезе ее платья всегда был цветок. Чаще всего белый. Но на несколько дней в месяце белоснежную камелию сменяла пунцовая. Все знали: в такой форме Дюплесси сообщает о том, что она в эти дни не готова близко общаться с мужчинами. Почему именно камелии? Из-за туберкулеза у куртизанки случались головокружения от запаха цветов. А камелии, как известно, не благоухают...

Союз равных

Статус куртизанки, как, кстати, и положение гейши в Японии, предполагал не просто наличие природного ума. Высокопоставленная жрица любви должна была быть начитанной, образованной, остроумной. Всего этого у прекрасной Мари было с лихвой. Она могла наизусть декламировать стихи. Или смеяться над произведением бездарного литератора. Весь Париж восхищался ее игрой на рояле. Бог знает, где крестьянская девушка всему этому так здорово научилась.

Так что молодому интеллектуалу Дюма определенно было чем заняться с Дюплесси, кроме любви. Его, как и многих других кавалеров, восхищала ее способность, с одной стороны, спускать немыслимые суммы на наряды и драгоценности, которым могла позавидовать сама королева, а с другой - жертвовать нисколько не меньше на благотворительность. Главным недостатком Мари была лживость. А как иначе? Ведь надо было как-то выкручиваться той, что обожала иметь не меньше трех любовников одновременно!

Мадемуазель Дюплесси помнила детство в обществе отца-алкоголика: она категорически не умела отказываться от денег. Когда ее ловили на лжи, Мари показывала жемчужно-белые зубы: «От лжи зубы белеют!» И смеялась. Но как можно было сердиться на такое очаровательное существо! Собственно, очаровательным существом ее называл композитор Ференц Лист. Он стал ее следующим любовником после Александра...

В то же время куртизанка была набожна: она систематически посещала церковь. После смерти у нее нашли маленькую скамеечку, которую она специально заказала у краснодеревщика. На эту скамеечку, обитую бархатом, Мари опирала колени во время молитв...

Почему она рассталась с Дюма? Согласно одной версии. Мари нашла более богатого покровителя. Согласно другой, писатель сам охладел к ней и сообщил об этом в резком письме: «...я не настолько богат, чтобы любить вас так, как мне хотелось бы...»

Мари недолго горевала - нашлись мужчины, в чьих объятиях она утешилась. Она даже вышла замуж за графа Перрего - говорили, что он женился на ней из сочувствия к ее болезни. Да, теперь ничто больше не радовало куртизанку: туберкулез делал свое дело. Ее мучили кровохарканье и ночные приступы удушья. В 1847 году она скончалась.

Имущество Мари распродали за долги. Остаток денег Дюплесси завещала племяннице с условием, что та никогда не появится в Париже - роскошном городе, который погубил ее тетю.

Дюма-сын пережил любовницу на сорок восемь лет. А образ утонченной и страдающей «дамы с камелиями» пережил обоих любовников и популярен до сих пор. Роман экранизировали много раз, последний - в 2011 году.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: