История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Острые грани большого чувства

Великого советского физика, лауреата Нобелевской премии Льва Давидовича Ландау никто не называл по имени — Лев или Лёва. Близкие именовали его просто Дау. Даже для законной жены Коры (Конкордии Терентьевны Дробанцевой-Ландау) он был Дау или Даунька. Внешне — никакого благоговения…

Брак Ландау и Коры ещё при жизни обоих «участников» стал легендой. За его отношение к женщинам сегодняшние феминистки разорвали бы Ландау в клочья. Все дело в том, что учёный был физиком-теоретиком. Всё в своей жизни он систематизировал. И даже брак. И теория эта оказалась не менее оригинальной, чем его научные прозрения. Только личная жизнь, в отличие от точной науки, не терпит никаких жёстких правил.

Притяжение гения

Увы, жизнь не подчиняется теориям. Хотя обаяние личности гениального физика было столь велико, что вряд ли кто-либо (а уж жена — тем более) мог отказаться от пребывания в круге этого светила. Кроме того, украинская красавица — спутница академика — даже в самых счастливых мечтах не представляла себя супругой великого учёного.

Ландау с юных лет был резок и категоричен. Например, он безразлично относился к своему отцу-инженеру, считая его скучнейшим занудой. А мать-гинеколога боготворил. Наверное, он с детства ощущал себя гением, и поэтому позволял себе судить людей необычными мерками.

В 1932 году 24-летний Лев Ландау возглавил в Харькове теоретический отдел Украинского физико-технического института. Молодое советское государство поощряло талантливых учёных и щедро финансировало научные исследования. За плечами физика уже была стажировка в Европе, где он познакомился и поработал вместе с такими выдающимися умами, как Нильс Бор и Альберт Эйнштейн. И все учёные, с которыми он имел дело, признавали в нём великого физика-теоретика…

Но, как уже было сказано выше, Ландау пытался теоретизировать всё на свете. Ещё в отрочестве он дал себе слово не пить, не курить и не жениться. Первые два обещания учёный сдержал. А третье… Природа взяла своё.

В 1932 году состоялся ежегодный бал выпускников Харьковского университета. Ландау на нём присутствовал. Он попросил своих знакомых представить его самой хорошенькой девушке. Его сразу же подвели к выпускнице химического факультета Коре Дробанцевой. Она на самом деле была поразительно хороша: с точеным профилем, огромными серыми глазами и пышными формами. Дау, который до этого момента сам страшился себе признаться в том, что почти панически боится женщин, оторопел от вида этой безупречной красоты.

Да, 23-летняя Кора определённо подходила под категорию женщин №1 по классификации, выработанной самим же физиком. Всех представительниц прекрасного пола учёный делил на пять категорий. Первые три — красивые, хорошенькие, интересные. А последние два «вида» дам он характеризовал так: 4-й класс — «Выговор родителям», 5-й класс — «За повторение — расстрел». Жёстко? Жёстко. Конечно, никого расстреливать Дау не собирался. А вот своей теории личной жизни он свято следовал всю жизнь.

Согласно ей, женщина должна быть красива. И только.

«Лавочка мелкой торговли»

Лев и Конкордия Ландау

А Кора была очень хороша собой. Роман завязался молниеносно. Тем более красавица в физическом смысле была гораздо опытнее Дау. Она уже побывала в коротком и неудачном браке.

Физик сразу ей поведал о том, что жениться он не собирается, ибо брак, по его мнению, «лавочка мелкой торговли». А человек в жизни «должен и даже обязан быть счастливым». Официальная женитьба — не свобода.

Кора слушала оригинала, открыв рот. Она не была глупой женщиной — Дробанцева сразу поняла, что имеет дело с уникальной личностью. В 1930-е она ещё думала: все постулаты Дау — пустая болтовня, и жизнь сама изменит его убеждения. Знала бы Кора, как ошибается!

В 1937 году Дау перевели в столицу — его выдающиеся научные достижения не оценить было невозможно. А в 1938-м его арестовали. В заключении учёный пробыл год. Дау освободили по личному ходатайству Петра Капицы, директора Института физических проблем. Пётр Леонидович понимал, какой утратой для мировой науки станет гибель Льва Ландау.

Практически сразу после выхода из тюрьмы Ландау бросился к Коре. Она переехала в Москву. Так началась их совместная жизнь. Именно совместная жизнь — брак Дау регистрировать отказывался.

Первый годы стали временем безоблачного счастья. Кора была для Ландау единственной женщиной. Он для неё — божеством и лучшим мужем.

Конкордия больше не работала — в семье было много денег. Дау предпочитал видеть её в роли хранительницы домашнего очага — двухэтажной квартиры, которую выдающемуся учёному выделило государство. Физик был безразличен к быту, зато его спутница проявила выдающиеся способности к ведению хозяйства. Дома у Ландау царила идеальная чистота, готовилась вкуснейшая еда; обстановка была элегантна.

Но Ландау не был бы Ландау, если бы не пытался проверить свою теорию на практике. Как оказалось, несмотря на страсть, которую первые годы совместной жизни вызывала у него красавица Кора, давняя мысль о том, что мужчина, который не изменяет жене, — «обычный лентяй», сидела у физика в голове. Он заключил с Корой договор, который именовал «брачным пактом о ненападении»:

1. Брак — это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью.

2. Влюблённым запрещено ревновать и лгать друг другу.

3. За кислый вид полагается штраф.

4. Основная обязанность человека — быть счастливым.

Спутница не восприняла декларацию всерьёз. Как и заявление Дау: «Ты на моем пути встретилась такая, ну просто женское совершенство. Запомни одно: ревность в нашем браке исключается, любовницы у меня обязательно будут! Хочу жить ярко, красиво, интересно!».

Эксперимент длиною в жизнь

Последовательность была одной из черт характера великого учёного. Вот как вспоминает Кора в своей книге «Как мы жили» об одном из самых унизительных для себя эпизодов семейной жизни: «Даунька влетел в мою комнату, крепко обнял меня, звонко поцеловал в нос, объявил: «Корочка, я к тебе с очень приятной вестью, сегодня вечером в двадцать один час я вернусь не один, ко мне придёт отдаваться девушка! Я ей сказал, что ты на даче, сиди тихонечко, как мышка в норке, или уйди. Встречаться вы не должны. Это её может спугнуть! Пожалуйста, положи в мой стенной шкаф свежее постельное бельё».

И Кора подчинилась… С тех пор она выполняла при муже роль эдакой глубоко им уважаемой домработницы, стиравшей бельё, на котором её супруг предавался любовным утехам с аспирантками. Однажды ей даже пришлось прятаться в шкафу, чтобы её не застукала… очередная пассия мужа.

Единственным правилом, которое нарушил Ландау, стал отказ от узаконивания отношений. В 1946 году — незадолго до рождения их единственного сына Игоря — Кора и Дау официально поженились.

Но от этого ничего в жизни супруги гения не изменилось. Нет, он по-прежнему считал её очень красивой. Она соответствовала не только всем выведенным им канонам женской прелести. Кора даже одевалась согласно «научным» представлениями Дау о «правильной» женской одежде: во все тонкое, яркое, прозрачное…

Кора не молодела. Никакие процедуры не помогали сохранить её прелесть навсегда.

Грустным было то, что многочисленные друзья и коллеги Дау были на его стороне — слишком добр, щедр и весел он был. Кору же считали истеричкой: мол, могла бы и развестись с мужем. А то конечно — кто-де откажется от роскошной жизни жены академика.

Никто не понимал, что ею двигала любовь: чувство обычной, земной, а не гениальной женщины. В своих мемуарах она сделала признание, которое дорогого стоит: «Моя любовь к нему была прекрасна. Это она, моя любовь, подняла меня в небывалую высь, поставила рядом с гением, заставила шагать по кривым дорогам жизни. Шагать с ним в ногу было немыслимо. И я стала петлять».

Конечно, Кора ко многому привыкла. Однажды она пожаловалась племяннице: Дау пошёл на свидание к любовнице, забыв надеть шарф, и — надо же, какая досада — простудился.

В 1962 году Ландау попал в чудовищную автокатастрофу. Травмы, полученные в ней, лишили его возможности заниматься наукой. Последние годы до смерти в 1968 году он жил, хранимый заботами жены. Нобелевскую премию по физике получил в 1962-м — уже после трагического события.

Кора пережила мужа на шестнадцать лет. Самым важным событием своей жизни она считала встречу с Ландау.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: