История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Под покровом невинности

Агнессу Сорель, прекрасную фаворитку французского короля Карла VII Валуа, художник Жан Фуке изображал с одной — левой — обнажённой грудью. Такой образ не был плодом эротических фантазий живописца. Это прекрасная Агнесса ввела моду обнажать грудь полностью…

Любовница короля Франции Агнесса Сорель могла позволить себе всё что угодно. В конце концов, ей было позволено гораздо больше, чем простым смертным. Агнесса отлично это понимала: она всегда умела жёстко гнуть свою линию. И не без пользы для страны.

Тайная развратница?

Агнесса Сорель

Внешне Сорель была чиста и невинна: такой в Средневековье представляли Мадонну. Не зря всё тот же Фуке написал с неё богоматерь: на правой части знаменитого Меленского диптиха Агнесса изображена в виде Марии (с обнажённой левой грудью) и с младенцем на руках.

В этой женщине странным образом сочетались невинность и развратность, страсть к роскоши и бескорыстная преданность родине, податливость и железная твёрдость.

К моменту знакомства с Агнессой (оно произошло примерно в 1443 году) Карлу было чуть-чуть за сорок. Он был женат более 20 лет. И за это время стал отцом 13 детей. Его супруга, Мария Анжуйская, женщина чрезвычайно кроткая и благочестивая, отличалась крайней внешней непривлекательностью.

А вот белокурая Сорель, с её лицом нежной Мадонны, не могла не приковать взгляд. Короля не смутило то, что при дворе она появилась в качестве фрейлины его супруги. Монарх был ослеплен её красотой. У Карла, конечно, было немало возможностей завести любовницу. И, говорят, хоть он и наносил исправно визиты в супружескую спальню, все же не отказывал себе в удовольствии развлечься на стороне. Но настоящая любовь к нему все не приходила. Тем более, что греха таить, повелитель Франции никогда не отличался внешней привлекательностью. Природа не наделила его ни мужественными чертами лица, ни мускулистым телом. Да и личностью он был, мягко говоря, малосимпатичной — желчный, недобрый, мстительный.

Правда, он испытывал страсть к чтению и был, определённо, образованным человеком. Вся история его восхождения на трон — не более чем цепь случайностей. Роковых — для его умерших рано старших братьев. Счастливых — для Карла.

Осуществленная мечта

Итак, давно мечтавший о Прекрасной Даме — «мадам Боте» — Карл, как под гипнозом, подошёл к Агнессе — живому воплощению его фантазий. И спросил, как её зовут. Она опустила долу синие очи и сказала, что она Агнесса, дочь Жана Соре. Этот Жан был на самом деле не так уж прост. Он, приближённый графа Клермона, приложил массу усилий и задействовал все связи для того, чтобы сделать дочь фрейлиной королевы. Родитель сразу понял: такую красоту можно продать очень дорого. И не ошибся.

Король потерял голову от одного вида этой прелести, соединённой со скромностью. И стал настойчиво преследовать очаровательную придворную даму. Агнесса некоторое время сопротивлялась — этим она только разожгла пыл влюблённого монарха.

Конечно, не прошло и месяца, как крепость пала. Поначалу Карл VII и его любовница скрывали свои отношения. Мария Анжуйская чувствовала: дело нечисто. Но доказательств не было. Не было их до тех пор, пока королева самолично не увидела юную фаворитку, которая преспокойно разгуливала по дворцу с обнажённой грудью. Жена короля, сдержанная женщина, прямо-таки оторопела от такой разнузданности. Дальше — больше. Вскоре выяснилось, что Агнесса беременна. Монарх, понятное дело, отрицал своё отцовство. Отнекивался он до тех пор, пока Сорель не начала рожать. Король, отец многих чад, волновался, как в первый раз. И какова же была его радость, когда его любимая произвела на свет дочь! Это случилось в 1444 году. Впоследствии она родила от короля ещё двух девочек.

Мария Анжуйская не знала, что и предпринять. Муж, конечно, не оставил её полностью своим вниманием. Но теперь он и минуты не мог провести без своей горячо любимой Агнессы. Королева хоть и не отличалась особым умом, но прекрасно понимала: ей с прекрасной и сообразительной Агнессой не тягаться. Мария даже посоветовалась с матерью. Та ей подсказала, что лучше поладить с любовницей. Если отдалить Сорель от двора, Карл будет там, где его фаворитка. Да и всё равно монарх, познавший сильную плотскую страсть, теперь станет всегда искать физического удовлетворения в объятиях молодых и красивых женщин. Королева послушалась. И сделала Агнессу своей подругой. Теперь они обе обедали втроём с королём. Женщины вместе проводили свободное время. Карл был в восторге: он не терпел склок при дворе.

Теперь женщина, чье лицо даже сам папа римский считал самым прекрасным в мире, вела себя как хозяйка королевского дворца. С обнажённой левой грудью она появлялась везде, вызывая возмущённый шёпот дам и сладострастные взоры мужчин. Церковники также не могли ничего поделать с этой возмутительницей нравственности. Наряды Сорель были не просто открытыми. Они отличались особым шиком. Агнесса, как сказали бы сегодня, чувствовала моду и стиль. Она и стала законодательницей мод Франции. Именно Сорель стала носить огромные шлейфы длиной чуть ли не по 5 метров.

Священники именовали их хвостами дьявола. А красавице всё было нипочём! Она же вместо балахонов стала облачаться в обтягивающие её роскошные формы платья. Вслед за Агнессой так оделись все богачки страны. Вот только грудь полностью никто, кроме фаворитки, не решался обнажить. Но тем не менее вырезы стали намного глубже. Агнесса же ввела в моду ношение бриллиантов женщинами. Раньше эти драгоценные камни были атрибутом только богатых мужчин.

А Карл назначил Агнессу своей официальной фавориткой. На красавицу сыпались милости, чины, почести и подарки.

Агнессу ненавидела вся страна. Пока король осыпал бесстыдную красавицу замками и драгоценностями, люди прозябали в нищете. Шла Столетняя война с Англией, которая вконец измотала Францию. Народ изнывал под тяжестью налогов.

Впрочем, Агнесса как-то, прослышав о народной нелюбви к себе, устроила публичное покаяние в грехах по всем правилам. В своём обычном декольте, естественно. После этого плотина прорвалась: глубокие декольте надели на себя обычные парижанки!

Звание официальной фаворитки позволило Сорель заходить к королю, когда ей заблагорассудится, принимать участие в политических решениях, и главное — все три её дочери от монарха получили фамилию Валуа.

Смерть патриотки

В конце концов, Агнессе самой уже надоела докучливая любовь Карла. Она заметила, что, не вылезая из её постели, он игнорирует интересы страны.

Тогда фаворитка обратилась к королю, заявив, что ей в детстве астролог предсказал: в неё влюбится самый сильный и мужественный король. И когда на неё обрушилась любовь Карла VII, она-де думала, что он тот самый король и есть. Но сильным-то королём оказался король Англии, мощная армия которого захватывает один за другим французские города. По всей видимости, ей, Агнессе, нужно предложить себя именно английскому монарху.

Карл, совершенно потерявший разум от любви, разрыдался. И взял себя в руки. Собрал сильную армию, которая шаг за шагом стала освобождать французские земли. Теперь фаворитка, с иронией именовавшая короля Карлом Безразличным, стала звать его Карлом Победителем.

В 1449 году Агнесса оказалась опять на сносях. Монарх же был со своей армией, оставив Сорель в столице. Каково же было его удивление, когда ему сообщили, что карета Агнессы прибыла к резиденции! Любовница пребывала в жутком физическом состоянии. Едва живая, она добралась до монарха, чтобы сообщить ему о готовящемся против него заговоре. Сегодня неизвестно, существовал ли тот заговор. Зато известно, что случилось дальше с верной Сорель.

Она произвела на свет свою четвёртую дочь (той не суждено было прожить и полугода). После появления на свет ребёнка Агнессе становилось всё хуже. У неё проявились симптомы тяжелейшего отравления. Кроме того, прекрасные золотые волосы фаворитки выпадали целыми прядями. В феврале 1450 года она скончалась в страшных муках.

Уже в 21-м веке учёные, исследуя останки Сорель, обнаружили, что она умерла от отравления ртутью. Её убили то ли многочисленные враги Агнессы, то ли врачи, предписавшие неверную дозировку препаратов ртути, которыми лечились в 15-м столетии.

Карл быстро утешился в объятиях новых любовниц. Он скончался в 1461 году от… голода. Опухоль, образовавшаяся у него в горле, не позволяла принимать пищу.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая










Сообщество в G+