История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Лекарство от любви

Кто такой этот Струэнзе? Откуда он взялся? Почему он все решает в стране? И это при живых-то короле и королеве! Датчане не любили Иоганна Фридриха Струэнзе, который непонятно каким образом проник в покои и сердце королевы Каролины Матильды.

Жители Дании не понимали, каким образом сухой, сдержанный, необаятельный немец Иоганн Струэнзе стал фаворитом правительницы. А Каролина Матильда отлично понимала, чем ей так дорог этот мужчина, который был не графом, не герцогом, а всего-навсего придворным врачом. По большому счёту, не бог весть какая должность и не самое высокое положение. Но все обстоятельства были за то, чтобы именно такой человек возглавил Датское королевство.

Король кабаков

Иоганн Фридрих Струэнзе

Кристиан VII, король Дании и Норвегии, взошёл на престол в 1766 году, когда ему было всего 16 лет. В том же году его женили на 15-летней Каролине Матильде, сестре английского короля Георга III. О счастье в этом браке говорить не приходилось. Несчастная молодая жена с первых дней почувствовала: рядом с этим человеком ей предстоят тяжёлые годы. Кристиан проводил время в пьянстве и самых низменных развлечениях. Поначалу юная Каролина Матильда пыталась убеждать себя в том, что муж перебесится. Но какое там… Основную часть времени Кристиан проводил с проституткой. В её обществе он шатался по самым грязным кабакам. Его приятелями стали драчливые пропойцы. Весёлая компания провоцировала стычки со стражами порядка. И часто глава государства возвращался домой «с победой», потрясая отобранной у полицейского булавой.

В 1768 году Каролина Матильда родила от мужа сына Фредерика — наследника престола, будущего короля. Но появление ребёнка нисколько не остановило неистового Кристиана. Наоборот, с каждым днём король становился все безумней. Иногда он в бешенстве набрасывался на придворных прямо во время какого-нибудь великосветского обеда. Приступы агрессии сменялись периодами полного безразличия. В общем, вскоре стало ясно: монарх — сумасшедший.

Несчастная Каролина Матильда чувствовала себя страшно одинокой. Иностранка, жена опасного сумасшедшего, окружённая недоброжелательными придворными, она искала человека, который бы понял её и поддержал.

Иоганн Фридрих Струэнзе в 1768 году стал личным врачом Кристиана. Он сопровождал монарха в поездках. И как-то постепенно приблизился к монаршей чете. Притом чем больше отдалялся безумный Кристиан от жены, тем ближе к ней становился этот сдержанный, холодный человек с хорошими светскими манерами. Многие не понимали, чем Струэнзе так привлёк королеву. Он был старше её на 14 лет и пылом и горячностью не отличался. Но не следует забывать о том, что Каролина Матильда была дочерью сдержанного британского народа. И ей поперёк горла стоял её более чем горячий, несдержанный супруг. Доктор казался ей островком разума и спокойствия в окружавшем её безумном мире.

Каролина Матильда была отнюдь не глупой женщиной. Она, конечно, понимала: душевная болезнь её супруга — шанс, которым нельзя не воспользоваться. Она начала помаленьку прибирать власть к рукам. И помог ей в этом самый близкий человек и лучший друг — Иоганн Фридрих Струэнзе. Их окончательному и бесповоротному сближению способствовали именно медицинские познания немца. Он сделал прививку от оспы наследнику престола — во время эпидемии слабый здоровьем мальчик не заболел. Вакцинация тогда была самым новым словом в науке врачевания. Чем ещё можно завоевать доверие матери, как не спасением её ребёнка?

Врач на престоле

В 1770 году врач стал секретарём кабинета королевы. От медицинских обязанностей он помаленьку отошёл. Теперь Струэнзе мог пребывать в покоях королевы на самых законных основаниях. И тут бывший доктор показал себя с самой неожиданной стороны. Он оказался человеком властным, высокомерным, бескомпромиссным и при этом — весьма прогрессивно мыслящим.

Для начала Струэнзе при полном согласии Каролины Матильды и с её помощью добился от безумного Кристиана необычайной милости. Теперь он мог наравне с королём и, так сказать, от его имени выпускать указы. Всем было ясно, что с монархом никто и не думал советоваться — авторство нововведений принадлежало королеве и главным образом Струэнзе.

Другой вопрос — содержание законов, выпущенных фактическим правителем государства. Они оказались во многом прогрессивными. Была провозглашена свобода слова и печати. Были упрощены и сокращены разные бюрократические процедуры, запрещены пытки. Началось реформирование судебной системы. Улучшилось положение крестьян. Уравняли в правах законных и незаконных детей. Был запрещён игорный бизнес.

Народ возрадовался? Отнюдь. В целях экономии средств казны Струэнзе сократил большое количество чиновников-бюрократов, выгнав их на улицу без содержания. Он разогнал государственный совет! Фаворит королевы стал повсеместно насаждать немецкий язык. Датское же наречие стало чем-то вроде непрестижного языка!

Самым ужасным для датчан стало то, что отныне весь официальный документооборот шёл на немецком. Теперь простой человек должен был обращаться за помощью: все прошения в официальные органы следовало составлять на родном языке Струэнзе. Свобода печати, которую ввёл сам «псевдокороль», обернулась против него же. Теперь все СМИ только и делали, что ругали бывшего придворного лекаря. Для свобод, которые ввели Каролина Матильда и Струэнзе, королевство явно не созрело. А некоторые решения правящей невенчаной четы были откровенно волюнтаристскими.

Последней каплей стало рождение у королевы в 1771 году дочери, которую назвали Луизой Августой. Девочка была поразительно похожа на Струэнзе. Никто из даже самых близких королеве людей не признавал её отцом монарха…

Скорая расправа

В таких условиях не могла не созреть оппозиция. Возглавила её хитрая и коварная Юлиана, мачеха «официального» короля Кристиана. Главной — и тайной — причиной её недовольства правлением стало то, что короновали Кристиана, а не её сына, который приходился монарху сводным братом. Об этом Юлиана предпочитала не говорить. Она, конечно, за всеми повторяла слова о дискриминации несчастных датчан и норвежцев. О засилии всего немецкого. О самозванце на троне. Каролина Матильда, к своему несчастью, плохо разбиралась в людях. Она не слушала никого, кроме своего возлюбленного, который казался ей самым умным и надёжным человеком на свете. А неглупый, но наглый и зарвавшийся медик был нечуток. Он в упор ничего не видел. И все предупреждения о готовящемся дворцовом перевороте всерьёз не принимал.

16 января 1772 года в своём копенгагенском дворце Каролина Матильда беззаботно танцевала на балу. Тем временем Юлиана с одним из заговорщиков проникли в покои окончательно утратившего ум Кристиана. Они растолкали сладко спавшего идиота. Тот проснулся — услышал доносившийся до спальни шум бала.

Юлиана заявила Кристиану: шум связан с тем, что бунтовщики, ведомые Струэнзе, окружили дворец и пытаются ворваться в здание. Сообщив сумасшедшему ложную информацию, заговорщики протянули королю на подпись приказ об аресте Каролины Матильды и Струэнзе. Перепуганный психопат схватился за перо. Он на мгновение, правда, замешкался, увидев в документе имя жены. Тогда заговорщики стали угрожать слабохарактерному королю. И он подписал приказ.

Струэнзе был так ошарашен, что не сопротивлялся аресту. Потом историки заметили: он, добившийся такой власти, мог бы потребовать… собственной подписи на документе. Каролина Матильда же во время ареста была на высоте: королева дралась с мужчинами, которые пришли, чтобы её схватить.

Доктор сразу же признался в связи с правительницей. А она некоторое время отпиралась. Но хитрые заговорщики обещали помиловать её любимого, если Каролина Матильда признаётся в супружеской неверности. И она открылась им. После этого фаворита приговорили к смертной казни. В апреле 1772 его казнили варварским способом, отрубив сначала правую руку, а потом голову.

Юлиана хотела таким же образом расправиться и с королевой. Но Каролину Матильду спасло родство с английским монархом. Она с дочерью уехала в Германию, где её приняли с сочувствием — как жертву интриг.

В 1775 году опальная правительница скончалась от скарлатины. Её дочь воспитали как настоящую принцессу и выдали замуж за аристократа. А Фредерик, её сын от Кристиана, стал в 1808 году королём Дании и Норвегии.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: