История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Эпистолярный роман

Русский демократ-утопист, литератор и борец с царизмом Николай Гаврилович Чернышевский посвятил свой роман «Что делать?» своей жене Ольге Сократовне - женщине, любовь писателя к которой вошла в историю. Не ИХ любовь, а именно ЕГО любовь к ней.

Над отношениями Чернышевского с женой многие смеялись, его не понимали уже при жизни. Другие, наоборот, восхищались его необыкновенным мужеством и способностью к самоотверженному чувству. Николай Гаврилович ради идей пошел на 20 лет заточения и ссылки: его вольнодумство обошлось ему дорого. Все эти годы он провел отдельно от жены. Их роман стал романом эпистолярным. Так он и вошел в историю.

Слепая страсть

Ольга Сократовна Васильева, дочь саратовского врача, не нравилась многим. Ее считали поверхностной, глуповатой, вульгарной, тем не менее некоторым мужчинам она нравилась. Ее считали то ли разнузданной кокеткой, то ли гусаром в юбке, то ли хитроватой кошечкой. Но по большому счету о супруге великого русского демократа не осталось ни одного восторженного отзыва.

Но Николай Гаврилович видел ее совсем другими глазами - глазами слепой любви. Этот человек, от взгляда которого невозможно было скрыть никакие язвы общества, был совершенно слеп в своем чувстве к супруге. А может, то была не слепота, а следование раз и навсегда принятым жизненным принципам?

«Женщина должна быть равна с мужчиной. До сих пор этого не было. Женщина всегда была рабою. Жена должна быть равна мужу», - писал Чернышевский. Он жалел женщин, считая их жизнь подчиненной интересам мужчин, и полагал: жене нужно давать свободу во всем, и в ее праве иметь связи на стороне тоже. Свои вольнолюбивые взгляды на отношения полов философ-идеалист изложил в своем романе «Что делать?». Книга стала своеобразной библией для молодых революционеров. Этот труд Чернышевского высоко ценили в СССР: книга в свое время привела в восторг Ленина. Примечателен тот факт, что произведение, провозглашающее свободу и равенство полов, было написано в Петропавловской крепости. В этом был весь Николай Гаврилович - идеалист, готовый верить в самое светлое, даже находясь в ужасных условиях...

Николай Чернышевский, сын саратовского кафедрального протоиерея, с детства поражал всех окружающих своей начитанностью и способностью к языкам. В 14-летнем возрасте он поступил в старшие классы духовной семинарии: сыну священника прочили блестящую духовную карьеру. Но уже в молодом возрасте Николай проникся идеями вольнодумства. Церковные догмы были ему не близки. Семинарию он сменил на философский факультет Петербургского университета. И быть бы Чернышевскому выдающимся ученым-филологом - он владел девятью языками. Но не мог Николай Гаврилович смотреть спокойно на общественную несправедливость. Россия вскоре узнала его как выдающегося литературного критика-демократа. Он стал последователем безвременно ушедшего «неистового» Виссариона Белинского. С приходом Чернышевского в демократический журнал «Современник» издание как будто приобрело второе дыхание. Его редактор, великий русский поэт Некрасов особо привечал Чернышевского, оберегая его от нападок тех, кто считал новую звезду критики безнадежным и далеким от жизни идеалистом.

Пылкая саратовчанка

В Петербург - поближе к «Современнику» - 25-летний Чернышевский перебрался в 1853 году из родного Саратова не один, а с 20-летней женой. Чем же она привлекла Николая Гавриловича?

Он познакомился с ней в Саратове на свадьбе одного родственника. В Ольге Васильевой отчасти текла итальянская кровь. Внешне она выглядела как типичная жительница Апеннинского полуострова: брюнетка с огромными темными глазами. Темперамент у этой дочери врача оказался также отнюдь не северным. Ее стихией были танцы, катания на санях, шумные вечеринки. Чернышевский же никогда не являлся душой компании, звездой балов и любителем гуляний на Масленицу. Современники воспоминали, что Николай был «некрасив, неловок и казался флегматиком». Но внутри этого скромного человека бурлил мощный общественный темперамент.

Ольга произвела на него неизгладимое впечатление. Он записал в своем дневнике вскоре после знакомства с ней, что Ольга Сократовна - «первая красавица на свете». Такой он считал ее до конца своих дней. И отметил еще: «У нее такой характер, какой нужен для моего счастья».

Почему окруженная поклонниками Ольга приняла предложение именно скромного гимназического учителя? По всей видимости, она оказалась способна оценить цельность, образованность и внутреннюю красоту этого человека. Кроме того, в первые годы брака Чернышевских карьера Николая Гавриловича шла в гору. Его статьями зачитывалась вся прогрессивно мыслящая Россия.

В Петербурге провинциальная кокетка Ольга Чернышевская вела себя весьма легкомысленно. Вот как о чрезвычайно откровенных отношениях супругов отзывался историк Забелин, зашедший в январе 1860 года в гости к паре: «...жена его милая особа, вроде цыганки, недурна собою, и супруги, кажется, до сих пор по уши влюблены друг в друга. После обеда она поила его кофе, перемешанным частыми поцелуями, села к нему на колени, обняла голову, давала по глотку кофе и по поцелую».

Вскоре Николаю Гавриловичу стало уже не до поцелуев любимой женщины. Чем жестче он в своих произведениях критиковал тогдашний политический строй, тем большие преследования со стороны властей ждали демократа. Собственно, еще до женитьбы Чернышевский предупреждал Ольгу: «У меня такой образ мыслей, что я должен с минуту на минуту ждать, что вот явятся жандармы, отвезут меня в Петербург и посадят меня в крепость бог знает на сколько времени. Я делаю здесь такие вещи, которые пахнут каторгой...»

Неизвестно, приняла ли Ольга Сократовна всерьез предупреждение жениха. Уже будучи матерью двоих сыновей - Александра и Михаила, - она оставалась все той же попрыгуньей. В том же 1860 году, когда супругов навестил Забелин, у Чернышевской случился роман с Иваном Савицким, хорошим приятелем мужа. Тот уговаривал Чернышевскую бежать с ним. Ольга не знала, что и делать. В итоге она призналась во всем мужу. И что же Николай Гаврилович? Он сказал жене: «Ты вольна выбирать себе жизненный путь. Я же хочу одного: чтобы ты была счастлива. И буду рад, если ты обретешь счастье». Такое величие духа не оценить трудно. Ольга выбрала Чернышевского. Но их семейная жизнь продолжалась еще недолго.

Государственный преступник

В 1862 году Николая Гавриловича арестовали и заточили в Петропавловскую крепость. В 1864-м над ним произвели обряд гражданской казни: сломали над головой шпагу, что символизировало лишение всех гражданских прав и званий, и заставили стоять у позорного столба с табличкой на груди. Надпись на табличке гласила: «Государственный преступник». После этого унизительного действа Чернышевского сослали в Якутию. Жена и дети за ним не последовали.

Благородный демократ даже и помыслить не смел о том, чтобы его Оленька жила с ним в условиях ссылки на самом краю света.

В 1866 году жена навестила мужа в Якутии. При встрече он сказал ей: «Голубочка, не повторяй больше таких путешествий, не подвергай себя трудностям! Откажись от меня! Выйди замуж за другого!» Ольга Сократовна рекомендации мужа не последовала. Во время 20-летней вынужденной разлуки с мужем она жила в Саратове. Свидетели утверждали: Чернышевская себе в удовольствиях не отказывала. (О ее образе жизни очень зло писал уже в XX веке Набоков в своей книге «Дар».)

В Саратов летели письма: «Милая радость моя, благодарю Тебя за то, что одарена Тобою жизнь моя... Много я сделал горя Тебе. Прости. В эти долгие годы не было, как и не будет никогда, ни одного часа, в который бы не давала мне силы мысль о Тебе. Прости человека, наделавшего много тяжелых страданий Тебе, но преданного Тебе безгранично, мой милый друг... Крепко-крепко обнимаю Тебя, моя несравненная, и целую, и целую Твои ненаглядные глаза».

В пользу Ольги Сократовны можно сказать то, что она воспитывала детей в уважении к отцу: «Главное - помнить, что вы сыновья самого честного из честнейших людей... Не марайте имени своего отца!» - говорила она Александру и Михаилу.

Из ссылки Чернышевский вернулся к жене и взрослым детям в родной Саратов только в 1889-м. В том же году он скончался от кровоизлияния в мозг.

Вдова философа-утописта пережила его почти на 30 лет.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: