История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Слова великого чувства

Великий французский философ Дени Дидро адресовал женщине по имени Софи Волан множество прекрасных строк. История не донесла до нас ни одного изображения этой дамы - она осталась известна только как адресат пламенных посланий великого ученого и философа.

Прекрасные, изысканные слова любви Дидро до сих пор волнуют человеческое сердце: «...С каждым днем я чувствую себя все более живым. Я уверен в верности Вам и ценю Ваши достоинства все сильнее день ото дня. Я уверен в Вашем постоянстве и ценю его. Ничья страсть не имела под собой больших оснований, нежели моя. Дорогая Софи, Вы очень красивы, не правда ли? Понаблюдайте за собой - посмотрите, как идет Вам быть влюбленной; и знайте, что я очень люблю Вас. Это неизменное выражение моих чувств». Согласитесь, это замечательно!

Дитя эпохи Просвещения

Дени Дидро

Дени Дидро родился в 1713 году. С детства он отличался незаурядным умом, проявляя выдающиеся способности как к литературе, так и к философии. Начинал он как драматург. Но пьесы, им написанные, носили явно назидательный характер. В них Дидро показывал, что и простые люди способны на сильные чувства. А дворяне, напротив, вполне могут быть глупцами и попадать в идиотское положение.

Неизвестно, так ли велика была бы роль Дидро, родись он раньше или позже того времени, в котором появился на свет. Но зрелость философа выпала на эпоху Просвещения, в которую творили великие французские философы: Руссо, Монтескье, Вольтер.

Эти мыслители идеологически подготовили Великую французскую революцию, которая изменила ход всей истории человечества.

Впрочем, главным творением Дени Дидро считаются не его литературные опыты. В 1751 году француз начал создавать «Энциклопедию, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел» - одно из крупнейших справочных изданий того времени.

С Софи Волан Дидро познакомился в 1755 году. Ему было 42 года, ей - около 40 лет. Она никогда не выходила замуж. Он состоял в браке.

Впрочем, женился Дидро уже в возрасте 30 лет. Вступил в брак по любви - с девушкой низкого происхождения. Вскоре у пары родилась дочь. Столь поздней женитьбой Дени был обязан страсти к женскому полу. Философу не было чуждо ничто прекрасное, поэтому в череде романов он никак не мог найти свою даму, единственную и неповторимую...

После появления на свет дочери просветитель пустился во все тяжкие: в свете говорили, что Дени не пропускает ни одной юбки. Все его романы оказывались мимолетными. Каждые два месяца - новая любовница. Не стоит сомневаться в том, что этот обаятельный мужчина с живыми карими глазами не знал, что такое женский отказ.

Дени Дидро познакомился с Софи на званом вечере. По тем временам 40-летняя женщина, так и не создавшая семьи и не имевшая детей, выглядела существом никчемным и определенно бездарным.

Но Дидро, во-первых, был незаурядно умен, а во-вторых, обладал большим опытом общения с женщинами. Эти две черты сделали его тонким ценителем прекрасного пола. Он понимал: хорошее вино от времени становится только лучше.

После той встречи начался этот странный - практически чисто эпистолярный - роман. Не стоит сомневаться в Дени: параллельно с перепиской с Волан просветитель продолжал крутить романы. Да и с семьей он даже не думал расставаться.

Неизменный адресат

Одним из самых поразительных фактов биографии Дидро стало то, что любовницы в его жизнь приходили и уходили из нее. А мадемуазель Волан осталась навсегда. Почему? Скорее всего, потому что они все же редко виделись. И Софи заполнила ту нишу, которую никто, кроме нее, не мог занять. Жена у Дидро была. Любовницы были. А женщину - интеллектуальную собеседницу найти оказалось ох как сложно.

Сначала оба участника эпистолярного романа не воспринимали эти странные отношения всерьез. Но постепенно именно Дидро стал все больше раскрываться в переписке с мадемуазель Волан. Он делился с ней своими взглядами на государственное устройство (философ был сторонником просвещенной монархии), впечатлениями от прочитанных книг, мнением о политиках, рассуждениями о жизни.

Теперь Софи жила буквально от письма до письма Дидро. Встречи были нечасты. Собственно, возникает вопрос: нуждался ли в свиданиях сам Дени? Скорее всего, мадемуазель Волан в его жизни существовала для другого. Философ вряд ли испытывал особую нужду во встречах с Софи.

Семья немолодой девушки пришла в ужас от странного романа. Да, они уже вряд ли надеялись на то, что Софи, как это подобает нормальной женщине, вступит в законный брак и произведет на свет потомство. Но такие отношения привели мать и сестер Софи в ужас: сидеть и ждать каких-то философских писем от женатого мужчины! Зачем это ей?

Мадам Волан - мать Софи - взяла ситуацию в свои крепкие руки. Она стала перехватывать послания Дидро и тщательно прочитывать их, всматриваясь в каждое слово. Вдруг философ пишет девице всякие пошлости и непристойности? Вдруг неопытная и неискушенная в проблемах личной жизни Софи - именно такой ее считали родственники - окажется втянутой в какую-нибудь грязную историю? Итак, мать перлюстрировала письма, адресованные дочери. И что? И ничего. Стиль изложения отличался изяществом. А мысли буквально искрились оригинальностью.

Семья Софи Волан была образованной. Родственники «эпистолярной» любовницы не могли не оценить искрометного юмора и увлекательности посланий. Что ж, пришлось им, в конце концов, смириться с такой странной любовью.

Дидро прекрасно знал, что его творения читает вся семья Волан. Именно поэтому он нечасто открыто писал о чувствах. Но иногда все же разражался откровенными признаниями: «...Спокойной ночи, моя дорогая Софи. Я счастлив так, как только может быть счастлив человек, знающий, что его любит прекраснейшая из женщин».

Опытный обольститель понимал: без разговора о чувствах влюбленная женщина теряет к мужчине интерес.

Жизнь в письмах и в реальности

Шли годы. А послания не становились нисколько холоднее: «Четыре года назад Вы казались мне прекрасной. Ныне я нахожу Вас еще прекраснее; такова волшебная сила постоянства - добродетели наиболее требовательной и редкой». Спустя годы Дидро скажет Софи, в который раз объясняясь в любви: «Время рассеивает иллюзии - для всякой страсти наступает конец. Но чем чаще я тебя видел, тем сильнее любил». А еще через девять лет напишет: «Я люблю Вас так, как человек может любить только однажды, и кроме Вас, никого не полюблю».

Софи не мыслила себя рядом ни с каким мужчиной, кроме Дидро. Ей была совершенно не интересна бурная личная жизнь, которую он вел в реальности.

В 1773 году Дени Дидро предпринял длительную поездку в Россию. Там он тесно общался с императрицей Екатериной II, которая питала интерес к французским просветителям. (Она, кстати, состояла в переписке с Вольтером.)

Подробности диалогов с царицей философ спешно сообщал Софи. Екатерина оценила колкий юмор и блестящую логику Дидро по достоинству: «Ваш Дидро - человек необыкновенный, после каждой беседы с ним у меня бока помяты и в синяках. Я была вынуждена поставить между ним и собой стол, чтобы защитить себя от его жестикуляции», - так она писала о нем в Париж.

Путешествие в Россию стало последней поездкой просветителя. Он стал стар. Больше не издавал никаких трудов. Неизменной осталась лишь переписка с Софи. Он писал ей: «О мой друг! В иные минуты мне кажется, если бы Вы по какому-нибудь волшебству вдруг оказались возле меня, я умер бы от счастья».

Их переписка прекратилась в 1784-м - в феврале этого года скончалась Волан. Дидро пережил ее меньше чем на полгода.

До нас не дошло ни одного портрета Софи. Говорят, по просьбе Дени какой-то художник нарисовал ее на оборотной стороне обложки любимого философом томика Горация. Но свою библиотеку Дидро продал Екатерине II еще в 1765 году. Книжка затерялась среди сотен других томов. Кто знает, может, какой-нибудь современный исследователь найдет ее, и мы узнаем, как выглядела женщина, столь любимая великим французским просветителем.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: