История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Патриоты другой страны

Моррис и Леонтина Коэн - легендарные разведчики, работавшие на СССР, - только конец жизни провели в стране, которую в течение многих десятилетий любили на расстоянии. Их обоих уже нет в живых, поэтому нам не суждено узнать, как они оценили советскую реальность, столкнувшись с ней не в мечтах, а наяву.

Семейная пара разведчиков-нелегалов по фамилии Коэн была потомками российских евреев, сбежавших из страны от погромов. Вклад пары в победы и заслуги СССР на мировой арене вряд ли можно переоценить. И двигали Коэнами не корысть и не любовь к риску, а искренняя любовь к Советскому Союзу и приверженность коммунистическим идеям.

Время левых

Они оба появились на свет в США: он - в 1910 году, она - в 1913-м. И оба имели все шансы для того, чтобы провести благополучную жизнь представителей американского среднего класса вдали от беспокойной Европы, ее войн и политических катаклизмов.

Но западный мир - даже за океаном - в первой половине XX века бредил левыми идеями. Ими-то и заразились на всю жизнь Моррис Коэн и Леонтина Петке.

Моррис Коэн, историк по специальности, отличный спортсмен, выпускник Колумбийского университета, некоторое время преподавал историю. Но как только разразилась гражданская война в Испании, он отправился воевать против фашистов. Шел 1937 год. В то время с той же целью в Испанию прибыли многие советские граждане.

Коэна ранило в обе ноги. В госпитале он познакомился с советским разведчиком Александром Орловым. Тому очень быстро удалось завербовать американца.

Почему Коэн так легко пошел на сотрудничество с СССР? Моррис, который из благополучной Америки приехал в охваченную войной Испанию, воевал именно против фашистов. Многим американцам в то время казалось, что США не так далеки от военной диктатуры, подобной той, в которую с приходом к власти Гитлера в 1933 году превратилась Германия. Информация о репрессиях, проводимых Сталиным в СССР, либо не дошла до Коэна, либо он считал казни справедливыми, либо полагал, что цель оправдывает средства.

Коэн прошел обучение в советской школе разведчиков в Испании и вернулся в США в 1938 году.

В плену очарования

Разведчики-нелегалы Моррис и Леонтина Коэн

Судьба Леонтины Петке до встречи с будущим мужем была более прозаична.

Она, правда, также прониклась левыми идеями. Леонтину - Лону, как ее звали близкие, - вдохновил сногсшибательный экономический рост молодого советского государства. И это - на фоне чудовищного экономического кризиса, который постиг западные страны в 1930-е годы. Это впечатление привело 18-летнюю Леонтину в коммунистическую партию. Она сосредоточила свое внимание на профсоюзном движении. В тот момент права наемных работников нарушали - кризис. Вот мисс Петке и ринулась туда, где, по ее мнению, с людьми обращались хуже всего.

С Моррисом ее познакомил общий приятель на антифашистском митинге. То, что связало Лону и Коэна, было больше чем любовью. Их посетило не только чувство, но и понимание того, что оба они - часть силы, которая может изменить мир к лучшему - к лучшему, согласно их собственным, левым представлениям. В 1941 году они поженились официально.

Моррис не сразу признался Леонтине в том, что уже не первый год сотрудничает с советской разведкой. Решительный и эмоциональный характер жены поначалу не позволял Коэну быть полностью откровенным с Лоной. Но потом он все-таки решился сказать ей о своей настоящей работе.

Ведь, в конце концов, они были единомышленниками. Жену расстроило только то, что ей пришлось порвать с друзьями и соратниками по левому движению. Это было сделано, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания...

Моррис ни разу не пожалел, что рассказал супруге о том, в чем заключается его основная деятельность. С тех пор они стали работать вместе. И советское начальство вскоре стало воспринимать их как одно целое. США вступили во Вторую мировую войну только в декабре 1941 года - после налета японцев на Перл-Харбор. Именно поэтому они не делились с СССР своими военными секретами.

Советское командование поручило Коэнам достать чертежи нового пулемета, который выпускали на заводе в городе Хартфорд. Задача невозможная? Но только не для разведчиков! Супруги свели знакомство с сотрудником отдела контроля качества и умудрились уговорить этого сотрудника предприятия вынести им пулемет по деталям. Когда инженер сообщил им, что все части оружия он передал, супруги сложили детали в футляр от контрабаса и передали их в советское консульство в Нью-Йорке.

В 1942-м Морриса призвали в армию. Забегая вперед, скажем, что победу он встретил на Эльбе - с войсками союзников. А что Леонтина, которая осталась ждать мужа дома? Она, собственно говоря, и не собиралась скучать в ожидании.

Одинокая шпионка

Тем временем из России прибыло новое задание - теперь уже специально для Лоны. В СССР стало известно о том, что в США ведутся разработки ядерного оружия. Центр научных исследований находился в Лос-Аламосе (штат Нью-Мексико). Леонтине поручили добыть информацию о ходе секретных работ. Тут надо сказать о том, что специалисты по атомным вооружениям жили в центре безвылазно: их отпускали за пределы базы не чаще раза в месяц. И даже при таком режиме работы Лона умудрилась не только завербовать одного из ученых, но и провезти секретные документы в коробке с салфетками.

За миссис Коэн давно охотилось ФБР. При посадке в поезд, следовавший в Нью-Йорк, Леонтину стали обыскивать. А находчивая разведчица тут же принялась... чихать и сморкаться. Коробку с салфетками она всучила одному из агентов ФБР и без конца выхватывала из нее салфетки, чтобы вытереться ими. В последнюю минуту, уже вскочив на подножку, Коэн выхватила коробку из рук агента. Никому из фэбээровцев и в голову не пришло, что документы были в той упаковке.

Следует сказать честно: если бы не Коэны, о ядерном паритете двух сверхдержав - США и СССР - можно было бы только мечтать.

Во многом благодаря им СССР уже в 1949 году провел успешные испытания ядерного оружия...

Согретые большим чувством

Все отмечали необыкновенные отношения супругов. Во время разлук на протяжении всей своей долгой семейной жизни они писали друг другу нежнейшие письма поддержки. Такая работа, какая была у Коэнов, связывает больше, чем любовь.

Они приехали в СССР только в 1950-м. И прожили там до 1954 года. Потом их перебросили в Англию, где они жили под чужими именами и опять добывали ценную информацию для любимого СССР. Теперь Лону звали Хелен. И что? Моррис ни разу не назвал любимую ее родным именем - ни разу не ошибся. Но разве стало его чувство от этого меньше? Тем более он чаще обращался к жене словами «моя медовая», «моя милая», «моя родная».

В 1961 году в связи с провалом агентурной ячейки супругов арестовали англичане. Моррис получил четверть века тюрьмы. Лона - на пять лет меньше. В 1969 году их обменяли на английского резидента. Главным условием стал обмен именно на обоих супругов. Все понимали: Коэнов разлучить невозможно.

В итоге Коэны прочно осели в Москве. Оба преподавали в школе разведчиков. Понимали ли они, в какой действительности оказались? Вряд ли. В Москве они видели то, что хотели видеть. Они не отказались от коммунистических идей, которые светили им всю жизнь. Отречение от коммунизма перечеркнуло бы смысл жизни супругов, которую они провели в любви и чрезвычайно рискованной работе на благо общества, которое считали идеальным.

Леонтина умерла в 1992 году. Муж пережил ее на три года. Их похоронили рядом на Новом Кунцевском кладбище.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: