История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«...Зверское чувство»

Это был странный любовный треугольник, состоявший из двух женщин и одного мужчины - одной из соперниц в нем была революция. Именно так: он, она и революция. Даже правильнее: он, революция и она. Речь о Железном Феликсе - Феликсе Эдмундовиче Дзержинском - и его супруге Софье Сигизмундовне Мушкат.

Брак Железного Феликса не принес счастья супругам, потому что безжалостный глава ЧК не мог быть счастлив ни с кем. В принципе.

Философ Николай Бердяев, человек чрезвычайно проницательный, еще до эмиграции из России попал на Лубянку. Там с ним лично разговаривал Дзержинский. Всесильному главе ЧК Бердяев дал очень меткую характеристику: «Он произвел на меня впечатление человека вполне убежденного и искреннего. Думаю, что он не был плохим человеком и даже по природе не был человеком жестоким. Это был фанатик. По его глазам, он производил впечатление человека одержимого. В нем было что-то жуткое... В прошлом он хотел стать католическим монахом, и свою фанатическую веру он перенес на коммунизм».

Прирожденный фанатик

Феликс Дзержинский с семьёй

Феликс Эдмундович родился в 1877 году в небогатой, но вполне культурной многодетной польской семье.

Особых успехов в учебе не делал. Одноклассники отмечали в нем не выдающиеся способности к постижению знаний - его в гимназии даже оставляли на второй год, - а необычайную жертвенность. Феликс как будто испытывал себя на прочность. Он мог, к примеру, поменять свои новые ботинки на прохудившуюся обувь более бедного товарища. Наверное, в другую эпоху Дзержинский стал бы монахом или священником - это Бердяев заметил правильно. Но время на дворе стояло другое. Просвещенная молодежь увлекалась идеями марксизма - шла в революцию. «Вихри враждебные» не пронеслись мимо Феликса. Он очень быстро вступил в одну из многочисленных социал-демократических организаций. И начал карьеру профессионального революционера. Получается, никакого образования у Железного Феликса толком не было. И он нигде никогда не работал до того момента, когда возглавил ЧК.

Как будущий соратник Ленина относился к женщинам и романам? Можно сказать, что он боялся и тех, и других.

В молодости, пока его не утомила борьба с инакомыслящими, Феликс был хорош собой: тонкие черты лица, узкие светлые глаза, еще не приобретшие зверского выражения, густые волосы. Девицам он нравился. Еще во время учебы в гимназии он обожал обмениваться записками с девушками.

Потом в его жизни случился роман с некоей Маргаритой Николаевой, как и он, сосланной за революционную работу.

В тот момент 22-летний Дзержинский написал о любви слова, которые можно назвать его личным моральным кодексом. «Мне хочется с ней говорить, видеть ее серьезные, добрые очи, спорить с ней. Если она дома, мне трудно читать, сосредоточиться, все думается о ней, - писал Дзержинский в дневнике. - Как жалко, что она не мужчина. Мы могли бы быть тогда друзьями, и нам жилось бы хорошо... поддерживая друг друга, могли бы с огромной пользой прожить это время. Женщин же я, право, боюсь. Боюсь, что дружба с женщиной непременно должна перейти в более зверское чувство. Я этого допускать не смею...»

На самом деле жаль, что Маргарита не была мужчиной. Феликс воспитывал в себе аскетизм как настоящий католический священник, просто принявший немного другую веру. С Николаевой он расстался.

Потом был роман с Юлией Гольдман, с которой Дзержинский открыто жил в невенчанном браке. Пожениться им помешала смерть Юлии от туберкулеза. После этого грустного события революционер окончательно решил принять нечто вроде обета безбрачия. Теперь ничто не мешало ему погрузиться с головой в революционную работу.

Жизнь Феликса до революции стала чередой тюрем, ссылок, побегов...

Когда пришла она...

Но природа не могла не взять свое. «Зверское чувство» - любовь - постучало в стальные ворота Железного Феликса.

Софья Мушкат родилась в 1882 году в Варшаве в богатой еврейской семье. По-чтенные родственники совершенно не могли понять, как их милая Сонечка, Зося - между прочим, выпускница Варшавской консерватории, - могла уйти в революцию. Но, как мы уже писали, время диктовало свои правила. Молодые люди из состоятельных семейств испытывали комплекс вины перед народом - и примыкали к коммунистам.

Партийная работа объединила ее с Дзержинским. Поначалу они знали друг друга лишь по партийным кличкам. Он звал ее Парной, она его - товарищем Юзефом... Устоять перед привлекательной стройной брюнеткой с пышными волосами Железный Феликс не смог. Свою роль сыграла и фанатическая преданность девушки делу революции и идеям марксизма. Софья не верила своему счастью: на нее обратил внимание сам товарищ Юзеф, о стоицизме которого ходили легенды. Она сама напросилась помочь ему в систематизации партийных архивов. В своем дневнике пламенный революционер писал: «Нечего себя обманывать. Я хочу видеть эту девушку, ощущать ее присутствие рядом с собой».

В 1910 году Феликс женился на Софье. Но вместе им не суждено было оставаться долго.

Через три месяца Софью арестовали по доносу провокатора. Беременная женщина отправилась в тюрьму. Муж писал ей туда: «Только бы ты была сильной и все перенесла. Порой, когда думаю о тебе и ребенке, несмотря на все и вопреки всему, меня охватывает какая-то волнующая удивительная радость...»

В тюрьме Софья на месяц раньше срока родила мальчика, которого назвала Яном. Ребенок больше по-лугода провел с матерью в сырой, темной камере. Об этом периоде Дзержинская писала: «Зато, когда Ясик был сыт и здоров, он своей улыбкой и лепетом доставлял мне столько радости, что она вознаграждала за полные муки и отчаяния вечера. В тяжелой тюремной обстановке, в мертвой вечерней тишине смех ребенка был ясным солнечным лучом, напоминая о радостях жизни».

Ребенка потом удалось пристроить в семью родственников Зоей. Те пришли в ужас от одного вида рахитичного, тощего мальчика, который сильно отставал в развитии. Постепенно Яна выходили -он перестал разительно отличаться от сверстников.

А Софья Дзержинская отправилась в бессрочную ссылку в Восточную Сибирь.

А сам Феликс в это время был на свободе, хотя в общей сложности, он провел в тюрьмах и ссылках более 10 лет.

О жене и ребенке он не забывал. Активно переписывался с Зосей, требовал сначала от нее, а потом от родных подробных отчетов о том, как растет и развивается Ян.

Софье удалось сбежать из ссылки - в этом ей помог верный Феликс, который умудрился передать ей паспорт на чужое имя. Она забрала ребенка у родных и в 1914 году отправилась с ним в Вену, а потом в Швейцарию. Там она нашла работу. Жизнь устаканилась. О встрече с супругом Дзержинская и мечтать не смела.

Он писал ей: «...некогда думать о своих и себе. Работа и борьба адская. Но сердце мое в этой борьбе осталось живым... Я выдвинут на пост передовой линии огня, и моя воля - бороться и смотреть открытыми глазами на всю опасность грозного положения и самому быть беспощадным».

В Швейцарию к жене и сыну, которого он видел совсем младенцем, Дзержинский приехал только в 1918 году. Родные приняли его радостно и любовно. От этой встречи остались фотографии - немногие, на которых Железный Феликс выглядит расслабленным.

Зося выходила замуж за бесперспективного человека без профессии, сделавшего подготовку революции своей работой. В Москву они с сыном вернулись семьей всемогущего и жестокого главы ПК.

Уставшее сердце

Супруги с сыном поселились в небольшой квартире в Кремле. Софья Сигизмундовна очень быстро поняла, что перед ней уже не тот строгий, увлеченный своим делом, но любящий товарищ Юзеф. Теперь женой, страстью и любимой женщиной Дзержинского стала работа по созданию нового государства. Он одновременно уничтожал правящий класс старой России и творил добро - боролся с беспризорностью...

Они виделись урывками: на семью у одного из вождей революции ни времени, ни сил не оставалось. Безропотная Зося, как обычно, мирилась с обстоятельствами. Она также погрузилась в партийную работу...

В 1926 году Дзержинский эмоционально выступил на пленуме ЦК, чем спровоцировал сердечный приступ. Вскоре Железный Феликс скончался.

Тихая старуха Дзержинская пережила мужа на 42 года. До 1961-го она жила в Кремле. Написала скучные воспоминания под банальным названием «В годы великих боев». Единственного сына Софья также пережила - на восемь лет. Инженер Ян Дзержинский, как и его отец, скончался от сердечного приступа. Внук Феликса Эдмундовича, также Феликс, был профессором зоологии и ушел из жизни в 2015 году.

Мария КОНЮКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая










Сообщество в G+