История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










«Лечебный» роман

Две революции в России раскололи общество на противоположные лагеря. Сын шел против отца, брат против брата. Но и в амурных делах иногда складывались непростые отношения. Например, между революционерами - правой эсеркой, террористкой Фанни Каплан и большевиком, младшим братом Владимира Ленина Дмитрием Ульяновым.

Фейга Хаимовна Ройтблат, вошедшая в историю под именем Фанни Каплан, родилась в феврале 1890 года на Волынщине, в семье учителя начальной еврейской школы. В семье, кроме нее, было еще семеро детей, и все девочки, освоив профессию белошвейки, работали по специальности. Но вот Фанни избрала другой путь.

За лучшую долю!

Фанни Каплан

Когда Фанни исполнилось 15 лет, она примкнула к анархистам, и духовным наставником, а также гражданским мужем Доры (ее подпольное прозвище) стал Яков Шмидман, известный в революционных кругах как Виктор Гарский. Вскоре этой революционной парочке поручили убийство генерал-губернатора Киева Владимира Сухомлинова. Но во время подготовки бомбы в номере гостиницы произошел взрыв. Гарский, бросив свою раненную осколками подругу, бежал, а Дора была арестована. По приговору военно-окружного суда девушку приговорили к смертной казни, но впоследствии расстрел заменили пожизненной каторгой. Акатуйский острог не был курортом, поэтому неудивительно, что у девушки начался суставной ревматизм, следствием которого были прогрессирующие глухота и слепота. К тому же пришлось сделать операцию по извлечению осколков неудачно взорвавшейся бомбы. Но тем не менее строптивая революционерка апелляцию на помилование не подавала. В этот период у нее появилась новая наставница - эсерка Мария Спиридонова.

Свободу каторжница обрела только после Февральской революции 1917 года. Пробыв некоторое время в Забайкалье, она уехала в Москву, где поселилась у своей подруги - дочери купца Анны Пигит, племянницы владельца табачной фабрики «Дукат». Спустя некоторое время она уехала в Севастополь, где работала делопроизводителем в ведомстве по подготовке работников земств. А летом 1918 года она вернулась в Москву, где 30 августа, после митинга на заводе Михельсона, выстрелила в Ленина.

На допросах Каплан заявила, что является террористкой-индивидуалисткой, а выстрелы были ответом на роспуск Учредительного собрания. Поскольку на большинство вопросов обвиняемая отказалась отвечать, следствие было скорым, и уже 3 сентября Фанни Каплан расстреляли во дворе кремлевского автомобильного отряда, а тело сожгли в бочке. Но тут стоит обратиться к одному интересному моменту в ее биографии: с мая по июль 1917 года Каплан находилась в евпаторийском санатории «Дом каторжан», где у нее бурно развивался роман с младшим братом «вождя революции».

Земский врач

Дмитрий Ильич Ульянов, родившийся в 1874 году, как революционер известен меньше. Будучи студентом медицинского факультета Московского, а потом и Юрьевского (Тартуского) университета, он принимал участие в беспорядках, потом являлся корреспондентом газеты «Искра» и агентом ЦК РСДРП в Киеве, Серпуховском уезде, а потом и в Крыму - туда Дмитрий Ильич получил назначение в качестве земского врача.

Приехал он в Феодосию в мае 1911 года вместе с женой Антониной Нещеретовой и приемной дочерью. В 1914-м, после начала Первой мировой войны, Ульянова призвали в армию в качестве военврача. По дороге на фронт он останавился в Ставрополе на квартире присяжного поверенного Гавриша и влюбился в жену хозяина - Александру Федоровну Карпову. К тому времени Дмитрий Ильич и его законная супруга понимали, что с некоторых пор их связывают только формальные отношения. Но только в 1916 году после официальных разводов появилась новая семейная ячейка.

Итак, согласно официальной версии, капитан Ульянов на военной службе на Румынском фронте, а затем в Одессе, находился вплоть до конца 1917 года. Потом перебрался в Крым, стал членом Таврического комитета РСДРП(б), а после оккупации Крыма кайзеровскими войсками ушел на подпольную работу.

После окончательного установления советской власти Ульянов занял должность наркома здравоохранения и социального обеспечения и скоро был избран председателем Совнаркома Крымской Советской Социалистической Республики. В 1921 году вместе с семьей он переехал в Москву и начал работать в Народном комиссариате здравоохранении РСФСР, а затем в Санитарном управлении Кремля. Его дважды избирали делегатом съезда ВКП(б), и до самой смерти, последовавшей в 1943 году, он вел активную работу в Центральном музее В.И. Ленина.

Казалось бы, никаких белых пятен - все прозрачно, как на духу. Но тайна все-таки была...

Неожиданная встреча

Вернемся к весне 1917 года, о которой поведал в своих, долгое время закрытых мемуарах бывший ссыльный анархист, а во время Гражданской войны большевик, член коллегии ВЧК Виктор Баранченко.

В мае 1917 года его для поправки здоровья отправили в евпаторийский санаторий, где в это время проходила лечение Фанни Каплан. А курировал прием пациентов местный врач Дмитрий Ульянов. В тот период его новая жена Александра Карпова была вынуждена проживать в Севастополе, поэтому видный капитан медицинской службы мог считать себя относительным холостяком. И неудивительно, что его внимание привлекла симпатичная молодая брюнетка с выразительными глазами библейской Суламифи и пышной шевелюрой.

В перерыве между двумя революциями Евпатория еще сохраняла статус модного курортного города, в котором работали кафе и рестораны, зрители заполняли залы театра и синематографа. Как повествовал Баранченков: «В земской управе сплетничали о его романе, тем более что он давал повод для таких разговоров. Не однажды по земской линии отмечали отсутствие пары лошадей, которые были закреплены за уездным врачом. Утром бидарка - двухколесная повозка - была на месте, а лошадей нет. Дмитрий Ильич отправлялся с Фанни в романтические путешествия на Тарханкут. От Евпатории это 60 верст. Отдохнуть от верховой езды они останавливались в трактире "Беляуская могила" на полпути возле острова Донузлав, а ночевали в имении вдовы Поповой в Оленевке. Их роман вполне мог закончиться свадьбой, если бы в их отношения не вмешались партийные товарищи. Эсеры не хотели, чтобы их соратница в революционное время перешла в лагерь политических конкурентов - стала женой брата лидера большевиков!»

Но тут вопрос спорный: вряд ли Дмитрий Ильич хотел переводить курортный роман в серьезные отношения. И, видимо, после того как срок лечения закончился, он дал Каплан направление и рекомендательное письмо в харьковскую клинику известного офтальмолога, доктора Леонарда Гиршмана. Операция прошла успешно, и зрение, пусть не полностью, удалось восстановить. А в Харькове Фанни встретила свою первую любовь - Якова Шмидмана. Угасшие чувства вспыхнули с новой силой. Из искры снова возгорелось пламя!

К тому времени Шмидман-Гарский уже был профсоюзным функционером в Тирасполе. Нехотя он согласился на свидание в гостинице, но после бурно проведенной ночи спокойно сообщил своей бывшей гражданской жене, что между ними все кончено. И, скорее всего, до самой своей смерти, последовавшей в 1956 году, большевик со стажем и персональный пенсионер о своей первой любви больше не вспоминал. Познавшая предательство сразу двух любимых мужчин и расставание с семьей, эмигрировавшей в США, Каплан уехала в Севастополь. Как дальше развивались события, читатель уже знает. Некоторые историки ставят под сомнение пребывание в описываемый период Дмитрия Ильича в Крыму: дескать, не мог боевой офицер оставить во время войны свой пост медицинского регистратора военного госпиталя в Одессе. На самом деле мог. К тому времени, на закате Первой мировой войны, боевые действия на фронтах сменились братанием солдат противоборствующих армий, а воинское единоначалие заменила власть Советов рабочих и солдатских депутатов.

Так что в этом политическом хаосе переезд в Крым, где Ульянов-младший был бы востребован как агент большевиков, вполне вероятен.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История одной любви     Следущая












Интересные сайты: