Мальтийский рыцарь Павел I

Автор: Maks Дек 9, 2018

«20 сентября (1754 года. — Прим. ред.) я разрешилась сыном. Как только его спеленали, императрица ввела своего духовника, который дал ребенку имя Павел. После чего тотчас же императрица велела акушерке взять ребенка и следовать за ней. Я оставалась на родильной постели», — так записала в своем дневнике Екатерина II, вспоминая о рождении своего первенца, будущего императора Павла Петровича.

Лишенный престола

После того как императрица Елизавета Петровна забрала мальчика, Екатерина его почти не видела — они встречались лишь по праздникам. Елизавета полностью оградила ребенка от опеки родителей, вместо них назначив ему нянек и воспитателей. Впрочем, Екатерина не сильно расстраивалась по этому поводу. Она не испытывала к сыну нежных чувств, так как родила его от Петра — мужа, которого презирала.

Маленький Павел рос при дворе одиноким, практически не общался со сверстниками — к нему допускались лишь представители самых знатных родов. Его окружением были учителя — императрица постаралась дать ему лучшее образование.

Павлу исполнилось семь, когда умерла Елизавета Петровна и на престол взошел его отец, Петр III. Спустя полгода мать Павла совершила дворцовый переворот, а отец умер при таинственных обстоятельствах. Многие были уверены, что на трон сядет наследник Петра III, как и положено по закону престолонаследия, мать же станет при нем регентшей. Однако та решила иначе — надела корону сама и взошла на престол под именем Екатерины II, заявив, что это «желание всех наших верноподданных». Впрочем, эти самые подданные, провозглашая ее императрицей, присягали также на верность и Павлу Петровичу, который был объявлен цесаревичем и наследником престола.

С юных лет Павел проявил живой интерес к воинской науке. Особенно его увлекла тема рыцарства. Однажды, когда наследнику было 11 лет, воспитатель читал ему историю Мальтийского рыцарского ордена. Эта книга так впечатлила мальчика, что он в играх стал представлять себя «кавалером Мальтийским». В те годы во многих европейских странах была мода проводить театрализованные рыцарские турниры — на манер средневековых. Решила ввести такую традицию и Екатерина Алексеевна. В России эта забава получила название «карусель» и впервые состоялась летом 1766 года. Цесаревич был очарован зрелищем рыцарских поединков и средневековой атмосферой маскарада. Никто и подумать тогда не мог, какое влияние это увлечение окажет на жизнь Павла.

Конкурент Екатерины

Цесаревич достиг совершеннолетия, однако мать по-прежнему не собиралась уступать трон нелюбимому сыну. Более того, она стала видеть в нем конкурента, посягающего на ее власть. Тем более что в государстве не всех устраивало ее правление, и недовольные все чаще выкрикивали имя Павла как законного правителя. Между тем у повзрослевшего Павла стали появляться собственные взгляды на то, как следует управлять государством. В 1774 году он представил матери свои «Рассуждения о государстве вообще, относительно числа войск, потребного для защиты оного, и касательно обороны всех пределов». В этом документе он довольно жестко критиковал политику Екатерины. После такого заявления императрица вовсе отстранила Павла от государственных дел.

Отдавать власть сыну Екатерина II не желала даже после собственной смерти, а потому ей нужен был другой наследник. Как только Павлу исполнилось 18 лет, она решила его женить, в надежде, что он подарит ей внука. В качестве невесты императрица выбрала Августу-Вильгельмину-Луизу — дочь немецкого ландграфа Людвига IX. Павел влюбился в нее с первого взгляда. Невеста же, получившая при крещении имя Наталья Алексеевна, напротив, не испытывала к будущему мужу никаких чувств. Свадьба состоялась 29 сентября 1773 года. Однако ребенку, о котором так мечтала императрица, появиться на свет было не суждено — в апреле 1776 года Наталья умерла при родах, не выжил и младенец.

Впрочем, императрица не отчаялась и тут же подыскала сыну другую партию: спустя 2 месяца Павел отправился в Берлин знакомиться с новой невестой — Софией-Доротеей, дочерью герцога Фридриха Вюртембергского. Цесаревич и подумать не мог, что так скоро после смерти жены сможет вновь влюбиться, да только после знакомства с Софией-Доротеей он написал матери: «Я нашел свою невесту такову, какову только желать мысленно себе мог». Второй брак оказался удачнее первого. София-Доротея, получившая после крещения имя Мария Федоровна, клялась в любви к мужу и оказалась очень плодовита. Уже в следующем году она родила первенца — Александра, а впоследствии еще девять детей. С внуками Екатерина II поступала точно так, как некогда Елизавета Петровна с новорожденным Павлом: тут же забирала их от родителей и передавала на воспитание нянькам. Двух первенцев — Александра и Константина — императрица взяла под личную опеку, надеясь кому-то из них передать власть в обход Павла.

«Батюшкино войско»

В 1783 году отношения Павла и Екатерины испортились окончательно. Мать подарила сыну Гатчинское имение, куда тот переехал, что было равносильно ссылке и отстранению от двора. Там он установил такие порядки, какие, по его мнению, должны быть во всем государстве, — военную дисциплину и полицейский надзор. Сам цесаревич, с детства восхищавшийся рыцарскими устоями, вел жизнь набожного воина и аскета: спал на простой узкой кровати, вставал в 5:00, молился и много работал. Он любил простоту и презирал роскошь. В Гатчине Павел начал муштровать собственную армию. Екатерина II эти занятия сына всерьез не воспринимала и называла его солдат «батюшкиным войском», хотя армия Павла стала одной из самых обученных и дисциплинированных в России. Также Екатерина поощряла слухи о жестокости и неуравновешенности сына, чтобы окончательно испортить его репутацию. Сама же готовилась возвести на трон внука — Александра. И, возможно, это ей удалось бы, не случись у нее 5 ноября 1796 года приступ.

Екатерина II была при смерти. Все ждали, что вот-вот зачитают составленный ею манифест об отстранении и аресте Павла и провозглашении наследником Александра. С ужасом ожидал этого и Павел. Когда к нему явился гонец с сообщением о состоянии императрицы, цесаревич шепнул жене: «Мы погибли, дорогая!»

Однако Екатерина не приходила в сознание, и это дало ее сыну шанс. Поспешно приехав во дворец, он, не дожидаясь кончины императрицы, ворвался в ее покои и занялся бумагами матери. Даже если манифест и существовал, его обнаружили и уничтожили. И после смерти Екатерины II случилось то, чего так долго ждал ее сын, — Павел поднялся на престол. На ту пору ему было 42 года.

Назло матери

Михайловский замок5 апреля 1797 года состоялась коронация нового правителя Российской империи. Впервые в истории государства вместе с императором короновали императрицу. В тот же день Павел публично зачитал «Акт о престолонаследии». Новый закон устанавливал четкую очередность наследования власти в империи. Отныне приоритет в этом получили мужчины, женщины же фактически лишались возможности занять трон. Затем Павел повел такую государственную политику, словно пытался разрушить все то, что создала его предшественница. При Екатерине II произошло закрепощение крестьян, а Павел I дал им больше свободы. Екатерина II возвысила дворян — Павел I же лишил их привилегий. Он даже, словно назло матери, повелел перезахоронить останки отца, которого та ненавидела, чтобы родители упокоились рядом. Неприязнь Павла к Екатерине коснулась даже архитектуры: император приказал разрушить все дворцы, возведенные в последние годы правления Екатерины II. Для себя же он принялся возводить новый дворец в средневековом стиле — Михайловский замок. Ну и, конечно же, Павел I провел в империи военную реформу, о которой давно мечтал.

Великий магистр

Перед смертью Екатерины II Россия вошла в антифранцузскую военную коалицию и готовилась отправить против французов 60-тысячное войско. Павел и тут поступил наперекор матери: войска посылать не стал, заявив, что война с Францией невыгодна России, и вывел государство из коалиции. Правда, в июне 1798 года произошло событие, заставившее российского императора пересмотреть свое отношение к французам: по пути в Египет Наполеон захватил остров Мальта. Да только Павел, помня свою детскую мечту быть «кавалером Мальтийским», едва надев корону, объявил себя покровителем и защитником Мальтийского ордена. Обездоленные рыцари прибыли в Россию к своему покровителю и даже предложили Павлу должность Великого магистра. Конечно же, тот согласился лично возглавить рыцарский орден! Он даже добавил мальтийский крест к гербу Российской империи. Рыцарям Павел I предложил приют в России, вероломной же Франции объявил войну и даже вошел в созданную в 1799 году вторую антифранцузскую коалицию.

Главнокомандующий Александр Суворов нанес французам несколько крупных поражений и совершил свой знаменитый переход через Альпы… И вдруг политика России снова изменилась: Павел неожиданно вывел империю из антифранцузской коалиции, объявил войну до этого союзной Англии и, более того, заключил против нее альянс с недавним врагом — Наполеоном! Дело в том, что в сентябре 1800 года Англия отбила у французов Мальту и, вместо того чтобы передать остров законным владельцам, объявила его своей собственностью. Павел, как глава ордена, такое терпеть не стал. Чтобы проучить вероломных англичан, они вместе с Наполеоном даже стали готовиться к совместному походу в Индию для захвата английских колоний. Но этим планам не суждено было осуществиться.

1 февраля 1801 года император с семьей переехал в свой новый дворец — Михайловский замок. Но прожил он в нем недолго. В ночь с 11 на 12 марта в спальню императора ворвались офицеры-заговорщики, недовольные его правлением. Схватив Павла I, они потребовали, чтобы тот подписал акт отречения от престола в пользу сына Александра.

Павел попытался сопротивляться и кричать. В итоге один офицер не выдержал и ударил Павла в висок массивной золотой табакеркой. Тот упал, после чего другой заговорщик набросил ему на шею шарф и задушил.

Официально же было объявлено, что недолгое правление Павла I, которое продлилось всего 4 года и 4 месяца, оборвал «апоплексический удар».

Олег ТОРОСОВ



, ,   Рубрика: Власть



Добавить комментарий

SQL запросов:61. Время генерации:0,649 сек. Потребление памяти:36.98 mb