Манёвр сильнее огня

Автор: Maks Ноя 26, 2018

После ликвидации в 1523 году Кальмарской унии и развала единого датско-шведского государства две страны стали врагами. Немногочисленная, но отлично подготовленная шведская армия регулярно побеждала на суше. А вот на море верх обычно одерживали датчане.

В 1658 году очередная война закончилась тем, что датчане потеряли полуостров Сконе, находящийся на самом юге Скандинавского полуострова и отделенный от материковой части Дании узким проливом Эресунн.

Эхо старых обид

В Копенгагене эту утрату восприняли очень болезненно, поскольку шведы теперь, наравне с датчанами, могли контролировать проливы, отделявшие Балтийское море от Северного, да и вообще оказались в непосредственной близости от датской столицы. Однако преимущество шведской армии было слишком очевидным, и для попытки реванша следовало обзавестись влиятельными союзниками.

Шведы во внешней политике ориентировались на Париж и, когда в 1672 году Франция совместно с Англией начала борьбу против Голландии, тоже присоединились к тройственному альянсу. Голландцы, в свою очередь, подыскали себе партнеров среди таких давних противников, как Испания и Священная Римская империя. Присоединился к этому союзу и Бранденбург (будущая Пруссия), курфюрсты которого мечтали отобрать у шведов их владения в Померании (Северная Германия). Понятно, что вошли в компанию и датчане.

Война на суше началась в 1675 году эффектной победой бранденбуржцев при Фербеллине, разрушившей миф о непобедимости шведской армии. Как полководец Карл XI не дотягивал до Густава Адольфа и своего сына Карла XII. Впрочем, по скудости полководческих дарований датский монарх Христиан V составлял ему достойную конкуренцию.

Убогое состояние шведского флота стало очевидным, когда риксадмирал Густав Стенбок с эскадрой из 58 судов вышел в море, чтобы высадить войска в Померании, но вернулся обратно после небольшого шторма. «Уважение к нашему оружию потеряно во всем мире», — гневно писал Карл XI. Эта неудача позволила датчанам и бранденбуржцам вторгнуться в Померанию, без особых усилий захватив Висмар, Бремен и Штеттин. Одновременно датский наместник Гюлленлёве предпринял нападение из Норвегии (входившей тогда в состав Датского королевства).

Командование флотом Христиан V доверил опытному норвежскому адмиралу Корту Сивертсену, но тот умер, едва вступив в должность. В качестве временно исполняющего обязанности его заменили Нильсом Юэлем, который набирался морского опыта под началом таких выдающихся голландских адмиралов, как Корнелиус Тромп и Микаэль де Рюйтер. Он участвовал в сражениях с англичанами и средиземноморскими пиратами. Со шведами Нильс Юэль успешно воевал в 1657-1658 годах, хотя в целом война оказалась для датчан провальной.

Юэль был вполне достойной кандидатурой, но король ждал прибытия «заморской звезды» Корнелиуса Тромпа с голландской эскадрой. До его прибытия Юэль успел захватить остров Готланд, чем поднял свои акции в глазах монарха. Но они тут же упали.

Первое сражение шведского и союзного флотов закончилось в пользу шведов благодаря их упорству. Шведский флагман «Круна» с адмиралом Лоренцом Крёйцем сошелся на минимальное расстояние с голландским «Дельфтом» под флагом адмирала ван Альмонде. Корабельная артиллерия била в упор, но если голландцы стреляли по такелажу, то шведские ядра крушили бортовую обшивку, убивая десятки моряков, находившихся за этой ненадежной защитой.

Крёйца подвело чадолюбие. Увидев, что к «Меркуриусу», где находился один из его сыновей, направился голландский брандер, адмирал приказал повернуться, чтобы лучше видеть происходящее. Другие суда повторили маневр, строй смешался, и союзники благополучно ретировались.

Через несколько дней прибыл Тромп с девятью кораблями и принял командование соединенным флотом. Юэль стал его заместителем как командир авангарда.

Стрелять только в упор

1 июля 1676 года противники снова сошлись в генеральном сражении у острова Эланд. Ход битвы во многом предопредели действия Юэля, который направил свой авангард между двигавшимся в кильватере шведским флотом и берегом Эланда. Таким образом, он оказался в наветренном положении, а сильное волнение на море мешало шведам вести огонь с достаточной точностью. У берега волнение, напротив, было незначительным, да еще датчане выигрывали в маневренности.

Правда, к началу артиллерийской дуэли Юэль слишком оторвался от кордебаталии (главных сил), чем Крёйц и попытался воспользоваться, ринувшись в образовавшийся разрыв.

Однако неудачные действия «Круны», на которую ориентировалась вся шведская эскадра, привели к катастрофе. Флагман завернул так резко, что его орудийные порты начали зачерпывать воду. Крен привел к смещению грузов, что и могло стать причиной мощного взрыва, после которого «Круна» погрузилась в пучину. Из экипажа примерно в 800 моряков спасти удалось только 42 человек.

С гибелью флагмана каждому шведскому капитану оставалось действовать в меру собственного разумения. Идущий за «Круной» «Свардет», на котором держал флаг следующий по старшинству адмирал Клас Уггла, чтобы не оказаться среди горящих обломков, круто свернул на восток. Большая часть кораблей восприняла это как сигнал к отступлению. Уггла пытался выстроить новую линию, но в этот момент подвергся атаке главных сил Тромпа, врезавшихся в «толпу» шведов.

Один датский и два голландских корабля обстреляли «Свардет», вынудив его спустить флаг. Однако не сориентировавшийся в ситуации голландский брандер поджег ценный приз. Со «Свардетом» на дно отправились около 600 человек, включая отказавшегося от спасения адмирала Угглу.

Добычу победителей составили взятые на абордаж «Нептунус» и «Женваг». Еще два корабля сели на мель во время бегства. Список шведских потерь завершался тремя торговыми кораблями и одним брандером. Потери в шведских экипажах достигали 1,5 тысячи. Союзники не потеряли ни одного судна и всего около 100 человек убитыми и ранеными.

На суше и на море

Получив господство на море, они благополучно переправили в Швецию 15-тысячную датскую армию, овладевшую важным городом Кристианстадтом, однако идущий к ней на соединение трехтысячный отряд Джейкоба Дункана был разбит в первом сухопутном сражении этой войны при Хальмстаде.

Генеральное сражение датской и шведской армий произошло 4 декабря 1676 года, окончившись победой Карла XI, восьмитысячная армия которого в полтора раза уступала противнику по численности.

Кампания 1677 года развивалась по схожему сценарию с той разницей, что превосходство датчан на море и шведов на суше выглядело еще очевиднее.

В конце мая шведская эскадра Эрика Шеблада крейсировала у острова Лоланн, чтобы воспрепятствовать перевозке подкреплений. Юэль нанес ему убедительное поражение, уничтожив пять линейных кораблей и три малых судна. Шёблад попал в плен вместе с 1600 своими подчиненными.

Уже уставший сетовать на своих адмиралов, Карл XI поставил во главе флота фельдмаршала Хенрика Горна, не имевшего, однако, опыта боев на море. И, как показали дальнейшие события, твердость, энергия и решительность не смогли компенсировать этот недостаток. Здравого смысла Горна, впрочем, хватило на то, чтобы завязать генеральное сражение до того, как в Данию прибудет зимовавшая в Голландии эскадра Тромпа.

Внешне шансы на успех выглядели неплохо. У шведов имелось 47 кораблей против 34 у противника, орудий на них было 1624 против 1442, общая численность экипажей — 9200 против 6700.

Эскадра Юэля была примерно на четверть слабее шведской, но эта разница с лихвой перекрывалась несравненно лучшей подготовкой датских матросов. У шведов же значительную часть экипажей составляли новобранцы, причем, согласно одному из рапортов, на службу «они явились почти нагими», так что сердобольные стокгольмцы стали собирать для них еду и теплые вещи.

Ловите ветер!

И все равно Горн и его заместитель Ханс Вахтмейстер буквально рвались в бой, спеша решить проблему до прибытия непобедимого Тромпа. 9 июня их флот вышел из Даларё, а через три дня получил неожиданное пополнение в лице спасшихся после разгрома Шёблада кораблей «Густавус» и «Андромеда».

Юэль не собирался увиливать от схватки и вышел из Копенгагена 24 июня. Делиться славой с Тромпом ему не хотелось.

29-го из-за наступившего штиля датские корабли бросили якорь у мыса Стевнс. Утром следующего дня в рассветной дымке противники увидели друг друга и занялись маневрированием. Датчанам из-за неудачного расположения никак не удавалось стронуться с места, шведы же к восьми утра поймали зюйд-зюйд-вест и шустро ринулись на противника. Юэль, однако, успел выстроить свои корабли в линию вдоль побережья, и желание атаковать у Горна пропало. В качестве приманки он выслал вперед два судна, рассчитывая выманить датчан на открытую воду. Юэль выделил против них два корабля, так что противники разделились на две пары «дуэлянтов».

Однако до артиллерии дело не дошло. Противники шли в кильватерных колоннах параллельными курсами, но датчане несколько отставали от шведов. От сближения и Горн, и Юэль воздерживались. Юэль хотел поймать ветер, чтобы маневрировать в бою с большим успехом, а Горн опасался соваться на мелководье.

Наступившая темнота прекратила эти «игры».

Несчастливый «Драк»

Сражение у бухты КогеУтром 1 июля, находясь у бухты Кёге, Юэль обнаружил, что ветер стал для него попутным, и тут же двинулся наперерез противнику. Его колонна делилась на авангард, кордебаталию и арьергард, но строй был не совсем ровным, поскольку несколько кораблей отстали во время ночной гонки.

В случае если бы Юэль перерезал кильватерной колонной линию шведов, сражение превратилось бы в свалку, где лучше подготовленные датские экипажи оказывались бы в более выгодном положении. Избегая такого сценария, Горн попытался изменить курс, чтобы шведская линия сдвинулась ближе к берегу. Такая сумбурная гонка в предрассветных сумерках закончилась смешением датской линии.

Поняв, что свалки не избежать, Горн выслал вперед брандеры. Однако попытка поджечь датские корабли обернулась конфузом. Датчане смогли перехватить брандеры еще до того, как они были подожжены с помощью посаженых в шлюпки десантных команд, после чего трофейные суда были отбуксированы поближе к берегу.

Сам Юэль с главными силами двигался на глубоководье. Рассчитывая действия неприятеля, он надеялся, что шведы в той или иной степени все равно будут сдвигаться к берегу, а, соответственно, их корабли начнут садиться на мели. Когда, споткнувшись о невидимое препятствие, замер на месте линейный корабль «Драк», стало ясно, что его расчет вполне обоснован.

Горн оставил в помощь пострадавшему семь кораблей, которые должны были защитить его и стянуть с мели, а сам продолжил движение. Теперь линия его флота разворачивалась подальше от берега с таким расчетом, чтобы датчане разрезали строй не посередине, а прошли за «хвостом» авангарда. Конечно, это была программа-максимум, поскольку подобный маневр следовало затевать на пару часов раньше.

Юэль между тем направил четыре корабля против сидевшего на мели «Драка» и его защитников. Поскольку шведов здесь было вдвое больше, датчане разбились на две пары. «Анна София» и «Норске Лав» обрушивались на один из кораблей шведов, а «Чурпинсен» и «Кристиансанд» выступали в качестве прикрытия. Затем пары менялись. Так один за другим были захвачены «Крона Драк», «Цезарь», «Иеронимус» и сам «Драк», из-за которого, собственно, бой и завязался.

Юэль между тем с авангардом и кордебаталией занял наветренную позицию и сумел отсечь арьергард неприятеля. Плотно обложив его, датчане сконцентрировали на нем огонь артиллерии. Вскоре один из окруженных кораблей, «Свенска Легион», спустил флаг перед «Эниджед», но Горн сумел прорвать кольцо окружения снаружи, и бой разделился на несколько локальных схваток. Шведы, проигрывая по части управления кораблями, придерживались прежней практики стрельбы с минимального расстояния, поражая живую силу противника.

Горн сосредоточил огонь на датском флагмане, и вскоре Юэлю пришлось перейти с поврежденного судна «Христиан V» сначала на «Фредерик III», а затем на корабль «Шарлотта-Амалия».

Однако все резко переменилось, когда подтянулся датский арьергард Марвара Родстена. Шведский «Марс» спустил флаг перед «Тре Лавер». Сдался и окруженный «Меркуриус». Были сожжены «Фортуна» и «Кальмар». Катастрофа могла быть еще большей, если бы наступившая темнота не позволила шведам выйти на большую воду и прорваться к Борнхольму. Не повезло только «Варгу», который, сев на мель, пополнил список датских трофеев.

Общий итог сражения: шведы потеряли восемь линейных кораблей, два брандера и около трех тысяч человек экипажа. У датчан погибло около 100 моряков и около 300 получили ранения. Шведы могли утешаться лишь тем, что и Горн, и Вахтмейстер смогли избежать плена и гибели.

Через две недели после битвы при Кёге войска Карла XI нанесли очередное поражение датчанам в битве при Ландскруне. Еще через год датско-шведская война завершилась. Сконе остался за Швецией.

Олег ПОКРОВСКИЙ

, , ,   Рубрика: Главное сражение





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,637 сек. Потребление памяти:38.83 mb