Маршал с чужим именем

Автор: Maks Июл 27, 2018


Чаще всего чужое имя берут те, кому есть что скрывать. Но в биографии маршала авиации Сергея Худякова, которого на самом деле звали Арменак Ханферянц, ничего крамольного так и не нашли…

В деле маршала авиации Сергея Худякова-Ханферянца, одного из создателей советских ВВС, героя войны, награжденного множеством орденов (Ленина, Красного Знамени, Кутузова, Суворова) и десятками медалей, есть таинственная недосказанность. Трудно сказать, в чем она выражается — то ли в неполноте изложенных фактов, то ли в отсутствии логики, — но привкус чего-то упущенного и недоговоренного остается до сих пор. Может быть, еще и потому, что этот человек очень высоко взлетел. И тем пугающе мелок был обман, им допущенный.

Кавалерист с мечтой о небе

В годы Гражданской войны человеческие судьбы претерпевали самые неожиданные метаморфозы. Точно такой же «вывих» судьбы (а точнее, целая серия «вывихов») случился в биографии уроженца Нагорного Карабаха Арменака Ханферянца.

Армянин, сын владельца рыбных промыслов, он воспитывался в зажиточной и хорошей семье, где было все, что нужно, — любовь родителей, семейные традиции, правильное воспитание. Но в 1908 году отец умер, и Арменак, родившийся в 1902-м, как и его братья, узнал на себе, что такое нужда и беспросветность. Поэтому в 1917 году, когда ему едва исполнилось 15 лет, юноша отправился в Баку. Там на нефтепромыслах в качестве бухгалтера работал его дядя. Однако, как выяснилось, дядя и сам едва сводил концы с концами, и молодому человеку пришлось переменить множество профессий — он был рыбаком, работал на нефтяных промыслах, был слесарем, телефонистом. По одной из версий, он был знаком и со Сталиным. Надо полагать, знакомство было мимолетным, иначе Сталин обязательно бы его запомнил — «отец народов» имел хорошую память.

Но, когда Российская империя пошла ко дну, в Баку началась настоящая свистопляска. А Арменак в 1918 году вступил в Красную армию. Когда же большевикам пришлось покинуть город, Ханферянц вместе с другими красноармейцами погрузился на баржу и отправился в Астрахань. По пути судно торпедировала английская канонерка, большинство бойцов утонуло, а Арменака, не умеющего плавать, спас его командир Сергей Худяков. Чуть позже, когда Ханферянц служил в конной разведке, Худяков был ранен и умер у него на руках. Боевой товарищ на прощание передал Ханферянцу свою боевую саблю и сказал: «Теперь ты командир, Худяков теперь — ты…» И Арменак в честь своего погибшего друга превратился в Худякова.

Так гласит романтическая версия превращения армянского юноши в русского. Как было на самом деле, никто не знает, но документального подтверждения и даже реального существования Худякова так и не нашли. Значит, выдумка? Возможно, что так. Но эта невинная выдумка Арменаку обошлась очень дорого.

После окончания Гражданской войны теперь уже Сергей Худяков окончил курсы усовершенствования командного состава, потом служил начальником полковой школы, а в 1928-1931 годах был начальником штаба Червонно-казачьего кавалерийского полка в городе Изяславе на Украине. Там женился, усыновил сына жены от первого брака. Свой легкий кавказский акцент он объяснял тем, что мать у него — грузинка, а отец — русский, а место рождения — Саратовская область.

В середине 1930-х годов Худяков из кавалеристов переквалифицировался в авиаторы. В 1936 году окончил Военно-Воздушную академию имени Жуковского и отправился служить в Белоруссию.

Самозванец наоборот

Маршал авиации Сергей ХудяковУдивительно, но в любой должности Худяков чувствовал себя как рыба в воде. Прибыв в Белорусский военный округ в звании майора, он через год уже стал начальником оперативного отделения штаба ВВС, а в 1938 году — начальником тыла управления ВВС. За пять лет этот «самозванец» дорос до звания полковника, войну встретил в должности начальника штаба ВВС Западного особого военного округа. Надо сказать, что благодаря этому бывшему кавалеристу, выросшему в горах, авиация Западного округа выглядела вполне достойно. Оценив способности Худякова, армейское командование (а тогда армией фактически руководил Сталин, который контролировал любые, даже самые мелкие назначения) бросало его на самые сложные участки фронтов. Худяков руководил авиацией Западного фронта, в 1942 году стал начальником штаба ВВС Красной армии. Именно по его предложению вместо военно-воздушных сил фронтов были созданы воздушные армии. Это позволило концентрировать всю фронтовую авиацию под единым командованием и наносить удар на нужном участке фронта. Новшество был оценено по достоинству: к 1943 году Худяков — уже генерал-полковник и один из самых перспективных военачальников фронтовой авиации.

В 1943-м ему поручили самое ответственное задание за всю карьеру: обеспечить доставку советской делегации на Тегеранскую конференцию. Худяков справился. Его работу высоко оценил Верховный главнокомандующий. После этого он участвовал в битве за Днепр, в Ясско-Кишиневской операции, в 1944 году стал маршалом авиации. После этого в качестве советника Сталина был участником Ялтинской конференции. Это была весомая заявка на блестящее продолжение карьеры, знак особого доверия, после которого на карьерном пути уже не будет никаких преград.

Но именно здесь случилось то, что стало началом конца блестящего маршала.

Дорога к Донскому монастырю

Версий о том, как на Худякове поставили «черную метку», существует несколько. Одна из них выглядит следующим образом: на Ялтинской конференции способности Худякова, его ум и знания высоко ценили даже Рузвельт и Черчилль. В конце конференции Рузвельт в благодарность преподнес маршалу спортивный самолет новейшей конструкции. Худяков предусмотрительно передарил его молодежному аэроклубу. Но Сталин к таким вещам относился слишком ревностно. Именно после Ялтинской конференции Худяков был освобожден от занимаемой должности и отправлен командовать 12-й воздушной армией Забайкальского фронта.

Это случилось незадолго до Победы, в марте 1945 года. Но для Худякова война продолжалась. Приняв командование армией, маршал принялся разрабатывать операцию по разгрому Японии и ликвидации марионеточного государства Маньчжоу-Го. Операция была успешной. Самолеты, ведомые Худяковым, прорвались к Мукдену, захватили императора Пу И, а заодно золотой запас Маньчжоу-Го, и взмыли в небо.

Но задание руководства оказалось проваленным — на обратном пути один из самолетов с золотом исчез. Надо полагать, в Москве решили, что Худяков прибрал золотишко к своим рукам. На самом деле, самолет упал в тайгу и в 1952 году его обнаружили охотники. Есть еще одна, не менее криминальная история, о которой стало известно от вдовы погибшего маршала. Оказывается, в 1945 году Сталин отправил в Забайкалье своего сына Василия на перевоспитание. И тот в пьяном угаре изнасиловал жену начальника штаба прямо у того на глазах. Начальник штаба застрелился, и Худяков доложил об этом в Кремль. «По-твоему, он конченый человек?» — спросил вождь. «Боюсь, что так, товарищ Сталин!» — ответил Худяков.

Это стало каплей, переполнившей чашу. В декабре 1945 года маршала авиации арестовали и доставили в Москву. Вначале Худяков держался, рассчитывая доказать свою невиновность. Но потом, после «активной обработки» следователями, признался в том, что жил под чужой фамилией. После этого обвинение стало расти как снежный ком. Хотя, по правде говоря, об этой тайне, возможно, знали еще до ареста. Ведомство Берии даром хлеб не ело.

В деле Худякова-Ханферянца имеется и след всесильного наркома: якобы, еще служа телефонистом, он слышал разговоры Берии с английским консулом. И даже сообщал об этом, куда следует. Но Лаврентий Павлович сумел отмазаться, а спустя годы, узнав о том, что есть живой свидетель, решил его убрать.

И убрал. Маршала обвинили в измене Родине и 18 апреля 1950 года расстреляли.

Маршала Худякова реабилитировали 27 марта 1953 года, спустя три недели после смерти того, кто вознес его на пьедестал, а потом стер, как пылинку, своей недрогнувшей рукой.

Виктор ПРИХОДЬКО

, , , ,   Рубрика: Военная тайна





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,609 сек. Потребление памяти:38.77 mb