Миссия невыполнима

Автор: Maks Июл 27, 2018

В 957 году в храме Святой Софии княгиня Ольга крестилась. Ей было даровано христианское имя Елена — в честь императрицы Елены, матери Константина I, сделавшего христианство официальной религией Римской империи.

А через четыре года в Киеве появился монах из Германского королевства. С его появлением в столице Руси наступило время перемен…

Пришлого монаха, нагрянувшего в Киев, звали Адальберт. Он был представителем братии святого Максимина. Вместе с ним прибыло многочисленное посольство. С удивлением смотрели киевляне не только на гостей, но и на бурную деятельность, которую развернул Адальберт в столице.

Неугомонный пришелец

Адальберт мало бывал на своем германском подворье, но часто появлялся в палатах богатых бояр и купцов. Частенько заглядывал и в палаты великокняжеского двора княгини-христианки. И повсюду вел упорные и настойчивые разговоры о том, что пора уже Руси принять христианство из рук «самого христианнейшего правителя» в Европе — германского короля Оттона I, который не сегодня завтра объявит свое государство Священной Римской империей. И это вам не греки, которые погрязли в пороках.

Пытался посланец короля обращаться с проповедями к горожанам. А те стояли, мрачно слушали, а потом шли к холму Перуна — своего главного языческого бога и клали к его ногам свои скромные приношения. Но неугомонный монах не успокаивался, он предпринимал все новые и новые попытки обратить руссов в христианство по западному образцу, усилить в Киеве позиции немецкого духовенства, политическое влияние Германии и тем самым поставить прочный заслон на пути греков-византийцев, пытавшихся также христианизировать Русь. С каждым днем, с каждой неделей пребывания немцев в столице они делались наглее и увереннее. Адальберт вел себя в Киеве уже как глава местной христианской общины, хотя эта община долгими десятилетиями была связана с константинопольской патриархией. Его приспешники и друзья уже бойко именовали Адальберта «епископом Руси». Среди горожан начался ропот против разгулявшихся в Киеве немецких миссионеров. Возмущались простые люди на Подоле, ремесленники в своих слободах. С открытой насмешкой встречали непрошеных гостей дружинники князя Святослава, которые были преданы своим богам Перуну и Волосу (Велесу). Да и сам князь-язычник неоднократно требовал от матери изгнания из Киева немецких миссионеров, которые вели себя как полноправные духовные хозяева и наставники Руси. Посланцы короля и римского папы просто «достали» киевлян. И, по-видимому, в Киеве вспыхнуло восстание. В русских источниках об этом — гробовое молчание. А вот сам Адальберт в хронике под 962 годом записал: «…Адальберт, посвященный в епископы для ругов, не сумев преуспеть ни в чем, для чего он был послан, и, видя свой труд тщетным, вернулся назад. На обратном пути некоторые из его спутников были убиты, и сам он с большим трудом едва спасся и, прибыв к императору, был принят им с любовью. Архиепископ Вильгельм, как бы в вознаграждение за такое неприятное путешествие, обласкал его как брат брата и оказал ему поддержку всеми зависящими от него средствами». Как видим, Адальберт молчит о том, что произошло в Киеве. Но можно предположить, что в условиях острейших противоречий между идущими в наступление христианами во главе с самой княгиней Ольгой и языческой дружиной князя-воителя Святослава, за которыми была еще мощнейшая народная традиция, бурная, высокомерная и неосмотрительная политика Адальберта вызвала яростный взрыв языческой партии. Немецким миссионерам во главе с «епископом» Адальбертом пришлось спасаться бегством, и многие его соратники погибли — то ли во время расправы с ними в Киеве, то ли во время бегства по пути на родину, в Германию.

Посланцы от Ольги

Княгиня Ольга

Княгиня Ольга хоть и заигрывала с германским королём, крестилась в Византии и чаще смотрела в сторону Константинополя, а не Рима

То, что Адальберт не сумел справиться со своей задачей, не удивительно. Но вот что любопытно: сохранились исторические свидетельства того, что он прибыл в Киев не просто так. А был приглашен, причем самой княгиней Ольгой! Может ли такое быть? Обратимся к фактам…

Немецкий хронист Продолжатель Регинона (анонимный автор, продолживший труд немецкого хрониста Регинона) пишет: «В лето от Воплощения Господня 959-е… послы Елены (то есть Ольги. — Прим. авт.), царицы ругов (руссов. — Прим. авт.), которая при Романе II, императоре Византии, крестилась в Константинополе (в самом деле Ольга крестилась при Константине VII, хотя Роман II присутствовал при этом обряде. — Прим. авт.), приходили притворно, как впоследствии оказалось, с просьбой к императору поставить епископа и пресвитеров их народу».

А затем разворачиваются необычные события.

Возникает вопрос: для чего русское посольство в 959 году появилось в Германии и действительно ли оно просило у Оттона I епископа на Русь, или это было благим пожеланием?

До сей поры, к сожалению, это остается исторической загадкой. Не «расшифровываются» и загадочные слова Продолжателя Регинона о «притворной» просьбе русской княгини. Большинство историков тем не менее считают, что слово «притворно» относится к просьбе о направлении епископа в Киев. А теперь возникает еще один вопрос: Русь ли просила «притворно» или немцы ошибочно трактовали эту просьбу? Или же русские посланцы княгини превысили свои полномочия и под нажимом (возможно, и перед страхом за свои жизни) согласились принять епископа на Русь?

Вопросы без ответов

Едва ли посланцы Ольги могли действовать без ее ведома. По-видимому, отправляя их к Оттону I, Ольга снабдила их кое-какими инструкциями, и без них они не могли обратиться с просьбой к королю о постановлении епископа на Русь. Тогдашние каноны русской дипломатии такое самоволие полностью исключали. Об этом говорят цели русских посольств в Византию, где они строго регламентировались. Ведь принимались серьезные решения. А здесь решался не менее серьезный вопрос. Речь, по сути, шла о новой религиозной и, следовательно, политической ориентации Киева.

Своевластно послы княгини без ее ведома на подобный шаг в Германии пойти не могли. Трудно поверить и в то, чтобы сама Ольга просила бы у короля епископа. Весь строй русско-византийских, русско-болгарских религиозных и культурных связей восставал против этого приглашения. К этому времени греки уже прочно пустили корни на русской земле и русские христиане тесно были связаны с константинопольским патриархатом.

Правда, на тот момент Германия набирала все больший вес и играла в европейской политике важную роль. А Киевская Русь старалась завязать дипломатические отношения со многими. И не учитывать это Ольга, конечно, не могла. К тому же немцы оказывали огромное влияние на соседей Руси — чехов, поляков, венгров. Видимо, поэтому и решила княгиня установить дипломатические связи с Оттоном I. С этой целью и была направлена миссия русичей для установления «мира и любви». Это была миссия доброй воли. Русь протягивала руку дружбы немцам. Сама, без всякого нажима со стороны. Русским купцам нужно было торговать, беспрепятственно проезжали бы посольства. Да и самой Руси нужна была поддержка со стороны соседа. Русь стремилась выйти на восточные торговые пути, закрепиться в Северном Причерноморье.

Поэтому, наверное, не следует удивляться тому, что немецкий епископ Адальберт появился в Киеве. Более того, по приглашению самой княгини! Но у него, по-видимому, были далеко идущие планы, противоречащие планам киевской власти. В Киеве ждали скромного монаха, а явился властный и неугомонный креститель. Ждали спокойного миссионера, а пришел человек, облеченный не только религиозными, но и политическими полномочиями. И все это кончилось полным крахом.

Виктор ЕЛИСЕЕВ

, , , ,   Рубрика: Религии мира




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,484 сек. Потребление памяти:33.98 mb