Мистика дома Романовых

Автор: Maks Окт 19, 2018

Воцарение на российском престоле рода Романовых сопровождалось событиями злыми и мистическими. Смерть от руки Годунова почти всех родственников будущего царя, после — проклятие умершей в заточении Марины Мнишек, трехлетнего сына которой повесили в первые годы царствования Михаила. Протопоп Аввакум, проклявший перед своей казнью сына Михаила Романова, царя Алексея Михайловича Тишайшего. Начало череде кровавых судеб было положено. После были Петр I, которого в народе называли «диаволом», и Павел I, предчувствовавший свое убийство. Загадочная смерть Александра I и появление старца Федора Кузьмича. Григорий Распутин. И финал дома Романовых, поражающий своим символизмом: после 23 лет царствования Николай II, последний представитель династии, взошедшей на трон из кельи Ипатьевского монастыря, был со всей семьей убит в доме Ипатьева. Расстрелян в подвале, куда вели ровно 23 ступени.

Польская аристократка и авантюристка Марина Мнишек стала поистине зловещей фигурой Смутного времени. Немало современников считали ее настоящей колдуньей, которая, используя чары, помогала своим избранникам в захвате московского престола. Она поочередно была женой двух Лжедмитриев. Которых, впрочем, убили, несмотря на все ее чародейские способности.

Проклятие Марины Мнишек

В конце 1610 года, через несколько дней после гибели «Тушинского вора» — Лжедмитрия II, у Марины Мнишек родился сын Иван. Составленный гороскоп его рождения оказался страшным и сулил ребенку беду. Однако мать вновь нашла себе покровителя, который мог помочь ей захватить Московское царство. В 1613 году в Астрахани лихой атаман волжских казаков Иван Заруцкий провозгласил двухлетнего Ивана новым царем. Но пришедший к власти царь Михаил Федорович, первый из династии Романовых, не мог мириться с сыном самозванца.

Казаки выдали экс-царицу Мнишек и атамана Заруцкого дому Романовых.

Атамана в Москве сразу же посадили на кол, а вот Марина Мнишек могла не опасаться встречи с палачом. Формально, благодаря браку с Лжедмитрием I, она была венчанной русской царицей, и по закону казнить ее было нельзя. С этим не мог не считаться даже московский царь.

Однако малолетнего Ивашку-Воренка бояре приговорили к смерти. Марине Мнишек, которая сидела вместе с сыном в одной камере, об этом сказать побоялись. Возможно, опасались ее колдовских чар. Марину Мнишек уверили, что царь Михаил ее сыночка не обидит, — и палач унес Ивана на Лобное место. Мальчика повесили, предположительно, 4 октября 1614 года.

Узнав о казни сына и лживом обещании, несчастная мать прокляла весь род Романовых. Марина Мнишек заявила, что ни один из них не умрет своей смертью, а в их семьях не прекратятся преступления, пока династия не погибнет. Но первой ушла из жизни она сама. Умерла от болезни и тоски по казненному сыну, как уверяли в Кремле.

Ходили слухи, что Марина сама разбила голову об стену в камере. Возможно также, что ее убили тюремщики.

Бедный Павел

Современники и потомки отмечали мистицизм Павла I. И действительно, в его жизни присутствовало нечто роковое, необъяснимое, невольно наводившее на мысли о вмешательстве в судьбу императора каких-то потусторонних сил.

XVIII век был веком мистиков. Люди того времени верили в привидения, гадалок и предсказателей. Таких шарлатанов, как граф Калиостро, с почетом принимали в великосветских салонах. Ну а готические романы, в большом количестве издававшиеся во второй половине XVIII века, были любимым чтивом европейцев.

И совсем не удивительно, что юный цесаревич Павел Петрович верил во все сверхъестественное. Во многом на его внутренний мир повлияла и трагическая судьба отца — императора Петра III, свергнутого с престола его матерью и убитого в Ропше. Страсти в семействе Павла были поистине шекспировские, современники называли его «русским Гамлетом», а в царствование Павла I постановка этой драмы Шекспира была запрещена.

Одним из самых ярких мистических эпизодов, связанных с Павлом Петровичем, считается его встреча с призраком императора Петра Великого. А известно о ней стало со слов великого русского полководца — Михаила Илларионовича Кутузова.

Накануне смерти императрицы Екатерины II Павлу приснился сон — какая-то неведомая сила подхватила его и потащила наверх. Проснувшись утром, он рассказал об этом сне супруге, и вскоре курьер на взмыленном коне приносит цесаревичу весть — мать его при смерти, а цесаревич вот-вот станет императором.

Взойдя на престол, Павел решил сменить место жительства. Зимний дворец — резиденция российских самодержцев — ему не нравился. Здесь все напоминало Павлу о матери и ее наглых фаворитах, которые не считались с цесаревичем и всячески его третировали. Он решил построить замок-дворец, неприступный для врагов. Место для строительства он выбрал на берегу Фонтанки, там, где когда-то стоял деревянный Летний дворец императрицы Елизаветы Петровны. Именно в этом дворце тогда еще великая княгиня Екатерина Алексеевна и родила Павла. «Я хочу умереть там, где родился», — сказал Павел I. Именно так все и произошло.

Замок-дворец назвали Михайловским, в честь архангела Михаила — предводителя небесного воинства. Строительство его тоже было связано с различными мистическими происшествиями. Так, например, рассказывали, что когда строительство уже было в самом разгаре, с Павлом встретился старый монах, который сказал, что супруга императора вскоре родит сына, которого следует назвать Михаилом. «И запомни слова мои, — произнес монах, — «ДОМУ ТВОЕМУ ПОДОБАЕТЪ СВЯТЫНЯ ГОСПОДНЯ ВЪ ДОЛГОТУ ДНЕЙ»».

Павел, пораженный предсказанием странного инока, велел архитектору Бренне укрепить на фронтоне главного фасада замка-дворца текст, который продиктовал ему монах.

Кстати, с этим текстом связано еще одно предсказание. Накануне Рождества 1800 года знаменитая юродивая со Смоленского кладбища Ксения Петербургская предсказала, что император Павел I проживет столько лет, сколько букв в изречении на главном фасаде новой царской резиденции. Букв было 47. Родившемуся в 1754 году Павлу 47 лет должно было исполниться в 1801 году.

Впрочем, сам Павел уже знал о времени и месте своей смерти. В свое время он беседовал с неким монахом Авелем, который уже предсказал дату смерти императрицы Екатерины II. За это его посадили в тюрьму. Но после смерти императрицы, случившейся в предсказанный Авелем день, его выпустили. Павел долго беседовал с предсказателем. Тот сообщил императору дату его насильственной смерти, и место — царскую спальню. Авелю даже было известно, что в заговоре против самодержца примут участие и его близкие.

То же самое предсказала Павлу и так называемая «Останкинская старуха». В Останкино, там, где находилась усадьба графов Шереметевых, по преданию жила мрачная старуха-нищенка. Она появлялась неизвестно откуда и пророчила людям разные несчастья. В 1797 году Павел прибыл в Москву на коронацию. Он посетил усадьбу Шереметевых, и там неожиданно столкнулся с той самой старухой. Слуги графа хотели удалить нищенку, но император воспротивился этому и долго беседовал с ней. После чего он произнес: «Теперь я знаю, когда буду убит…»

Новый царский дворец строился в страшной спешке. Внутри его царила сырость, по окрашенным красной краской стенам стекали потоки воды. «Словно кровь течет», — не раз говорил Павел, наблюдая за замысловатыми разводами на стенах замка.

Зеркала в залах стояли запотевшие, и изображения в них были искаженными. «Посмотрите, — произнес как-то раз Павел, — какое странное зеркало. В нем я вижу себя словно со свернутой на бок шеей». А накануне убийства Павлу приснился сон, будто на него надевают тесную рубаху, которая мешает ему дышать.

Как известно, Павел I был задушен своими убийцами…

Распутин все знал…

РомановыПерефразируя известное выражение, можно сказать, что если бы Распутина не было, его следовало выдумать. Трудно представить себе более «нужную» фигуру при дворе, чем «святой старец». Его ждали, как второе пришествие. И дождались: полуграмотный мужик с клочковатой бородой и горящим взором буквально материализовался из сибирской мглы, из туманных всполохов мистически бескрайних российских просторов, населенных отшельниками, странниками и бесноватыми юродивыми.

Распутина можно, конечно, считать аферистом и притворщиком, но он поразительно точно угадывал многие, еще не случившиеся события.

Вот что он написал задолго до страшной трагедии царской семьи: «Всякий раз, как я обнимаю царя и матушку, и девочек, и царевича, я содрогаюсь от ужаса, будто я обнимаю мертвецов… И тогда я молюсь за этих людей, ибо на Руси они более всех нуждаются. И я молю за семейство Романовых, потому что на них падает тень долгого затмения».

О пророчествах старца, безусловно, знало все царское окружение. А некоторыми из них он делился и с Александрой Федоровной, и с царем. Однажды старец написал государю следующее: «Русской земли Царь, когда ты услышишь звон колоколов, сообщающий тебе о смерти Григория, то знай: если убийство совершили твои родственники, то ни один из твоей семьи, т.е. детей и родных не проживёт дольше двух лет. Их убьют…»

Юлия фон Ден, ближайшая подруга Александры Федоровны, вспоминала, что как-то старец Григорий сказал о Романовых: «Волей или неволей они приедут в Тобольск и, прежде чем умереть, увидят мою родную деревню».

Что это было? Случайное попадание в цель или высшее знание, дарованное сибирскому страннику?

Позднее по дороге в Тобольск царица написала письмо Вырубовой, в котором говорилось: «Нам не говорят, куда мы едем… и на какой срок, но мы думаем, это туда, куда ты недавно ездила /родина Распутина, с. Покровское/. Святой /свт. Иоанн Тобольский/ зовет нас туда и наш Друг /старец Григорий, к тому времени мученически убиенный/. Не удивительно, что мы именно здесь».

Предсказания Распутина были теми рельсами, по которым несся поезд под названием «Гибель царской семьи». И не было в России того, кто бы мог это движение изменить.

В последние дни…

В октябре 1888 года великий князь Сергей Александрович с супругой присутствовали при освящении православного храма Святой Марии Магдалины в Иерусалиме, у подножия Елеонской горы. Охваченная восторгом от соприкосновения с библейской историей, Елизавета Федоровна произнесла вещие слова: «Как я хотела бы быть похороненной здесь!»

В 1905 году эсеры постановили ликвидировать бывшего московского генерал-губернатора — великого князя Сергея Александровича, пятого сына Александра II. Исполнение приговора Азеф и Савинков возложили на Ивана Каляева.

4 февраля 1905 года тело великого князя было разорвано на куски, которые взрывом разметало по брусчатке Кремля.

Когда княгине сообщили о гибели мужа, она прибежала к месту трагедии и, невзирая на уговоры собравшейся толпы, горько рыдала на окровавленной мостовой.

После гибели мужа Елизавета Федоровна удалилась от светской жизни и целиком отдалась благотворительности и служению Богу. На свои драгоценности приобрела усадьбу на Большой Ордынке в Москве, построила там храм Покрова Пресвятой Богородицы по проекту академика архитектуры Алексея Щусева и организовала Марфо-Мариинскую обитель милосердия, став ее настоятельницей. Роспись церкви осуществил знаменитый художник Михаил Нестеров.

Великая княгиня жила здесь же подвижницей веры Христовой: строго соблюдала посты и совершала все предписанные православной церковью молитвы; постелью ей служили голые доски; втайне от сестер под одеждой она носила даже вериги — железные цепи на голом теле.

— Как к старцам в монастырях и скитах, к Елизавете Федоровне пришел дар предвидения. Провидя будущее, она пыталась если не уберечь страну от катастрофы, то хотя бы отдалить ее, открыв глаза царю и царице на истинное положение дел в стране. Всуе. В 1916 году она в последний раз предприняла такую попытку. Николай II не принял ее, а Александра Федоровна не захотела слушать.

И сказала тогда старшая сестра младшей сестре:

— Помни судьбу Людовика XVI и Марии-Антуанетты.

Эта французская монаршая пара закончила жизнь на гильотине в 1793 году.

Чекисты арестовали Елизавету Федоровну 7 мая 1918 года и отправили на Урал: сначала в Пермь, потом в Екатеринбург и, наконец, в Алапаевск. Ее отказалась покинуть монахиня Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева.

В ночь на 18 июля, через день после казни царской семьи в Екатеринбурге, настоятельницу заживо сбросили в шахту под Алапаевском. Вместе с ней мученическую смерть приняли инокиня Варвара и несколько представителей дома Романовых. Перед гибелью великая княгиня перекрестила палачей и повторила слова Христа: «Прости им, Господи, ибо не ведают, что творят».

Алексей ЛЫКОВ

, , , ,   Рубрика: Историческое расследование



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:64. Время генерации:0,578 сек. Потребление памяти:34.3 mb