Мост на все времена

Автор: Maks Июн 9, 2018

В истории осталось немало замечательных людей, чья жизнь была предопределена до их рождения. К таким можно отнести и одного из самых известных венгров XIX столетия — графа Иштвана Сеченьи.

Как должен жить человек, чьи родители и родственники тратят свои личные сбережения на благотворительность и помощь нуждающимся, на устройство театров и научных заведений? Именно этим и занимался отец будущего политика, граф Ференц Сеченьи — на свои деньги он основал Венгерский национальный музей и Национальную библиотеку Венгрии. Мать — графиня Юлиана Фештетич — тоже происходила из богатой семьи. Ее брат граф Фештич Дьордь был основателем первой венгерской экономической Высшей школы.

Ни шагу в сторону

Иштван СеченьиТак что Иштван, родившийся в 1791 году, часто слышал разговоры о высоких идеалах, подкрепленных благородными поступками. И это сформировало его характер: доброту, отзывчивость и вместе с тем импульсивность и определенную депрессивность.

Детские годы Сеченьи провел в Надьценке (Венгрия) и в Вене. Он с отличием окончил школу и в апреле 1809 года вместе с двумя своими братьями пошел на войну против Наполеона. Так же, как и большинство австро-венгерских дворян, Иштван считал Бонапарта тираном и узурпатором. Ему и в голову не приходило, что французы во главе с Наполеоном могут дать его Родине независимость. Хотя подобные мысли у юного Иштвана вряд ли возникали: он был патриотом своей страны и одинаково горячо любил и Венгрию, и Австрию. Пройдут годы, прежде чем он разделит их в своем сердце.

Война была для Сеченьи серьезной проверкой. Он воевал в должности связного офицера и воевал храбро. Но все важнейшие свои сражения Австро-Венгрия проиграла, так что молодой офицер был очень этим подавлен. Вероятно, именно в эти годы у Иштвана появилось желание понять: почему его страна никак не может выйти на твердую дорогу? Почему вокруг такая отсталость? Почему венгры влачат нищенское существование?

В 1813 году Сеченьи участвовал в Битве народов под Лейпцигом. Храбрый офицер проявил себя отличным воином, его неоднократно награждали. Однако он был слишком критически настроен, что проявлялось и в разговорах и статьях, которые тогда уже Сеченьи изредка публиковал. Подобные высказывания не нравились руководству, и его часто обходили с должностями, а звание майора, положенное по выслуге лет, так и не дали. Видя такое отношение, Иштван часто отпрашивался в отпуск и проводил много времени в путешествиях.

В 1826 году граф уволился со службы в звании первого лейтенанта. Он понял — майора ему так и не дадут. Как говорится, слишком много чести!

На благо Родины

В первой четверти XIX века в Австро-Венгрии уже была кое-какая политика. Конечно, там не было выборов, не было партий, но некое подобие этого все же имелось. И Сеченьи был одним из тех, кто способствовал дальнейшему развитию этой политики.

Еще служа в армии, он вместе со своим другом Миклошем Вешшеленьи объездил всю Западную Европу, побывал в большинстве европейских городов от Британии до Италии, посетил Трансильванию, узнал, как живут в венгерских провинциях. Более всего его впечатлила жизнь в Британии. Эта страна на тот момент была самой передовой: здесь имелись и парламент, и выборы, была в почете церковь, но при этом семимильными шагами развивалась наука.

Сеченьи понимал, что науки в Венгрии практически не существует. И тогда он, присутствуя в 1825 году на заседании парламента, будучи глубоко взволнованным речью, произнесенной Палом Надем, поднялся и сказал: «У меня нет здесь слова. Я не делегат. Но я землевладелец, и, если будет основано такое учреждение, где говорят на венгерском языке, которое поможет образованию венгерского народа, я готов отдать весь свой годовой доход на это дело». Сеченьи действительно пожертвовал весь свой годовой доход на основание Венгерского научного общества, которое затем развилось в Венгерскую академию наук.

И вот эта способность — не ограничиваться красивыми речами, а переводить дело в практическую плоскость — выгодно отличала его от других патриотов. Уже в 1827 году он на свои деньги создал форум патриотического венгерского дворянства. Это было что-то вроде клуба по интересам, где встречались сторонники разнообразных политических убеждений. Они спорили, обсуждали самые насущные проблемы, отыскивая необходимые решения. Впоследствии многие из тех, кто участвовал в этих дискуссиях, заняли в Венгрии высокие государственные должности, а кто-то в ходе революции 1848 года и вовсе стал совестью страны.

Но Сеченьи создал не только форум: он учредил лошадиные скачки, открыл казино (на тот момент это было передовым и прогрессивным учреждением), инициировал развитие транспортного сообщения. В 1831 году он занялся организацией прохождения пароходов через, так называемые Vas Кари (Железные ворота) на территории сегодняшней Румынии — речной пролив в горах, где из-за узости не было возможности проходить большим судам. В результате этой работы в 1846 году открылся судоходный канал, обеспечивший возможность выхода в море.

Все, что касается транспорта, для Иштвана было очень важным. Это он фактически инициировал постройку первого моста через Дунай. Знаменитый цепной мост, носящий его имя по сей день, был построен на его деньги.

Для этого Иштван пригласил из Англии конструктора и главного инженера, которые и создали мост-красавец. Этот мост объединил Буду и Пешт, которые стоят на разных берегах Дуная, и тем самым создал столицу нового государства.

Что интересно, Сеченьи никогда не рассматривал Венгрию отдельно от Австрии — он видел ее только в составе двуединой монархии. Почему? Ответ прост: Сеченьи казалось, что Венгрия «слишком» многонациональна и государственная независимость обострит эти проблемы.

И когда в 1848 году в Венгрии вспыхнула революция, целью которой было провозглашение независимости, для Сеченьи это стало большой неожиданностью, и даже трагедией.

Вместе с Кошутом

Революция вспыхнула в марте 1848 года. Ее возглавил политик и журналист, пламенный оратор и крайне харизматичный человек Лайош Кошут. Революционеры требовали для Венгрии свободы прессы, суда присяжных, равноправности вероисповеданий и национальной системы обучения. Перепуганный австрийский император даровал Венгрии самоуправление. Было создано правительство, во главе которого встал граф Баттьяни. Сеченьи был противником революции, но выпавший шанс следовало использовать для развития страны. Поэтому он согласился войти в правительство в качестве министра транспорта и по социальным вопросам.

Сеченьи полагал, что стране в первую очередь нужны передовая экономика, культура и большие знания. К его мнению прислушивались, и вскоре венгерское общество раскололось на сторонников Кошута, который вскоре возглавил правительство, и Сеченьи. Сеченьи Кошута не любил, считая того политическим болтуном, не более того. Но энергичная реформаторская деятельность, коснувшаяся всех сторон государственной жизни, протекала в очень нервной обстановке. И вскоре революция не без помощи русской армии была разгромлена. В этих условиях Сеченьи не вынес напряжения — он подал в отставку и был помещен в дёблингскую психиатрическую больницу. Там он довольно быстро восстановил свое психическое состояние, с интересом наблюдая за отечественными и европейскими событиями.

До первой половины 1850-х годов он в практической деятельности участия не принимал. Сеченьи писал книги, размышлял, путешествовал. Но позже он ощутил прилив сил и развил бурную политическую деятельность. В 1859 году он издал в Лондоне книгу под названием Ein Blick («Один взгляд»). Книгу опубликовали под псевдонимом, в ней Сеченьи открыто и резко критиковал существующую систему. Власти узнали руку Сеченьи. В его дом нагрянули с обыском, ему грозил реальный срок. И граф, представитель древнейшего дворянского рода, человек чести, не мог позволить, чтобы его арестовали и упекли в тюрьму. Это было бы немыслимым оскорблением. 8 апреля 1860 года Сеченьи покончил жизнь самоубийством: его нашли сидящим в кресле с простреленной головой.

Его смерть стала для общества большой потерей. И недаром Лайош Кошут, его политический оппонент, отдавая должное этому человеку, охарактеризовал Сеченьи таким образом: «Положа руку на пульс современности, он услышал ее биение, и поэтому я считаю его самым великим венгром».

Дмитрий КУПРИЯНОВ

,   Рубрика: Власть




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:65. Время генерации:0,494 сек. Потребление памяти:33.97 mb