Мурка из МУРа

Автор: Maks Ноя 8, 2017

Песню «Мурка» хотя бы раз слышал каждый. Она давно стала не только неофициальным гимном криминального мира, её с удовольствием распевали под гитару подростки во дворах. Более того, историки и писатели спорили: была героиня песни реальной женщиной или это вымышленный персонаж? И вопрос этот до недавнего времени оставался открытым.

Автора!

По наиболее распространённой версии, мелодию «Мурки» сочинил рижский композитор Оскар Строк, которого позже назовут «королём танго» (в 1928 году он стал создателем знаменитой песни «Ах, эти чёрные глаза»). Документально его авторство ничем не подтверждено, и предположение основывается на трёх аргументах: во-первых, «Мурка» создана в традициях классического танго, во-вторых, первая её публикация состоялась в Риге — в сборнике песен, изданном Василием Гадалиным, тесно сотрудничавшим с Оскаром Строком, и в-третьих, её первым известным исполнителем был рижанин Константин Сокольский, которому Строк доверял дебюты всех своих песен.

Правда, у некоторых музыковедов эти аргументы вызывают сомнения: всё-таки и сборник Гадалина, и пластинка Сокольского вышли уже в начале 30-х годов XX века, в то время как песня, по общему мнению, была создана не позднее 1922 года. Об этом говорят записи текста, сохранившиеся в разных архивах.

Одесский поэт и куплетист Яков Ядов (настоящая фамилия Давыдов), которому приписывают слова «Мурки», известен как создатель шедевров городского романса «Бублики» и «Гоп со смыком».

Необходимо отметить, что и Ядов, и Строк не желали признавать своё авторство: первый, живущий в Одессе, — опасаясь репрессий за создание криминального шедевра, второй, переехавший в Ригу, — из-за того, что его перестанут считать серьёзным композитором.

Сначала были Любка и Шура

Первоначальный текст «Мурки» очень отличался от более поздних «блатных» вариантов. Песня называлась «Любка-голубка» и была посвящена несчастной любви, никак не связанной с бандитами. Константин Паустовский в «Повести о жизни» приводит фразу из этой песни: песни «Мурка» «Здравствуй, моя Любка, Яков Ядов Любка дорогая».

Чуть более поздняя переделка сделала героиню Шуркой и подругой криминальных авторитетов Одессы. Петербургский фольклорист Михаил Лурье отыскал запись, попавшую в архив Пушкинского Дома из материалов московского института по изучению преступности, существовавшего в 1920-е годы. Там о Шурке уже говорится «Ты зашухерила всю нашу малину…» — и её убивают не из ревности, а за предательство.

Ещё чуть позже появляются варианты текста, в которых героиня имеет имя Маша или Маруся — и прозвище Мурка.

Исследователи предполагают, что кардинальную переработку песни мог сделать сам Ядов. Он в то время активно сотрудничал с ЧК, знал о многих операциях и в песне отразил подробности одной из них.

У фольклористов практически нет сомнений: «блатные» переделки сентиментальной песни связаны с реальными событиями и реальной женщиной.

Девушка для Бриллианта

Что же произошло в Одессе в начале 1920-х годов? Город тогда был буквально переполнен мошенниками, контрабандистами, ворами и бандитами. Местная милиция потакала преступникам настолько, что по ночам их выпускали из тюрьмы, чтобы они вернулись к утру с добычей и поделились ею с правоохранителями.

В то же время в молодой советской стране особенно эффективными действиями отличался МУР — московский уголовный розыск, основанный в 1918 году. Правда, в некоторых случаях методы его работников мало отличались от тех, что использовали бандиты. Лидеров преступного мира могли уничтожить без всякого суда, причём не только в столице. Из архивных материалов известно, что группа муровцев под руководством Фёдора Мартынова приезжала в Одессу в 1920 году, её визит закончился массовыми расстрелами местных бандитов прямо на улицах города.

Данные о следующей операции московских работников были засекречены и позже уничтожены. Но кое о чём можно догадаться по косвенным фактам.

Точно известно, что к началу 1922 года на всех лидеров криминальной Одессы были составлены подробные досье. Старожилы уверяют, что именно в этом году в город приехала новая группа московских чекистов и муровцев. Целью операции, несомненно, было уничтожение верхушки преступного мира Одессы. Чтобы сблизиться с криминальными авторитетами, группа выдавала себя за представителей армии Нестора Махно. Главой уголовников города тогда был вор по кличке Бриллиант. Никто из чекистов и их осведомителей не знал его в лицо. С отдельной задачей вступить в контакт с Бриллиантом в группе находилась девушка — именно ей и посвящена переделанная песня.

При чём здесь Амур?

Прежде чем продолжить расследование, давайте рассмотрим некоторые фрагменты текста и окунемся в атмосферу преступности того времени.

«Прибыла в Одессу банда из Амура…». Казалось бы, при чём здесь Амур? В некоторых вариантах текста говорится не «из Амура», а «из-за МУРа» — и это намёк на операцию столичных милиционеров. Но почему «из-за», а не «из»? Конечно, преступники не отличаются особой грамотностью — но не настолько же! Есть предположение, что, по легенде, муровцы прибыли из села Амур Одесской области, где мог скрываться Нестор Махно. Если текст песни переделал сам Ядов — он был хорошо осведомлён о деталях операции.

«В банде были урки, шулера». Слово «урка» только-только пришло в наш язык, оно образовалось от аббревиатуры у/р, которая означала «уголовник-рецидивист».

«Банда занималась тёмными делами, и за ней следила губчека». Губернские чрезвычайные комиссии существовали с 1917 по 1922 год, именно эта фраза позволяет уточнить время операции. В эти годы отделы уголовного розыска входили в систему ЧК.

«Речь держала баба, звали её Мурка…» Мурками или Марусями тогда именовали подруг лидеров криминального мира — независимо от настоящего имени.

«Там сидела Мурка в кожаной тужурке…» После революции в Подмосковье были захвачены склады с кожаной одеждой для артиллерийских и инженерных войск царской армии. Её передали чекистам и муровцам. Прийти в такой тужурке в ресторан означало бы полностью выдать себя, так что это, скорее всего, художественная деталь, не имеющая отношения к действительности.

Остальные жаргонные слова достаточно понятны: зашухерить — выдать, малина — притон, маслина — пуля.

Выстрел в ресторане

Как же прошла секретная операция ЧК? Здесь нам снова поможет текст песни — а именно строчка «Даже злые урки — и те боялись Мурки…» Девушка отыскала Бриллианта и стала его подругой. Более того — сама проводила дерзкие налёты, из-за чего её уважали и боялись.

Но, согласно воспоминаниям городских старожилов, Мурка заигралась. Кроме Бриллианта она вошла в доверие к его более молодому сопернику вору Червеню — с той же целью уничтожить его банду.

Внезапную встречу в ресторане историки толкуют как сцену ревности: вошедший туда Бриллиант увидел, что Мурка ужинает с Червенем, и после недолгого разговора, обиженный, выстрелил в неё.

Одесские краеведы много лет искали возможную могилу Мурки и пришли к выводу, что ни на одном местном кладбище её нет. То есть либо девушка осталась жива, либо её тело увезли в Москву.

Судьбы Бриллианта и Червеня остались невыясненными. Известно, что осенью 1922 года в Одессе прошли массовые облавы и расстрелы преступников. Оба главаря криминального мира исчезли из города. Но по своей воле или их ликвидировали — никто точно сказать не может.

Находка создателей телефильма

Мурка и БриллиантОсталось ответить на последний вопрос: кем же была Мурка в реальной жизни?

Писатель Валерий Шамбаров в очерке «Муркина республика» утверждает, что это Нина Лебедева-Кияшко, известная под кличкой Маруся, которая сотрудничала с забайкальской милицией и провела операцию не в Одессе, а в Благовещенске, после чего легенда о ней превратилась в песню.

Другой писатель, Александр Сидоров (псевдоним — Фима Жиганец), в книге «Песнь о моей Мурке» предполагает, что прототипов вообще было несколько: анархистки Маруся Соколовская и Мария Никифорова, бандитки Мария Косова и Мария Хрестовая. По мнению писателя, образ Мурки мог быть собирательным и отражать черты всех этих легендарных одесских налетчиц того времени.

Музыковед Борис Савченко в книге «Вадим Козин» пишет, что припев песни со словами «Мурка, Маруся Климова, прости любимого» исполнялся уже в 1920-е годы эстрадным куплетистом Василием Гущинским — и что это упоминание реальной фамилии сотрудницы МУРа. Правда, в ранних вариантах песни припев вообще не встречается, его первые записи датируются началом 1930-х годов. Если в песне действительно появилась реальная фамилия секретной сотрудницы — значит, имела место утечка информации, которую мог знать находившийся в тесном контакте с группой московских муровцев Яков Ядов.

Но именно эта версия выглядит наиболее убедительной — и совсем недавно, в 2014 году, получила подтверждение.

Сценаристам телефильма «Мурка» посчастливилось поработать в архивах МУРа. И там они обнаружили учётную карточку сотрудницы Марии Прокофьевны Климовой 1897 года рождения!

Ее личное дело было уничтожено в 1970-е годы, но учётная карточка чудом сохранилась. Согласно записям, Климова уволилась из милиции в 1952 году в звании капитана в возрасте 55 лет — следовательно, ушла на пенсию.

В карточке указано место рождения — Великий Устюг Вологодской губернии, а также образование — среднее медицинское.

О находке карточки в нескольких газетах сообщил один из авторов телефильма Андрей Калитин. Таким образом, Мурка не погибла, а продолжила службу в органах и, быть может, принимала участие ещё не в одной секретной операции.

Николай Михайлов

, ,   Рубрика: Женщина в истории


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
1 + 2 =


SQL запросов:62. Время генерации:0,656 сек. Потребление памяти:31.56 mb