Непобедимые «черепахи»

Автор: Maks Мар 11, 2017

В конце XVI века объединивший Японию князь Тоётоми Хидэёси решил переключить энергию самураев на завоевание соседней Кореи.

Страна утренней свежести представлялась легкой добычей, но победы японцев на суше оказались перечеркнуты поражениями на море. И переломным моментом стала битва при Хансандо. С 1392 года в Корее правила династия Чосон, признавшая себя вассалами китайских императоров и перенявшая конфуцианскую философию, культуру, систему взаимоотношений общества с властью. Попутно корейская элита заразилась страстью к придворным интригам, подрывавшим мощь государства.

Нашествие самураев

Силы, собранные японцами для покорения Страны утренней свежести, выглядели внушительно: 220 тысяч воинов и несколько сотен кораблей с 9 тысячами человек экипажей.
Корейское войско насчитывало порядка 50 тысяч, в плане же боевого опыта могло похвастаться только неудачными кампаниями против северных соседей — чжурчжэней. Копируя китайскую тактику, корейцы предпочитали дистанционный бой, пытаясь обескровить врага огнем из бомбард и пищалей, а также осыпая его стрелами.

Японцы также располагали огнестрельным оружием, хорошо стреляли из луков, но побеждать врага предпочитали в рукопашном бою комбинированным ударом пехоты и кавалерии.

Вторжение началось в апреле 1592 года. Первый из высадившихся корпусов овладел крепостями Пусан и Тоннэ. Второй начал продвижение на север. Третий разгромил армию лучшего корейского полководца Син Ипа, который, не выдержав позора, покончил жизнь самоубийством. Основная японская группировка уже на 20-й день войны овладела столицей страны Сеулом. Император Сонджо бежал на север в город Йыджу, откуда слал в Китай гонцов с мольбами о помощи.

Но постепенно ситуация стала меняться. Вражеское нашествие вызвало взрыв патриотизма. Чиновники, принимая мученическую смерть, отказывались сотрудничать с оккупантами, крестьяне уходили в партизаны. Самой же большой угрозой для японцев стал флот Кореи, заметно и в лучшую сторону отличавшийся от армии, поскольку имел успешный опыт борьбы с вокоу (японскими пиратами и контрабандистами). Правда, численно морские силы Тоётоми превосходили корейцев. Однако в техническом плане ситуация обстояла противоположным образом. И главное, Страна утренней свежести могла похвастаться лучшим в мире флотоводцем — Ли Сунсином.

Что такое кобуксоны?

КобуксонВыходец из семьи репрессированных чиновников, он, благодаря своим талантам, пробил себе дорогу к высокой должности. Среди тех, кто помог ему на начальном этапе, был другой именитый адмирал Вон Гюн. Но постепенно, на почве соперничества, отношения между друзьями испортились.

Перед войной Ли Сунсин был назначен командующим Левого флота провинции Чолла, базирующегося в пяти фортах и пяти доках на берегах Корейского пролива, то есть на минимальном расстоянии от Японии.

Эскадра состояла из десяти широкопалубных кораблей (пханоксонов), половина из которых не могла выйти в море. Дисциплина упала почти до нуля, но энергичный адмирал сумел привести поведение подчиненных в норму. Отремонтировать гнилые корабли ему удалось за счет прибыли от частной торговли. Имеющиеся силы были перераспределены более рациональным образом. Штаб эскадры разместился в стратегически важной деревне Ёсу, укрепленной с применением новых веяний в военном деле.

Главным же сюрпризом, который Ли Сунсин приготовил японцам, стали броненосные «корабли-черепахи» — кобуксоны. За основу он взял использовавшиеся еще в начале XV века против пиратов бронированные суда-тараны, добавив к ним много нового.

Длина «корабля-черепахи» составляла 30-37 м. Такелаж, как и на пханоксоне, состоял их двух парусов и двух мачт, хотя движение могло осуществляться и с помощью весел. Нос украшался головой дракона, причем, по одной из версий, в эту голову по трубке подавался дым, использовавшийся в бою для маскировки судна.

На каждом борту устанавливалось по десять орудий, еще по одному — на носу и корме, что позволяло вести круговой огонь по противнику. Иногда количество пушек достигало трех десятков. Экипаж состоял из 70 гребцов и 50-60 воинов. Огневая мощь и устойчивость считались приоритетными, поэтому кобуксоны имели в сечении форму латинской буквы U, а не V, характерную для судов более скоростных и маневренных. Мощь кобуксонов подавляла противника и на психологическом уровне. На старинной японской картине они изображены гигантами в три этажа, с орудиями на верхней палубе, лучниками — на средней и гребцами — на нижней.

Считается, что корпус «кораблей-черепах» покрывался металлическими пластинами шестиугольной формы, увенчанными острыми шипами для защиты от абордажа. Правда, с учетом уровня развития металлургии того времени, толщина таких пластин вряд ли могла превышать 10 мм — то есть главная их функция заключалась в защите от стрел и зажигательных снарядов.

Сам корейский адмирал не упоминал о железных пластинах. В своем дневнике он пишет: «Я построил корабль-черепаху с драконьей головой, установленной на носу. Через пасть драконьей головы можно производить артиллерийский залп. Верхняя палуба усеяна железными шипами (против вражеской абордажной команды). Экипаж корабля может наблюдать за неприятелем, при этом оставаясь невидимым извне».

Первый из кобуксонов был спущен на воду в марте 1592 года. Чуть раньше прошли испытания предназначенных для них новых пушек с радиусом стрельбы от 200 до 600 м, причем часть из них стреляла не ядрами, а огненными стрелами.

Обычно кобуксоны в качестве таранов прорывали строй вражеских кораблей, после чего в бой устремлялись суда меньшего размера. Поливая противника огнем, бронированные «черепахи» вносили сумятицу в ряды противника, а при необходимости брали под защиту пострадавших товарищей.

Примерно по такой схеме Ли Сунсин выиграл 23 сражения. Первый раз она была опробована при Танхпо, где корейцы смогли потопить 72 вражеских судна. Морские коммуникации армии вторжения оказались перерезаны, и Тоётоми решил свернуть наступление.

Отведя войска из центральных районов полуострова, он сосредоточил их на южном побережье, где приступил к формированию новой эскадры. Командующими ее стали три самурая, происходившие из родов, промышлявших морским пиратством, — Куки Ёситака, Като Ёсиаки и Вакидзава Ясухара.

Пытаясь отодвинуть братьев Ёситака, Вакидзава решил самостоятельно разбить грозного корейца, атаковав его в собственной базе в Ёсу. Его вышедшая из Пусана эскадра состояла из 36 крупных и 24 малых кораблей, а также 13 скоростных лодок — итого 73 судна.

Ли Сунсин, получив информацию о вражеском флоте, выдвинулся ему навстречу.

14 августа 1592 года агенты доставили ему уточненные данные о том, что японцы расположились на стоянке в узком проливе Къённэрян между островом Коджедо и Корейским полуостровом.

Полный разгром

Корейская эскадра состояла из 56 судов, включая 3 кобуксона и 21 пханаксон. С учетом вооружения, тоннажа, численности экипажей, силы были примерно равными.

Ли Сунсину пришлось учитывать мнения еще двух адмиралов — Ли Окки и Вон Гюна, который непременно хотел обойти его в славе, а потому настаивал на немедленной атаке противника. Командующий не соглашался, настояв на том, чтобы выманить японцев в открытое море, где их можно было подавить с помощью артиллерии и, прежде всего, огнем кобусконов. Для этого силы корейцев были разделены на три эскадры. Главная, состоявшая из 24 кораблей (включая все три кобуксона), возглавляемая самим Ли Сунсином, заняла позиции перед островом Хансандо. Суда Вон Гюна и Ли Окки укрылись в засадах за расположенными на оконечностях острова мысами.

Следующим утром корейский командующий выдвинул поближе к Хансандо шесть кораблей, чтобы подразнить неприятеля, открыв по нему огонь из орудий. И японцы клюнули на наживку. Весь вражеский флот выдвинулся вперед, а шестерка корейских судов легла на обратный курс к острову.

Японцы буквально наперегонки нестройной толпой бросились за отступающими. Впереди несся Вакидзаки на своем флагмане, ему в затылок дышал корабль капитана Куки.

В какой-то момент преследователи почти одновременно забросили абордажные крючья на плывшее последним корейское судно. И Вакидзаки тут же приказал одному из моряков перебить канат соперника. Взбешенный Куки принялся кричать своему адмиралу, что он о нем думает, вызывая на поединок, как самурай самурая. Пока шла эта перепалка, моряки с подцепленного корейского корабля избавились от второго абордажного крюка и продолжили бегство.

Дождавшись судов-приманок, Ли Сунсин выстроил эскадру буквой V («крылья журавля») и стал отступать к Хансандо. Японцы же, не снижая скорости, устремились прямо между «крыльев», надеясь добраться до головы «журавля», где находился корейский флагман. В сущности, они лезли в капкан, и этот капкан защелкнулся, когда из-за мысов показались эскадры Вон Гюна и Ли Окки.

Сгрудившихся японцев поливали огнем с трех сторон, а затем их плотную кучу начали таранить кобуксоны. Подъем самурайского духа сменился паникой. Отдельные японские капитаны еще пытались брать врага на абордаж или хотя бы отвечать выстрелами пушек и мушкетов. Но панцири «черепах» ни пули, ни ядра не брали, и эта неуязвимость трех кораблей заставляла японцев забыть о других, более уязвимых противниках.

Примерно четыре сотни японских моряков бросились в море, стремясь вплавь добраться до острова Хансан. На флагман Вакидзаки обрушились огненные стрелы. Загоревшийся корабль причалил к материку, и спрыгнувшему с него адмиралу пришлось добираться к своим по суше.

Другие суда самураев отходили к гавани Анголь под непрерывным огнем преследователей, от которых им удалось оторваться только в сумерках. Впрочем, вырвались лишь жалкие их остатки. Потопленными и сожженными японцы потеряли 47 кораблей, еще 12 судов достались корейцам в качестве трофеев. Погибло около 8 тысяч моряков. Спасшиеся на Хансане 400 человек смогли построить плоты и добраться до своих, что, впрочем, мало утешило Вакидзаки. От всей эскадры у него осталось только 14 кораблей — одна шестая от прежней мощи. Потери корейцев составили всего 4 корабля и 16 погибших.

Куки не преминул сообщить о промахах Вакидзаки и занял его место в качестве командующего эскадрой, остатки которой были пополнены новыми кораблями. Уже через два дня после битвы под его началом находились 6 малых, 15 средних и 21 большой корабль, занявшие оборону в гавани Анголи.

Суда Ли Сунсина, разбившись на группы по два-три корабля, приближались ко входу в бухту, давали бортовой залп и отходили, уступая место следующим. Не выдержав безнаказанных обстрелов, японцы рванули в безнадежную атаку. В результате на дно отправилось еще около 30 кораблей и 2,5 тысячи матросов.

Блицкриг оказался сорван, в войну вмешались китайцы, и японцам пришлось начать мирные переговоры. Завершились они подписанием договора, в японском варианте которого победителем провозглашался Тоётоми, а в китайском — владыка Поднебесной. Корейцев отодвинули на второй план.

В 1596 году Тоётоми вторично вторгся в Страну утренней свежести, и снова японские успехи были остановлены Ли Сунсином.

Великий флотоводец завершил войну победой в битве при Норянчжине 15 декабря 1598 года. В этой битве он погиб от вражеской пули.

Владимир ФИРСОВ

, , , , , ,   Рубрика: Главное сражение


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:42. Время генерации:0,392 сек. Потребление памяти:28.72 mb