Одиссея «Лебедя востока»

Автор: Maks Янв 22, 2018

Когда жители нижнесаксонского города Эмден скинулись, чтобы помочь правительству достроить названный в честь их города легкий крейсер, они сделали правильный выбор. Имя «Эмден» действительно вписано в историю морских сражений.

Заложенный в 1906 году на данцигской верфи крейсер «Эрзац-Пфейль» мог и не появится на свет, поскольку предусмотренные на него средства морское министерство пустило на другие нужды. Но денег, собранных в Эмдене, как раз хватило на завершение строительства, вследствие чего «Эрзац-Пфейль» переименовали в честь города.

И назвали его «Эмденом»

Спущенный на воду 26 мая 1908 года крейсер оказался последним кораблем кайзермарине с паровой машиной. Но по конструкции «Эмден» был достойным представителем судов своего класса и даже получил, благодаря изящному силуэту, прозвище «Лебедь Востока». Вооружение его состояло из двух 450-миллиметровых торпедных аппаратов, восьми противоминных 52-миллиметровых орудий и 10 скорострельных 105-миллиметровых орудий. А вот скорость — 24 узла — была для легкого крейсера не слишком высокой.

Определили корабль в Восточно-Азиатскую крейсерскую эскадру, базирующуюся в порту Циндао. Боевое крещение экипаж «Эмдена» получил весной 1911 года, когда его моряки в составе десантного отряда принимали участие в боях с восставшими жителями Сокехса и Понапе (Восточные Каролинские острова), отказывавшимися участвовать в предписываемых властями работах. С германской стороны погибли пять человек, включая офицера с «Эмдена», со стороны повстанцев — шестеро, и еще полтора десятка были приговорены к расстрелу.

После подавления восстания корабль столкнулся с японским сухогрузом и несколько месяцев ремонтировался в Циндао. Затем состоялся приезд кайзера, который, по результатам учений, наградил корабль призом своего имени. Навыки стрельбы опробовали на практике, когда в августе 1913 года в Китае начались бои между президентом Юань Шикаем и гоминьдановцами. Немцы тогда поддержали президента, и крейсер, войдя в реку Янцзы, обстреливал позиции мятежников в Нанкине.

Но все это были мелочи по сравнению с тем, что ему предстояло в недалеком будущем…

С мая 1913 года «Эмденом» командовал Карл фон Мюллер, ранее служивший в адмиралтействе и воспринявший у своего шефа Альфреда фон Тирпица идеи рейдерских операций. Командующий эскадрой Максимилиан фон Шпее к рейдерам-одиночкам относился без энтузиазма и часто спорил по этому поводу с Мюллером.

Но человеком адмирал был разумным, и, когда в июле 1914 года запахло войной, он, чтобы не быть запертым в Циндао, вывел эскадру в якобы инспекторское плавание по тихоокеанским колониям Германии.

Мюллер на «Эмдене» остался в порту, чтобы подготовить для эскадры топливо на кораблях-угольщиках. Задачу он выполнил быстро и тоже вышел в море, где в ночь с 1 на 2 августа принял телеграмму о начале войны против стран Антанты. Утром 3-го вблизи знаменитого острова Цусима крейсер после короткой погони и нескольких предупредительных выстрелов захватил пароход Добровольного флота «Рязань», который русское командование планировало переоборудовать во вспомогательный крейсер. Вернувшись в Циндао, Мюллер приказал его таковым и сделать с переименованием в «Корморан-2» (так назывался списанный корабль, с которого заимствовали вооружение).

Затем в компании с двумя вспомогательным крейсерами и двумя угольщиками «Эмден» отправился на соединение с Восточно-Азиатской эскадрой. Встреча состоялась у Маршалловых островов. На совещании 13 августа Шпее объявил о намерении прорываться в Атлантический океан и развернуть крейсерские операции у берегов Южной Америки. Мюллер резонно указал, что одно-два судна можно оставить и в Индийском океане. Предложение звучало весомо, поскольку плененная «Рязань» была вообще первым трофеем германского флота в этой войне. В душе радуясь избавлению от строптивого подчиненного, Шпее согласился на то, чтобы «Эмден» занялся рейдерством, выделив ему для снабжения угольщик «Маркоманния».

Утром 14-го Шпее отправился навстречу своей гибели, просигналив Мюллеру: «Начинайте отдельное плавание. Желаю полного успеха». Ответ: «Благодарю за доверие. Счастливого плавания и успеха». Больше они не встретились.

Неуловимый, как призрак

В Индийский океан «Эмден» вошел 28 августа, обзаведясь предварительно декоративно-маскировочной четвертой трубой, что делало его силуэт похожим на силуэт британских крейсеров.

Первым встретившимся кораблем стал пароход «Понтопорос» из нейтральной Греции, зато груженный углем для английского флота. Забрав уголь как законный приз, Мюллер убедил греческого капитана взять на себя снабжение «Эмдена» топливом, прислав к нему для надежности отряд немецких матросов.

На следующий день, 10 сентября, был захвачен английский вспомогательный пароход «Индус» с грузом провизии, мылом и сигаретами. Пленный экипаж отвезли на «Маркоманнию», после чего корабль затопили, открыв кингстоны и произведя по нему тренировочные стрельбы. 11-го судьбу «Индуса» разделил «Лоувет» — другой британский пароход, переоборудованный в войсковой транспорт. Попавшемуся 12-го кораблю «Кабинга» повезло больше, поскольку, следуя под британским флагом, он перевозил грузы, принадлежавшие американским владельцам, а ссориться с США немцам не хотелось.

Вообще, Мюллер свято чтил Гаагскую и Женевскую конвенции. Очередной корабль останавливался сигналами или предупредительными выстрелами. Затем высылалась призовая команда во главе с офицером, который изучал судовые документы, определял принадлежность груза и выносил решение о судьбе судна. Например, два нейтральных итальянских парохода были отпущены с миром. Но если корабль принадлежал противнику, груз конфисковывался, экипаж и пассажиры эвакуировались либо на «Маркоманнию», либо на «Кабингу», а само судно затоплялось.

Правда, поскольку за следующие два дня было захвачено три британских парохода, набитую пленными «Кабингу» просто отпустили. И почти сразу захватили пароход «Клан Мэфисон» с грузом автомобилей, велосипедов и паровых двигателей. Его тоже пустили на дно в обычном режиме, но за время короткой погони английский радист успел подать сигналы о помощи.

Мюллер сплавил очередную партию пленных нейтральному норвежцу и решил совершить налет на британскую базу в Мадрасе. Порт гостеприимно сиял всеми навигационными огнями, а экипажи патрульных судов и артиллеристы береговой обороны несли службу в курортном режиме.

Вечером 22 сентября «Эмден» приблизился к берегу на три километра и, включив прожектора, открыл огонь по нефтехранилищу. В огненном аду погибли шестеро моряков с торговых судов — единственные штатские, ставшие жертвами знаменитого рейдера.

Сделав свое дело, крейсер не спеша удалился, провожаемый вместо салюта недолетавшими снарядами проснувшейся береговой артиллерии.

Сбор «урожая»

С 24 по 26 сентября были захвачены еще шесть пароходов. Самой ценной добычей стал «Бьюреск» с грузом угля, который Мюллер решил использовать для снабжения топливом вместо «Маркоманнии».

«Маркоманния» отправилась на встречу с греческим «Понтопоросом», чтобы получить ранее заказанный запас топлива, а также забрать своих товарищей, приглядывавших за греками в качестве конвоя. Но 12 октября «Маркоманния» и «Понтопорос» были, что называется, застигнуты с поличным британским крейсером «Ярмут». Свой корабль немцы успели отправить на дно, а вот греческий пароход был арестован.

«Эмден» между тем захватил еще шесть пароходов и землечерпалку.

Но все это было слишком скучно, и Мюллер решил повторить мадрасский сценарий во французском порту Пенанге (Малайзия).

Угольщик снова отослали, заранее оговорив место и время встречи. Снова поставили четвертую трубу. Снова были гостеприимно встречены навигационными огнями.

На рейде Мюллер выбрал как основную цель русский бронепалубный крейсер «Жемчуг». Его экипаж расслабился в тропическом климате, вахтенный офицер спал, а капитан барон Иван Черкасов наслаждался семейным счастьем на берегу с приехавшей к нему в гости супругой.

В 05:18, подняв германский флаг, «Эмден» произвел выстрел торпедой с расстояния 800 метров. Врыв разворотил корму, после чего немцы открыли огонь из своих 105-миллиметровых орудий. У русских орудий было не 10, а восемь, зато калибром покрупней — 120 миллиметров.

Немцы, впрочем, сполна использовали и фактор внезапности, и превосходство в скорострельности. До того как второй торпедой «Жемчуг» был пущен на дно, русские открыли огонь только из двух орудий — старшего артиллерийского офицера Рыбалтовского и проснувшегося вахтенного мичмана Сипайло. Но два якобы достигнутых ими попадания относятся все же к сфере утешительных мифов. «Жемчуг» немцы потопили безнаказанно.

На выходе с рейда наперерез «Эмдену» бросился французский миноносец «Мушкет». Немцы накрыли его с третьего залпа, но «Мушкет» вел огонь до последнего и даже успел, хотя и неудачно, выпустить торпеду. Из 76 человек экипажа выжили 36. Победители выловили их из воды, оказали необходимую помощь, а потом торжественно похоронили троих умерших.

Когда 30 октября «Лебедь Востока» захватил очередной британский пароход «Ньюборт», Мюллер даже не стал его топить, а отпустил вместе с ранее захваченными пленными, просто взяв с них расписку, что они не будут воевать против Германии.

Слава лихого рейдера достигла апогея, но блестящая одиссея «Эмдена» приближалась к неотвратимому финалу.

У Кокосовых островов

Обломки «Эмдена»

Обломки «Эмдена» на рифах у острова Норт-Килинг

«Эмдену» везло в том смысле, что главные силы британцев были озабочены охотой за эскадрой фон Шпее, которую удалось разгромить только 8 декабря у Коронеля.

Мюллер допустил роковую ошибку раньше. 8 ноября крейсер подошел к острову Дирекция (Кокосовые острова) и высадил десант из 50 человек, чтобы уничтожить расположенную там радиостанцию.

Однако радист успел послать сигнал SOS, принятый находившимся в 55 милях австралийским крейсером «Мельбурн». Его капитан с пиратской фамилией Сильвер командовал небольшой эскадрой и передал входившему в нее крейсеру «Сидней» разобраться в ситуации.

На «Эмдене» этот приказ тоже перехватили, но, поскольку сигнал был слишком слабым, решили, что противник находится как минимум в 200 милях, и особо не торопились.

Мюллер приказал вызвать «Бьюреск» и приступил к перегрузке угля, десантники же не спеша взрывали радиостанцию. Работа была в самом разгаре, когда на горизонте появился четырехтрубный корабль. Мюллер приказал сниматься с якоря, решив не дожидаться находившийся на острове отряд Хельмута фон Мюкке.

Поняв, что имеет дело именно с «Сиднеем», он справедливо решил, что его пушки не могут противостоять более мощным 152-миллиметровым орудиям неприятеля, да и скорость (25,5 узла) у врага тоже была побольше. Единственный шанс заключался в том, чтобы приблизиться на дистанцию торпедного выстрела и отправить врага на дно, так же как был пущен на дно «Жемчуг».

Немецкие моряки первыми открыли огонь с расстояния в девять километров, сумев уничтожить на «Сиднее» дальномер и вывести из строя одно из кормовых оружий.

Австралийцы пристрелялись не сразу, но в 10 часов утра (на 20-й минуте боя) добились первого попадания. Еще через 20 минут «Эмден» лишился передней трубы, вышли из строя система управления огнем, рулевое управление, электростанция и радиостанция. Преимущество в калибре оказалось решающим. К тому же австралийский капитан Глоссоп предпочитал держаться вне зоны досягаемости германских орудий.

Когда на часах было без четверти одиннадцать, потерявший скорость до 19 узлов, лишенный всех труб и мачты «Лебедь Востока» уже не имел никаких шансов добраться до неприятеля. Добил его вражеский снаряд, сделавший пробоину ниже ватерлинии, что привело к затоплению торпедного отсека.

В 11 часов Мюллер приказал прекратить бой и двигаться к острову Норт-Килинг, рассчитывая выброситься на берег. «Сидней» тоже прекратил огонь и бросился за показавшимся на горизонте «Бьюреском». Поняв, что уйти не удастся, команда угольщика открыла кингстоны и перебралась в шлюпки. Австралийцы взяли лодки на буксир и снова направились к «Эмдену», передавая прожектором требование о сдаче. Когда немцы выкинули белый флаг, победители отправили к ним шлюпку для принятия капитуляции, не забыв посадить туда и врача с медикаментами.

Сам «Сидней» проследовал к Дирекции разбираться с десантниками фон Мюкке, но те уже покинули остров, воспользовавшись старым парусником «Айша» для перевозки копры.

Официально «Эмден» капитулировал на следующий день после боя. Открыв кингстоны, экипаж покинул смертельно раненный крейсер и был гостеприимно встречен на «Сиднее», где пленников попотчевали специально приготовленным обедом.

В бою погиб 131 человек. Раненых (65 человек) поместили в лазарет.

В лагере на Мальте моряков «Эмдена» содержали в хороших условиях. Правда, Мюллера, предпринявшего неудачную попытку побега, почти два месяца продержали в одиночке, но когда его здоровье ухудшилось, отпустили домой под обещание не участвовать в военных действиях.

Разумеется, на Родине его встретили как героя и наградили орденом Pour le merite, хотя недоброжелатели резонно указывали, что гибель крейсера у Кокосовых островов объяснялась допущенной им ошибкой с определением местоположения неприятеля. Но кому это было интересно? До своей кончины в 1923 году Мюллер получил законно причитавшуюся долю славы.

«Лебедь Востока» захватил и уничтожил 27 торговых и боевых судов противника, добившись отличного для рейдеров результата. И этот результат не был омрачен военными преступлениями.

Олег ПОКРОВСКИЙ

 

НАКАЗАНИЕ ЗА БЕСПЕЧНОСТЬ

На «Жемчуге» 87 человек были убиты, умерли от ран или утонули. Капитана и старшего помощника Николая Кулибина разжаловали и отправили на фронт рядовыми. Судьба Черкасова неизвестна, а Кулибин, благодаря отчаянной храбрости, снова выслужился в офицеры и даже стал контр-адмиралом. В дни Февральской революции был тяжело ранен революционными матросами и умер через полтора года от последствий этого ранения.

,   Рубрика: Главное сражение





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,646 сек. Потребление памяти:38.82 mb