История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Встреча врагов — быль или небыль?

Широко известна история тайных переговоров между Германией и западными державами, отраженная не только в художественных произведениях (скажем, в фильме «Семнадцать мгновений весны»), но и в официальной переписке Сталина с Рузвельтом и Черчиллем, изданной полностью на русском языке ещё в 1957 году. Кроме переговоров в начале 1945 года, подобные контакты были и раньше. Куда большей завесой тайны окутаны подобные встречи между представителями Германии и СССР.

Встреча советских и германских офицеров

Тут есть как факты, так и легенды. Сначала о фактах. Откроем мемуары генерал-лейтенанта НКВД Павла Анатольевича Судоплатова (1907-1996) «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950-е годы», изданные впервые в 1997 году. В книге есть глава, названная «Попытка тайного дипломатического зондажа и дезинформационной игры с немцами через болгарского посла в СССР Стаменова». Автор мемуаров и был тем самым человеком, который по заданию руководства осуществлял этот самый зондаж. Мало того, он за эту операцию впоследствии жестоко поплатился. А именно, был арестован летом 1953 года (тогда же, когда и Л.П. Берия) и обвинён в предательстве.

Виновным себя Павел Судоплатов не признал, следствие длилось целых пять лет, приговорили разведчика к 15 годам тюрьмы. Несмотря на попытки добиться реабилитации, чекист пробыл во Владимирском централе именно 15 лет, до 1968 года, а официально реабилитирован был только в 1991 году. В чём же дело? 25июля 1941 года Л.П. Берия приказал П.А. Судоплатову (на тот момент — начальнику одного из Управлений центрального аппарата НКВД) «связаться с болгарским послом в Москве Стаменовым и проинформировать его о якобы циркулировавших в дипломатических кругах слухах, что возможно завершение советско-германской войны на основе территориальных уступок».

На следствие в 1953 году Берия показал, что содержание бесед было санкционировано лично Сталиным и Молотовым. Однако В.М. Молотов на тот момент был ещё в составе советского руководства, а И.В. Сталин, как известно, умер. Одним словом, вину за сепаратные переговоры возложили на Берию и непосредственного исполнителя, то есть как раз на Павла Судоплатова. На деле он выполнял приказ главы государства. Пикантность ситуации и в том, что болгарский посол был завербован советской разведкой ещё в 1934 году во время его пребывания в Риме. На момент начала войны Судоплатов курировал Стаменова как агента. Берия запретил напрямую поручать Стаменову довести полученные сведения до болгарского царя Бориса, чтобы агент не заподозрил дезинформации. Расчёт был на то, что посол и сам сообразит, что столь важные данные надо сообщить в Софию. А уж болгарский царь, бывший союзником Гитлера, проинформирует Берлин.

Встреча Судоплатова со Стаменовым состоялась в московском ресторане «Арагви», место было оборудовано так, что весь разговор записывался на плёнку. Так что версии о том, что на данной беседе чуть ли не оговаривалось неприменение немцами химического оружия и вдобавок Гитлеру угрожали химической бомбардировкой Берлина, ни на чем не основаны.

Поскольку переписка болгарского посольства в Москве с Софией контролировалась нашими спецслужбами (шифр был вскрыт), известно, что продолжения данная история не имела. Стаменов, насколько известно, не сообщил в свою страну о зондаже. Зато в 1953 году, когда Л.П. Берия был обвинён в секретных переговорах с немцами, неудавшийся зондаж сыграл с бывшим наркомом злую шутку.

Писатель Владимир Васильевич Карпов (1922-2010), бывший успешным фронтовым разведчиком (Герой Советского Союза год), в 2002 году опубликовал двухтомную книгу «Генералиссимус». Надо сказать, что В.В. Карпов начинал войну в штрафном батальоне, и лишь после пяти месяцев боёв с него была снята судимость. С 1943 года он участвовал в захвате десятков «языков», за что и был награждён. При положительном отношении В.В. Карпова к личности Сталина он же опубликовал ряд весьма спорных сведений о том историческом периоде. Второй том «Генералиссимуса» начинается как раз с событий начала 1942 года.

Известно, что наступление советских войск при всей его успешности не выполнило части из поставленных целей. Например, очень тяжёлые бои в районе Вязьмы, куда был высажен массированный десант, не привели, как ожидалось, к прорыву фронта, хотя тысячи десантников героически сражались в окружении. Якобы на этом фоне И.В. Сталин решил провести «зондаж о передышке». И с 20 по 27 февраля 1942 года в городе Мценске Орловской области якобы состоялась тайные переговоры между Первым заместителем наркома НКВД Меркуловым (курировал вопросы госбезопасности) и группенфюрером СС генералом Вольфом (тот самый, который вёл с германской стороны сепаратные переговоры в Швейцарии в начале 1945 года).

Писатель ссылается на то, что сам увидел два документа об этом только в 1999 году. Приводит их копии. Из первого текста («Предложения германскому командованию») следует, что И.В. Сталин предлагал перемирие с 5 мая по 1 августа 1942 года, а затем отвод германских войск до 22 декабря (зимнее солнцестояние) к линии границы 1939 года. И даже союз против США и Англии с участием в нём СССР с конца 1943 года. На случай отказа от перемирия (напомню — немцев уже разбили под Москвой) звучит угроза, что «германские войска будут разгромлены, а германское государство прекратит своё существование на политической карте как таковое».

Второй текст — рапорт Меркулова Сталину. Из него следует, что Вольф предлагал от лица фюрера лишь прекратить огонь, оставив границы на весь 1942 год по линии фронта. Далее СССР предлагалось отселить советских евреев в районы дальнего Крайнего Севера. Лишь после этого Германия соглашалась на отвод войск. Якобы сигналом согласия должно было быть изменение цвета свастики на германском флаге с чёрного на красный. После такого символического жеста становился возможным союз против англосаксонских стран. Кроме того, декларировалось, что Латинская Америка после войны должна принадлежать Германии, Китай стать протекторатом Японии, а арабские страны — протекторатом Германии. В итоге переговоры закончились провалом.

Некоторые стилистические особенности текстов выглядят естественными, но ведь и особенности стиля лидеров стран времён 1940-х годов хорошо изучены. Современные историки, например, Александр Дюков, Ярослав Листов и другие, считают документы о сепаратных переговорах в феврале 1942 года фальшивкой. Тогдашнему делопроизводству не соответствует и форма документов. Даже приняв на минуту точку зрения В.В. Карпова, придешь к выводу, что речь идёт только о зондаже с целью выиграть время. Кстати, из рассекреченной разведывательной сводки НВКД от апреля 1942 года следует, что слухи о советско-германском сепаратном мире распространяли официальные лица Турции, тогда весьма прогерманской, видимо, чтобы повлиять на Англию.

А уж после Сталинградской битвы ход войны повернулся в пользу СССР, и теперь сепаратный мир был нужен Германии. И в 1943 году начались тайные контакты германских эмиссаров с Англией и США…

Сергей КРИВЕНКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая










Сообщество в G+